Saturday 18.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Hiro Komae
    AP Photo/Hiro Komae

    Эксперты: от 10 до 40 процентов спортсменов в Токио могут оказаться “под допингом”

    Олимпиада Токио-2020 необычна не только отсутствием зрителей на трибунах. Эпидемия, проходящая под строжайшим коронавирусным контролем, дает возможность усилить и антидопинговый контроль... Или наоборот? Сайт News 1 попытался в субботу, 24 июля, со ссылкой на издание The Economist, оценить, насколько может быть актуальна допинговая тема сегодня в Токио.

    Как заявил президент Международной ассоциации легкоатлетических федераций Себастьян Коу, принимать допинг на этой олимпиаде будет сложнее, чем, когда-либо. Но, как считают осведомленные эксперты, есть огромный зазор между «сложнее, чем когда-либо» и «невозможно».

    Хотя главный допинговый нарушитель, Россия, отсутствует (и будет отсутствовать ло 2022 года), опыт прошлого не позволяет поверить в то, что никто из 11 000 спортсменов-участников не соблазнится возможностью улучшить свои результаты, используя эритропоэтин, стероиды и другие препараты, улучшающие работоспособность.

    Заявления спортивных функционеров резко контрастируют с признаниями и оценками самих спортсменов.

    Здесь еще надо иметь в виду, что коронавирусный год сказался на допинговом контроле двояко. С одной стороны, - более строгие, чем обычно, проверки, тем более, что современные лабораторные методы позволяют обнаружить чуть ли не считанные молекулы подозрительного вещества.

    Но, с другой стороны, весь предшествующий год не было вообще никаких соревнований. Соответственно, никто никого не проверял. Непрерывность антидопингового контроля была нарушена. Как заявил австралиец Кайл Чалмерс, быстрее всех проплывший 100 метров вольным стилем на Олимпиаде в Рио де-Жанейро: «Я бы не стал доверять и половине своих конкурентов».

    В 2018 году на международных соревнованиях было выполнено 263 519 анализов крови и мочи на обнаружение допинга, и только 0,6 процента из них были положительными. Но осведомленные эксперты считают, что 90 процентам употребляющих допинг удается проскочить. Ловят только самых неосторожных.

    И это когда речь идет об известных веществах. Антидопинговое агентство регулярно публикует список из сотен запрещенных препаратов. Самые известные и распространенные – анаболические стероиды. Об их вреде написано достаточно.

    Вторым по распространенности препаратом является эритропоэтин - натуральная добавка, имитирующая выработку красных кровяных телец. Первоначально он был предназначен для лечения анемии, но вскоре стал распространенным в таких видах спорта, как бег и езда на велосипеде, - где есть проблема со снабжением крови кислородом.

    Есть еще препараты, улучшающие работоспособность, снижающие непереносимость монотонных физических нагрузок, улучшающие восстановление после тренировки. Часто их принимают не на соревнованиях, а в тренировочном цикле, поэтому непрерывность допингового контроля так важна. А она, как уже было сказано, оказалась нарушена.

    Но еще более серьезную проблему представляют новые, не входящие ни в какие списки препараты, специально разработанные, чтобы пройти системы контроля. И только потом спортсмены признаются, что принимали их.

    В 2003 году американская олимпийская чемпионка по легкой атлетике Марион Джонс, получила новое лекарство, не опознанное в тот момент. Позже она призналась во всем и лишилась медалей (а потом вообще оказалась в тюрьме, но это отдельная история – «Детали»).

    Лэнс Армстронг, семикратный победитель «Тур де Франс», признался, что употреблял препараты, улучшающие работоспособность. Его признание положило конец «героическому веку» допинга в велоспорте, репутация которого так до конца и не восстановилась».

    Наконец, нельзя не видеть то, что многие спортивные рекорды последних трех десятилетий XX века (на которые одновременно приходится пик «допингового» спорта) до сих пор остаются непревзойденными. Что невольно ставит под подозрение любой выдающийся результат. Нет, рекорд – это еще не доказательство применения допинга. Но подозрения, с учетом прошлого опыта, неизбежны.

    Согласно исследованию 2011 года, 14 процентов из 2700 протестированных спортсменов использовали незаконные методы для увеличения насыщения крови кислородом. В некоторых странах этот показатель достиг 48 процентов, хотя авторы исследования отказались назвать эти страны.

    Другое исследование, опубликованное в 2018 году, показало, что 43,6 процента из 2000 опрошенных спортсменов принимали допинг. Это очень близко к опасениям Чалмерса по поводу Олимпиады в Токио. Другие эксперты, например, Йорк Шумахер, участвовавший в разработке программы допинг-мониторинга, дают более оптимистичные оценки. Кто прав, можно будет сказать только по завершении Олимпиады.

    Авторы обзора в The Economist считают, что полностью прекратить использование допинга также невозможно, как искоренить, скажем, карманное воровство или кражи со взломом. Но это не значит, что и с тем, и с другим не надо бороться. И в связи с этим, издание обращает внимание на то, что годовой бюджет Всемирного антидопингового агентства составляет 40 млн долларов. Некоторые выдающиеся спортсмены в год зарабатывают больше.

    «Детали», В.Н., Фото: AP Photo/Hiro Komae

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend