Эйтан Кабель: «Нужно спасать партию. Все остальное – потом!»

Эйтан Кабель представлял «Аводу» в Кнессете на протяжении многих лет, за нынешней предвыборной кампанией наблюдает со стороны. Он дорого заплатил за открытый протест против действий прежнего лидера партии, Ави Габая, и не вошел в первую десятку кандидатов.

Но в этот раз Кабель поддержал Амира Переца - и не ошибся. Так что же первично в политике, личность лидера - или идеология? Нужны ли «Аводе» новые политические союзы, и если да – то с кем?

- Когда вы наблюдали за предвыборной гонкой на праймериз, для вас было очевидно, что у представителей молодежи невелики шансы на победу и Амир Перец может быть спокоен?

- Мне это было очевидно с первого дня. Очевидно, что, если Амир не станет председателем "Аводы" в нынешних обстоятельствах, которые всем известны, если победит кто-то другой, а не он - это поставит партию перед прямой угрозой не преодолеть электоральный барьер 17 сентября, остаться вне Кнессета.

- Но почему? Ведь так много говорят о том, что нужны новые лица, о представителях молодого поколения на ведущих ролях…

- Не забывайте, что речь идет, по сути, о разваливающейся партии. То, о чем вы говорите - смена поколений, обновление и прочее - непозволительная роскошь для «Аводы» в ее нынешнем виде. На последних выборах наша партия с трудом преодолела электоральный барьер, так что нужно думать о выживании.

Не поймите меня неправильно, и Став Шафир, и Ицик Шмули – молодые энергичные политики, но для «Аводы» сейчас молодость – далеко не решающий фактор. Сейчас нужен опытный, ответственный лидер. Кроме того, молодость в политике – не всегда синоним обновления. «Авода» – как подводная лодка, и сейчас наша задача – немного всплыть, так, чтобы перископ показался над поверхностью воды. Все остальное – потом.

- В свете того, что вы говорите, Амиру Перецу в «Аводе» готовы не припоминать прошлые неудачи? Не говоря уже о его партийных экспериментах в других политических структурах, последней из которых была, как все помнят, партия «Ха-Тнуа»?

- Без сомнения, все помнят все, были и есть трудности, Амиру предстоит с ними справляться. Но я без устали все это время говорил всем в партии: можно или сводить счеты с Перецом ценой исчезновения «Аводы», или стать прагматиками и дать ему шанс исправить ситуацию. Я хочу напомнить вам, что это Амир поддерживал Ави Габая, когда тот стремился получить пост лидера партии. Если бы Перец не помог ему, кто знает, может, сегодня мы были бы в лучшей ситуации? Но сейчас – не время вспоминать старое.

Амир Перец. Фото: Эмиль Сальман

- У вас есть рациональное объяснение тому провалу, который произошел с некогда партией власти? Лет 20 назад никто бы не поверил, что Авода в будущем может оказаться балансирующей на грани электорального барьера…

- Это было длительным процессом деградации. И эта динамика усилилась в то время, когда у руля стоял Эхуд Барак - тот самый, который сейчас явился в образе Мессии. Ави Габай сыграл роль могильщика, примерного и усердного, он сделал практически все ошибки, причем за короткое время, способные уничтожить партию.

- Но Габай не был один! Где же были вы, опытные политики, многолетние члены «Аводы»? Вы же были рядом с ним - значит, часть ответственности лежит и на вас?

- Лично я был там и, как известно, заплатил высокую цену за то, что открыто выступил против его действий. Притом, что вначале я его поддержал.

- То есть в самом начале вы не видели в нем проблемы? Скорее, наоборот…

- Если бы у меня были экстрасенсорные способности, я бы далеко пошел. А я - простой смертный, и тоже совершаю ошибки. Тогда мы переживали, по сути, крах идеологии, как партийной основы. Мы искали личность, персону, полагая, что это отвечает вызовам современной политики. Это было ошибкой. Нет лидера без идеологии. Даже если вы нашли кандидата с выдающимися способностями и харизмой, без идеологии он обречен на провал. Обратите внимание, самым успешным лидером «Аводы» за последние годы был Ицхак Герцог, выросший в партии, как политик, а не пришедший в роли дежурного Спасителя.

Все эти блоки и соглашения, которые заключала «Авода» в последние годы - я имею в виду «Сионистский лагерь» и прочее - не были настоящими политическими союзами. Это было чем-то вроде спасательного круга. И еще будет, если и на этих выборах партия вступит в подобный блок с кем-то. После выборов мы должны серьезно обдумать главное: какова наша идеология, стратегия? Без этого не будет настоящего подъема.

Но это – потом, а пока нужно спасать партию. Я, кстати, был убежден, что во главе «Сионистского лагеря» должна стоять Ципи Ливни, а не Габай – именно, чтобы выжить.

Сейчас снова говорят о союзах. «Аводе» необходимо начать предвыборную гонку самостоятельно, усилить позиции – и, если уж заключать союзы, то с позиции силы, а не слабости.

Ави Габай. Фото: Оливье Фитуси

- Кстати, если уж вы заговорили о выводах и исправлении, как насчет известной традиции вашей партии свергать каждого следующего председателя сразу после выборов, если он не принес вам победу?

- В демократических странах принято, что проигравший лидер уходит сам. Например, в Великобритании: От Тэтчер до Блэра. Но это в других местах, а у нас такая ментальность и политическая культура, что сам никто никуда не уйдет. Поэтому есть партийный устав, согласно которому внутренние выборы председателя должны состояться в течение 14 месяцев после последних выборов в Кнессет. Почему так? Чтобы новый лидер освоился, набрался опыта, чтобы общество его узнало. Правда, есть и другое мнение: председатель не должен занимать свой пост слишком рано, а то обществу он надоест, пусть встает во главе партии как можно ближе к выборам.

- Вернемся к нынешним переговорам и возможным союзам. Обсуждаются разные опции: от союза «Аводы» с МЕРЕЦ, до блока с партией Барака.

- Я очень надеюсь, что Амир будет осторожен. Что он избежит ошибок. Я считаю, что он не обязан вообще с кем-то объединяться. Как минимум, он не должен с этим спешить. Есть три партии: МЕРЕЦ, «Авода» и партия Барака. «Кахоль–Лаван» стоит особняком, это большая политическая сила и она не нуждается в объединениях.

Нам нужно начать с вопроса: какова главная цель нынешнего прихода Барака в политику? Если он может совершить переворот, привести мандаты справа и добиться смены власти – отлично, тогда многое оправданно. Я первым буду готов дать ему все, что он пожелает, лишь бы победил. Но дело в том, что этого не произойдет, он не может победить!

Партия «Авода» ничего не выиграет от союза с «Демократической партией» во главе с Эхудом Бараком. Напротив, он может и сам не пройти в Кнессет, и увлечь за собой в пропасть и МЕРЕЦ, и «Аводу». Посмотрите на опросы. Он еще на старте, а часть опросов уже не сулит ему даже минимума в 4 мандата. Зато часть голосов у «Аводы» он точно заберет, один мандат - почти наверняка. Далее простой расчет: сейчас нам обещают 8 мандатов, как правило, на финише «Авода» получает на пару мандатов меньше того, что социологи ей прочили на старте. То есть мы можем предполагать, что 17 сентября получим шесть. Барак ничего не добавит нам, но политический вред нанесет. Авода должна заботиться главным образом о себе, и возможно, путь вверх для нас – это путь в одиночестве.

Анна Райва-Барская, «Детали». К.В. На фото: Эйтан Кабель. Фото: Дуду Бахар

тэги

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend