Sunday 05.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Hussein Malla
    AP Photo/Hussein Malla

    Экономика абсурда: в Ливане никто не знает, сколько стоит их валюта

    Политический кризис, экономический коллапс, последствия взрыва в порту, который разрушил половину ливанской столицы – все это усугубляется нетривиальной экономической загвоздкой: в Ливане никто не знает, сколько стоят их деньги. Издание Foreign Policy объясняет, как так получилось, и почему ливанцам приходится бороться не только с экономическими невзгодами, но и с экономическим абсурдом.


    На данный момент существует как минимум четыре совершенно разных обменных курса, по которым ливанский фунт обменивается на доллары США. 

    В 1997 году ливанский фунт был привязан к доллару по курсу 1 500 к 1, и обе валюты использовались взаимозаменяемо на этой основе до октября 2019 года. Но после того, как страна погрузилась в экономический кризис, стоимость ливанской валюты на открытом рынке резко упала, потеряв от 80 до 90 процентов своей ценности, даже несмотря на то, что официальный курс оставался на уровне привязки 1997 года.

    Чтобы избежать массового изъятия вкладов из банков, ливанцам запретили снимать доллары, депонированные до экономического кризиса. Они могут снимать деньги в ливанских фунтах, но по гораздо менее выгодному курсу по сравнению с рыночным. Центральный банк разрешил снятие средств по ставке, произвольно установленной на уровне 3 900 фунтов за доллар, даже несмотря на то, что рыночный курс поднялся выше этого уровня, достигнув в прошлом месяце 15 000 фунтов за доллар. Сейчас он колеблется между 11 000 и 11 500 фунтами за доллар. Между тем, четвертый обменный курс в 6 240 фунтов за доллар появился, когда центральный банк предложил выдать деньги по этому курсу 800 000 получателям ссуды Всемирного банка на чрезвычайную помощь в размере 246 млн долларов.


    Короче говоря, обычные ливанцы со скромными доходами перемещаются по ошеломляющему лабиринту множества обменных курсов и расплачиваются за кризис, вызванный некомпетентностью и коррупцией финансовой и политической элиты.

    Несоразмерно высокая цена кризиса была возложена на мелких и средних вкладчиков. Ни один из банков страны не объявил о банкротстве, и ранее высказанное предложение, что ограничения должны коснуться только крупных вкладчиков и акционеров, было отклонено. Более того, отсутствие закона о контроле за движением капитала, который юридически запретил бы утечку капитала, позволило богатым ливанцам перевести их деньги в банки в Швейцарии или во Франции. Хотя точное количество оспаривается, в отчетах говорится, что до 6 млрд долларов могло быть вывезено из страны контрабандой. Между тем, мелкие и средние ливанские вкладчики вынуждены иметь дело с неформальным контролем за движением капитала, когда снять деньги со счета можно только с огромными потерями. 

    В статье наглядно показано, как изменчивые обменные курсы работают в ущерб рядовым потребителям. Вот как работает Мохаммед – один из многих менял в Бейруте. Он получает ливанские фунты в супермаркете, который снимает их в местном банке по цене 3900 фунтов за доллар. Но поскольку супермаркету нужны доллары для импорта товаров, которые он продает – а банки их ему не дают, – ему необходимо закупать доллары на черном рынке. Мохаммед и другие подобные дельцы отслеживает курс в группах WhatsApp, где, по его словам, определяется рыночная ставка. «Если требуется больше долларов, курс резко падает, что сейчас происходит постоянно», – сказал он. Затем он отправляет тексты с веселыми смайликами тем, у кого есть доллары, спрятанные под матрасами. «Доброе утро всем! Сегодняшний курс исключительно высок – 11 800 фунтов за доллар, – говорится в одном из таких сообщений. – Звоните мне!» С пачками ливанских фунтов в сумке Мохаммед мчится по улицам Бейрута на своем мотоцикле и обеспечивает доставку наличных на дом.

    Он берет небольшую комиссию за каждый обмен и передает доллары боссам в супермаркете, которые переводят их своим поставщикам за границу для импорта товаров. Но супермаркет не оплачивает разницу между курсом местного банка в 3 900 фунтов и рыночным курсом от 11 000 до 15 000 фунтов. Вместо этого он повышает цены на импортные товары.

    «Центральный банк сознательно позволяет торговать по нескольким обменным курсам, – сказал Низар Ганем, ливанский аналитик по экономической политике и директор аналитического центра Triangle. – С одной стороны, это мешает людям снимать деньги и сохраняет банки в безопасности, а с другой, если они снимают деньги, то вынуждены платить неофициальную пошлину… Вместо реструктуризации банков, что означало бы, что Международный валютный фонд допустили бы до финансовой отчетности, чтобы определить, какие банки должны закрыться как банкроты, расходы были возложены на мелких вкладчиков».

    Кризис в Ливане погрузил людей в глубокую нищету. Из продуктовых магазинов регулярно пропадают продукты питания, даже оливковое масло  местного производства. Цены на хлеб удвоились, на овощи – выросли в 4 раза. По данным ООН, в 2020 году более 55 процентов населения страны считалось «пойманным в ловушку бедности и борющимся за предметы первой необходимости», по сравнению с 28 процентами в 2019 году. «Крайняя бедность выросла втрое с 8 процентов в 2019 году до 23 процентов в 2020 году», – добавили в ООН.


    При этом политики продолжают спорить из-за министерских портфелей и на протяжении долгих месяцев не могут сформировать правительство, которое провело бы необходимые реформы. 

    Международное сообщество оказалось в тисках: без реформ МВФ не может предоставить Ливану кредиты, но позволить большей части населения страны голодать тоже нельзя. 

    Поэтому Всемирный банк решил предоставить 246 млн долларов беднейшим слоям населения, но решение Центрального банка об арбитраже по ставке 6240 фунтов за доллар, что составляет половину рыночного курса, вызвало всеобщее возмущение. Центральный банк Ливана якобы хотел использовать оставшуюся часть денег для поддержания субсидий на муку, топливо и лекарства. Но активисты заявили, что субсидии стали для коррумпированного правящего класса инструментом сдерживания народного гнева и в дальнейшем используются для получения откатов и, посредством контрабанды, для поддержки региональных союзников. 


    Сами Надер, независимый аналитик, утверждает, что топливные субсидии использовались для контрабанды дешевого топлива в Сирию и тем самым поддержки режима президента Башара Асада. «Субсидии поддерживают не бедных, а торговцев и контрабандистов, которые ввозят топливо в Сирию, – сказал он. – Во всем мире лучший способ субсидировать бедных – это денежные переводы».

    Александра Аппельберг, по материалам зарубежных СМИ. На фото: ливанские солдаты охраняют закрытый вход в банк во время акции протестов. AP Photo/Hussein Malla

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend