Эммануэль Макрон стремится показать свою поддержку Украины. Но не во всем

Президент Франции Эммануэль Макрон оставил свои внутриполитические заботы накануне второго тура парламентских выборов и отправился в Восточную Европу – краткое турне, пиком которого стал первый с начала войны визит в Украину в компании канцлера Германии Олафа Шольца и премьер-министра Италии Марио Драги. Макрон, похоже, понял, как сильно его невнятная риторика о России и развязанной ею войне вредит отношениям Франции и ее восточных партнеров по Евросоюзу, и намерен это исправить


Первым делом он приехал в Румынию, где встретился с 500 французскими военнослужащими, размещенными в рамках операции НАТО на авиабазе Михаила Когэлничану в 100 км от границы с Украиной. В ходе визита Макрон четко дал понять: Франция вносит энергичный вклад в коллективное европейское сдерживание перед лицом российской агрессии и в защиту восточного фланга альянса.

«Мы сделаем все, чтобы остановить военные силы России, помочь украинцам и их армии и продолжить переговоры, – сказал он. – Но в обозримом будущем нам нужно будет защищать, сдерживать и быть здесь».

Позднее в тот же день Макрон отправился в Молдову, чтобы поддержать страну, которая, как многие опасаются, может быть втянута в конфликт в соседней Украине. 

Сегодня, 16 июня Макрон вместе с Драги и Шольцем прибыл в Киев. 

Состав этой группы неслучаен. Все три страны – Францию, Германию и, хоть и в меньшей степени, Италию – обвиняют в недостаточной поддержке Украины и чрезмерном «умиротворении» Владимира Путина. 

Необходимость этой поездки свидетельствует о том, насколько глубоким стало недопонимание подхода Макрона. Последним источником недоумения стал его комментарий французским журналистам 3 июня о том, что «Россия не должна быть унижена». Аналогичную фразу президент произнес в своей речи в Страсбурге в прошлом месяце. Для некоторых это выглядит как грубая попытка заставить Украину уступить часть оккупированной Россией территории, чтобы положить конец войне. 

«Призывы избежать унижения России могут только унизить Францию и все остальные страны, которые к этому призывают», – написал в Twitter министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба.

Еще большее раздражение вызывают постоянные попытки Макрона поддерживать контакты с Путиным, в то время как усилия западных стран направлены на изоляцию его и его режима. С начала года французский президент провел больше времени, чем любой другой европейский лидер, включая Шольца, в телефонных разговорах с российским президентом, но безрезультатно. В феврале Макрон заявил, что добился от Путина обещания, что Россия «не будет причиной эскалации» – и всего через две недели российская армия вторглась в Украину. «Зачем с ним разговаривать? Он военный преступник», – заявила Кайя Каллас, премьер-министр Эстонии, в прошлом месяце. «Вы бы стали вести переговоры с Гитлером?» – спросил Матеуш Моравецкий, премьер-министр Польши.

Французы, похоже, осознали, насколько это ослабило их позиции в Центральной и Восточной Европе, и предпринимают попытки внести ясность. 10 июня официальный представитель разъяснил позицию Франции: «Мы хотим, чтобы Украина победила. Мы хотим, чтобы территориальная целостность Украины была восстановлена. Мы хотим, чтобы этот конфликт, эта война России против Украины закончилась». 

Представители Елисейского дворца подчеркивают, что каждый звонок Путину был сделан с одобрения президента Украины Зеленского или по его просьбе. После того, как в апреле стало известно о массовом убийстве Россией мирных жителей на окраине Киева, Макрон, который по-прежнему утверждает, что линия связи с Москвой должна оставаться открытой, прекратил контакты с Путиным более чем на месяц.

Ни в одном из двух комментариев Макрона о том, что Россию унижать нельзя, Путин фактически не упоминался, и оба относились к периоду «после завершения конфликта». Более того, говорят официальные лица, Макрон никогда не призывал Украину идти на территориальные уступки и всегда публично заявлял, что Украина должна сама определять условия мира, достигнутого путем переговоров.

Европейцы, придерживающиеся более «ястребиного» подхода к конфликту, прекрасно понимают, что в какой-то момент им придется решать, как быть с обиженной послевоенной Россией. Но историческая дружба Франции с Россией делает эти комментарии подозрительными, как и призыв Макрона к «новой архитектуре европейской безопасности». То, что Макрон поднимает вопрос о характере послевоенного урегулирования в то время, когда число жертв продолжает расти, кажется скорее преждевременным, чем дальновидным.

Проблема для Макрона заключается в том, что такая путаница скрывает его искренние усилия по поддержке Украины. Франция упорно добивалась поддержки шести раундов санкций против России и направила в Украину следователей по расследованию военных преступлений. В самом начале, когда Британия и США уже были готовы вооружить Украину, он предупредил, что поставки наступательного оружия сделают Запад воюющей стороной и создадут риск эскалации. Но сейчас он не остается в стороне от общеевропейских усилий. Помимо других материальных средств, таких как противотанковые ракеты средней дальности «Милан», Франция отправила самые современные 155-мм гаубицы «Цезарь», которые могут поражать цели на расстоянии 40 км. Обученные французами украинцы сейчас используют их на передовой.

Но как бы ни старался Макрон заверить Киев и своих европейских коллег в приверженности всесторонней помощи Украине, в одном ключевом вопросе Франции придется стоять на своем, и это заявка Украины на членство в ЕС. 

Символический визит происходит за день до того, как Европейская комиссия вынесет рекомендацию по статусу Украины как кандидата в члены Евросоюза, к чему крупнейшие европейские страны – включая Францию – относятся с неохотой. Макрон предложил альтернативу – создание так называемого Европейского политического сообщества, в котором могут состоять страны, приверженные демократическим ценностям, которые могут быть или не быть членами ЕС. 

Накануне визита Макрона в Киев Франция распространила документ, в котором проясняются некоторые детали этого предложения. 

Статус кандидата в члены ЕС «сегодня не предлагает необходимой политической основы для ответа на неотложные исторические и геополитические потребности, возникшие в результате войны против Украины», – говорится в документе, в то время как предлагаемое Европейское политическое сообщество «было бы открыто для европейских государств, разделяющих общий набор демократических ценностей… независимо от характера их нынешних отношений с Европейским союзом: хотят ли они вступить в него, вышли ли из него, не планируют вступать в него или связаны с ним только экономическими соглашениями». 

Украина восприняла эту идею скептически. «Никакие альтернативы европейской интеграции Украины не будут приемлемы», – сказал Дмитрий Кулеба.  

Александра Аппельберг, «Детали». На фото: Эммануэль Макрон и Марио Драги в украинском городе Ирпень, 16.06.22 Ludovic Marin, Pool via AP⊥

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ