Главный » Общество » Здоровье » Истерия и научные ошибки: эпидемия еще здесь
Фото: Amir Cohen, Reuters

Истерия и научные ошибки: эпидемия еще здесь

Число новых пациентов с коронавирусом, выявленных в Израиле на прошлой неделе, колебалось от 10 до 20 в сутки. И это несмотря на то, что прошел месяц с начала ослабления карантина и за последние две недели большинство запретов  почти полностью отменены.

В день, когда начался судебный процесс над премьер-министром Биньямином Нетаниягу, укрепились подозрения, что он цинично использовал кризис, породив атмосферу паники для создания надуманного правительства чрезвычайного положения. Но нужно признать, что не только политики оказались в период корона-кризиса не на высоте.

Ученые тоже находятся в кризисе. Очевидно, что у них не было эффективной эпидемиологической модели, которая предсказала бы, что, несмотря на ослабление карантина, число больных уменьшится.

Напротив, различные модели предсказывали увеличение числа пациентов в результате ослабления карантина, и между министерствами здравоохранения и финансов велись споры о том, что станет индикатором, по которому придется «закрыть» экономику — 100 или 300 больных в сутки. Только при 10 инфицированных в сутки ни тот, ни другой аргумент не имеет значения.

Почему все модели, которые были построены для предсказания эпидемии, оказались неверными? Этот вопрос остается камнем преткновения в научном мире Израиля, вызывая враждебность между физиками, математиками и эпидемиологами, при том, что борьбой с вирусом в Израиле руководили первые, а не третьи.

В начале марта был опубликован сценарий «фильма ужасов», представленный «Институтом Гартнера» — главным научно-исследовательским института минздрава. В нем на базе физико-математических моделей предсказывалось, что число погибших составит от 8600 до 21 600 человек.

Израиль заполонили модели, которые пытались предсказать, превысит ли число тяжелобольных пациентов порог пропускной способности нашей системы здравоохранения или мы успеем «сгладить кривую». Все эти модели были построены физиками или математиками, которые являются экспертами в области движения частиц и запутанных математических уравнений.

Как выяснилось, никто из них не разбирался ни в вирусах, ни в здравоохранении. Все эти модели предсказывали, что число пациентов увеличится с ослаблением карантина, но действительность оказалось полной противоположностью. Это было сигналом для эпидемиологов перейти в атаку.

«Мы взяли на вооружение физические модели, основанные на ошибочных предположениях, повлекших панику, — говорит профессор Хагай Левин, председатель Ассоциации врачей общественного здравоохранения в Израиле и один из активных критиков стратегии управления кризисом минздрава. — Модели ориентировались на круизные суда или Италию. Они забыли, что Израиль отличается от них по многим параметрам. Модель можно и нужно использовать, но следует помнить, что она является лишь одним из многих инструментов и менее важна, чем мониторинг заболеваемости в реальном времени».

Левин наблюдал, как минздрав — гендиректор Моше Бар Симан-Тов и руководитель службы общественного здравоохранения, профессор Сигаль Садецки — управляют кризисом, не консультируясь со специалистами-вирусологами. (Садецки — специалист по эпидемиологии рака и радиации — прим. «Детали»). Почти все другие специалисты в Израиле в области общественного здравоохранения и эпидемиологии были исключены из процесса принятия решений.

Абсурдом явилось также то, что среди них оказались и соответствующие отделы в министерстве здравоохранения.

Так, сотрудников Центра по контролю за заболеваниями отправили в неоплачиваемый отпуск, и только 15 процентов  продолжали работать. Отдел по чрезвычайным ситуациям минздрава, который должен был действовать в соответствии со сложившимся положением, также был закрыт.

«Конечно, наше предположение о распространении вируса как о движении математических частиц, проблематично, — признается доктор Майкл Асаф из Института Рокаха в Еврейском университете, который создал одну из эпидемиологических моделей. — Мы не только относимся к вирусам, как к математической частице с фиксированным поведением, мы также относимся и к людям».

Эпидемиологи утверждают, что модели должны быть просто пособием, а основным инструментом для борьбы должно было стать тестирование, обнаружение носителей и изоляция.

Эксперты не знают, отступила ли эпидемия из-за лета или она вообще ушла. Отметим, что вирус SARS из семейства коронавирусов, который атаковал мир 20 лет назад, исчез восемь месяцев назад и с тех пор не вернулся. Напротив, вирус гриппа, который был с нами на протяжении веков, исчезает летом, чтобы снова вернуться зимой — и никто не может объяснить, почему.

Голос эпидемиологов еще предстоит услышать. Тот факт, что по сей день они не могут объяснить поведение вируса гриппа, не обнадеживает с точки зрения борьбы с «короной». Оказывается, ученые знают гораздо меньше, чем думает публика. «Мы не знаем, как лучше бороться с вирусом , и есть признаки того, что роль социального дистанцирования здесь минимальна», — говорит профессор Левин.

Голос эпидемиологов вообще не был услышан во время управления кризисом. Сейчас он тоже не звучит. Национальный совет по безопасности создает группу для борьбы со второй волной вируса совместно с армией, ШАБАКом и полицией. Эпидемиологи и представители общественного здравоохранения снова отсутствуют в этой группе.

Мерав Арлозоров, TheMarker, В.П.  Фото: Amir Cohen, Reuters˜

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend