Эмбарго на российскую нефть. Чего от него ждать

После Войны Судного дня в 1973 году арабские страны использовали нефтяное оружие, чтобы наказать западные страны, поддерживавшие Израиль. На этой неделе главы 27 стран ЕС согласились нацелить нефтяное оружие сами на себя ради наказания России за вторжение в Украину.


Европа ввела шестой пакет санкций, который включает постепенное эмбарго на закупку российских нефти и нефтепродуктов. Эмбарго будет введено до конца года, запрет пока не будет касаться поставок топлива по трубопроводам. В результате цена на нефть взлетела до 120 долларов за баррель, самого высокого уровня с марта 2022 года.

В принципе, это очень важное решение, отмечает британский журнал The Economist. Помимо демонстрации единства и готовности ЕС принять экономический ущерб, дабы наказать агрессора, это является разрывом одной из последних торговых связей с Кремлем и остановка одного из важнейших источников иностранной валюты для России. ЕС является крупнейшим покупателем у России сырой нефти, на него приходится половина ее экспорта.

Однако, есть основания сомневаться в том, что этот шаг лишит Москву большей части валютной выручки. Как уже упоминалось, эмбарго действует только в отношении нефти, перевозимой танкерами, – компромисс, который был необходим для предотвращения вето со стороны Венгрии, которая близка к России и импортирует из нее по трубопроводу «Дружба» 65% своей сырой нефти, а выхода к морю не имеет.

Ожидается также, что решение ЕС окажет ограниченное влияние на рынок нефти. Многие операторы танкеров уже ввели эмбарго на торговлю с Россией, портовики отказываются разгружать российскую нефть, крупные нефтяные компании предпочитают не закупать ее, опасаясь нанести ущерб своему имиджу, а страховые компании отказываются страховать грузы из России.

Большой вопрос, найдет ли российская нефть альтернативные рынки сбыта. В настоящее время экспорт российской нефти увеличился после введения санкций, особенно в Индию, которая к санкциям не присоединилась. Польша и Германия объявили о прекращении закупок нефти по трубопроводам.

Хотя эмбарго частичное и постепенное, оно влияет на цены. Спрос на топливо высок, поскольку эпидемия «короны» отступает, и правительства предпринимают шаги для защиты избирателей от последствий роста цен на энергию. Ослабление коронавирусных ограничений в Китае в последние дни также усиливает спрос на нефть.

ОПЕК и ее союзники, включая Россию, не намерены на данном этапе увеличивать добычу. Ожидается, что организация не объявит сегодня, 2 июня, об изменении своего плана по постепенному увеличению добычи до уровней накануне эпидемии «короны» (хотя есть сообщения о намерении заменить Россию как производителя добавочного количества на Саудовскую Аравию и другие страны).

Сочетание сокращения предложения и увеличения спроса будет иметь последствия для потребителей. Израильтяне почувствовали это на заправочных станциях уже 1 июля. Ситуация усугубляется нехваткой нефтеперерабатывающих мощностей в США, что привело к росту цен на дизельное топливо и бензин даже больше, чем цены на сырую нефть.

Вывод экспертов The Economist: арабский нефтяной бойкот нанес краткосрочный ущерб Западу. Но он также мотивировал шаги по повышению энергоэффективности, которые в конечном итоге снизили зависимость от нефти. Сегодня европейские правительства могут надеяться, что ущерб для потребителей в краткосрочной перспективе равен выигрышу в энергетической безопасности в будущем.

Европа и бойкот российской нефти: степень влияния бойкота неясна

Решение ЕС о бойкоте российской нефти, принятое в Брюсселе, является самым резким шагом, предпринятым против российской агрессии за более чем три месяца с начала войны в Украине. Но каким бы резким он ни был, он, вероятно, не остановит войну.

Получение необходимого согласия был непростым. После нескольких недель дебатов лидеры ЕС одобрили эмбарго на поставки российской нефти танкерами, что является основным методом транспортировки нефти. Многие детали до сих пор неясны.

В какой степени бойкот может повлиять на войну?

Россия финансирует войну на Украине за счет доходов, которые она получает от продажи сырой нефти, нефтепродуктов и природного газа, которые составляют основную часть российского экспорта. Но, несмотря на зависимость России от энергетического сектора, прекращение импорта сырой нефти Европой не является достаточно сильным ударом.

«Европа зависит от российского топлива, но следует понимать, что большая часть импорта энергоносителей из России это газ, – объясняет доктор Ги Ларон, старший преподаватель кафедры международных отношений Еврейского университета.

С одной стороны, страны ЕС обеспечивают доходы России в размере 23 млрд долларов каждый месяц, за счет сырой нефти, и, следовательно, бойкот нанесет ущерб России и ее экономике. С другой стороны, как указывает Ларон, большая часть доходов России по-прежнему поступает из Европы за поставки газа. Эти доходы оцениваются примерно в 390 млн долларов в день.

А как насчет самой Европы?

Сырая нефть, на импорт которой вводится эмбарго, составляет 27% всего импорта сырой нефти в Европу. Экономическая цена, по словам политиков, будет высокой.

Доктор Ларон описывает, что, как бы сильно ЕС ни хотел избавиться от зависимости от российского газа, это не тот шаг, который можно осуществить за короткий период в несколько месяцев: «Газу нужна инфраструктура гораздо больше, чем нефти. У него другие свойства. Если газ сжижен, то требуется еще более сложная инфраструктура. У Европы, как и у стран Персидского залива и у США, такой инфраструктуры в значительном масштабе пока нет».

В любом случае, еще до того, как бойкот вступит в силу, можно сказать, что этот шаг будет иметь реальные последствия для России (пусть еще и не для хода самой войны), но не менее – и для Европы. Отказ от российских энергоносителей усиливает опасения дефицита и обострения энергетического кризиса. Недаром европейцы обратились напрямую к странам, которые могут быть альтернативными экспортерами энергоносителей, в том числе и к Израилю.

 «Детали», по материалам СМИ, И.Н. Фото: Pixabay⊥

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ