Saturday 04.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Эяль Туэг
    Фото: Эяль Туэг

    Экзамены на аттестат зрелости: минпрос забыл про новых репатриантов

    Подростки-репатрианты, идущие в израильские школы, сталкиваются с серьезной проблемой: они не получают в полном объеме информацию о сдаче экзаменов на аттестат зрелости. Родители не могут им в этом помочь из-за языкового барьера, данные на «портале учеников» и других ресурсах разрозненны, а единого информационного ресурса на русском языке у министерства образования нет.


    – Что на сайте минпроса может найти репатриант, который в стране без году неделя? Педагоги, с которыми я общалась, соглашаются, что даже им порой нелегко найти нужные сведения, – рассказывает о трудностях Екатерина Арефьева.

    Екатерина Арефьева. Фото из личного архива

    Переехав несколько лет назад в Израиль из Москвы, Арефьева самостоятельно боролась с этой проблемой, приобретая опыт. Теперь она стала одной из создательниц проекта «Багрут.центр» (совместно с Мариной Кирзнер), который собирает данные, полезные для новоприбывших.


    – Люди проваливаются в информационный вакуум. Тогда они идут в социальные сети, – говорит она. –Вопросы в родительских группах сводятся примерно к следующему: «Хотим приехать в Израиль, ребенок в 10-м классе, как вы думаете, остаться ли здесь, пока он не получит аттестат зрелости, или  переезжать сейчас?» Часто предпочитают остаться в стране исхода, чтобы ребенок закончил учебу. Еще спрашивают, как установить взаимоотношения со школой, просят порекомендовать школу получше.

    Для выходцев из бывшего СССР образование – вещь наиважнейшая: ребенок обязан сдать на самом высоком уровне экзамены на аттестат зрелости, а затем поступить в ВУЗ. А в Израиле вдруг оказывается, что аттестационные экзамены можно не сдавать сразу, а отложить на потом. Почему? Никто ничего толком объяснить не может, и вся эта неясность рождает беспокойство: а вдруг «потом» не дадут пересдать?

    В одной школе говорят одно, в другой – другое, в третьей – третье. Помощи ждать неоткуда. Я, например, долго не знала, что можно обжаловать результаты сдачи экзаменов на аттестат зрелости: мы же привыкли, что оценка выставляется раз и навсегда! Но оказывается, есть достаточно сложная система начисления баллов, которую можно оспорить.

    Вот еще одна реальная ситуация: ребенок по выбранной специализации идет на пять единиц, но успехи у него средние, и школа начинает убеждать родителей снизить профиль до четырех единиц. Родители впадают в панику, школа продолжает давить, и тут возникает другой вопрос: а имеет ли право школа заставить ребенка сдавать именно так, или родитель вправе не согласиться с ней? У кого спрашивать, какие есть права? Люди не имеют об этом никакого понятия.

    – Что значит «помощи ждать неоткуда»? В школах есть психологи, родительский комитет, в городах работают муниципальные отделы образования и отделения минпроса. Значит, есть, к кому обратиться?

    – Сразу после приезда многим родителям не до родительского комитета еще и потому, что они не знают, что в Израиле родительский комитет – это реальная сила, способная влиять на происходящее в школе. Ведь они привыкли к тому, что это просто активные матери, которые скидываются на подарки учителям к праздникам.


    Если родители сразу не смогли установить хорошие отношения со школой, возникнет серьезная проблема с адаптацией ребенка. Лишая родителей информации, государство вычеркивает ребенка из всего адаптационного процесса. В результате ученик не использует все имеющиеся у него возможности, или школа не знает, с какой стороны к нему подойти. Тогда ребенок держит дистанцию, остается чужим, все это может сказаться в период выбора специализации или в канун сдачи экзаменов на аттестат зрелости – начнутся сбои.

    Я сейчас помогаю на добровольных началах в школе, где учится моя младшая дочь: курирую новых русскоязычных репатриантов, помогаю родителям, перевожу им с иврита. И считаю, что любая школа должна иметь такой «мостик». Как в мэрии Рамат-Гана, где подобное взаимодействие прекрасно налажено во всех городских школах. А вот в Раанане – не везде, в Кирьят-Оно еще хуже: там есть школы, в которых вообще не умеют обращаться с репатриантами, и, скажем, дочка моей знакомой, прожив в Израиле уже шесть лет, только-только начинает адаптироваться к среде.

    Чем это заканчивается? По нашим субъективным оценкам, примерно 15-20 процентов подростков хотят после школы или, в крайнем случае, после службы в армии уехать из страны. Для родителей это – очень больной вопрос: они привозят детей в Израиль для лучшей жизни, а те говорят: нет, нам здесь плохо, мы хотим уехать.


    – Что должен сделать минпрос?

    – Заполнять свои сайты официальными материалами на русском языке. А также необходимо, чтобы в каждом городе в отделе просвещения был русскоязычный сотрудник. В последние годы число репатриантов из бывшего СССР растет, и это обстоятельство нельзя игнорировать.

    Марк Котлярский, «Детали». Фото: Эяль Туэг˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend