Племенной строй Государства Израиль

На журналистской конференции в Эйлате, которая прошла в  отеле «Ирод» с 18 по 21 ноября, был полный сбор, как в бомбоубежище во время воздушной тревоги. В метафорическом смысле слова эта картина недалека от истины: пока журналисты сидят за компьютерами и стучат по клавишам, снаружи рвутся бомбы и снаряды писаных государственных законов и неписаных министерских инструкций, требующих от них лояльности и полного послушания. Власти не устают говорить о своей приверженности свободе слова, тогда как на практике делают все, чтобы ее ограничить.

Факты говорят сами за себя: в начале будущего года Второй телеканал прекратит свое существование. Десятый телеканал сольется с телекомпанией «Решет» и будет в немалой степени зависеть от главного акционера – миллиардера Лена Блаватника, входящего в узкий круг богатых друзей главы правительства. Иными словами, все журналистские расследования «десятки», попортившие столько крови Нетаниягу и его семье, могут оказаться под угрозой.

Умирание бумажной прессы продолжается своим чередом, включая крупнейшую газету на русском языке «Вести», от которой с 1 января останутся одни воспоминания. А «Маарив» и «Йедиот ахронот» будут по-прежнему валяться на всех углах в безнадежной попытке догнать пионера бесплатной израильской прессы «Исраэль ха-йом»  – рупор Нетаниягу и «Ликуда». Иными словами, в Израиле партийная пресса победила частную, что стало рекордом в западном мире.

Израильские СМИ в эпоху пост-правды 

Естественно, что отставка министра обороны Авигдора Либермана и резкий запах досрочных выборов повлияли на повестку дня конференции. Поэтому давно пережеванная тема «Отношения Нетаниягу с израильскими СМИ» в этот раз привлекла гораздо меньше внимания, чем лет десять назад.

Мы же выбрали из двадцати одной темы дебатов те четыре, которые показались нам наиболее интересными и важными.

Название первой из них стало парафразом скандального заявления Нетаниягу об израильских арабах: «Валим на избирательные участки». С подзаголовком «Динамика пост-правды в год выборов».

Ничего ошеломительно нового сказано не было, так как ни для кого не секрет, что проверенный рецепт полуправды, переходящей в кривду, давно стал обязательным оружием каждого политика. Разве что свою лепту внесла базирующаяся в Тель-Авиве исследовательская компания «Ифат», которая давно прославилась профессиональным мониторингом всего, что публикуют израильские бумажные и электронные СМИ.

На этот раз гендиректор «Ифат» Шахар Гур подготовил специально для эйлатской конференции большое исследование, из которого видно, что более 70 процентов заявлений политиков, основанных на фактах, которые были опубликованы в 2018 году, не соответствуют действительности. Отсюда сразу возникает вопрос, что же это за факты, если они не соответствуют действительности? Ответ очевиден: это – не факты, а фикция.

Для начала «Ифат» собрала «горячую десятку» самых популярных тем, которые без конца обсуждаются в СМИ:

  1. Следствие по делам Нетаниягу;
  2. Государство и религия;
  3. Общественно-экономическая политика;
  4. Израильско-палестинский конфликт;
  5. Нелегалы;
  6. Внешняя политика Израиля;
  7. БАГАЦ и разделение властей;
  8. Иудея и Самария;
  9. Закон о национальном характере государства;
  10. Корпорация теле-радиовещания «Кан».

А далее идет расклад по политической принадлежности тех, кого принято делить на коалицию и оппозицию. И что же выяснилось? Что, появляясь в электронных СМИ, и те, и другие почти в равной степени повинны в том, что раньше называли «враньем», а сегодня в переводе с английского стали называть «пост-правдой». Что-то похожее на пост-травматический эффект с той разницей, что он касается ограниченного числа людей, в то время как «пост-правда» вышла за пределы одной страны и охватила все континенты.

В нашем случае статистика «Ифат» не оставляет места для сомнений: на долю коалиции пришлось 73 процента заявлений в СМИ, из которых 74 процента не соответствовали фактам.

На долю оппозиции пришлось 20 процентов заявлений, из которых 62 процента не соответствовали фактам.

Неизвестно, в какой степени эти факты повлияют на избирателей, но не вызывает сомнений, что журналисты и дальше продолжат закавычивать цитаты политиков, не давая себе труда их проверить.

 

Итог трудов начальника генштаба 

По мнению собравшихся на обсуждение ведущих военкоров трех телеканалов и двух новостных сайтов, генерал-лейтенант Гади Айзенкот был отменным начальником генштаба, оставляющим своему преемнику сильную, хорошо обученную армию, готовую к любым опасностям, которых у нас в регионе не занимать. При Айзенкоте продолжалось уничтожение тоннелей из сектора Газа и строительство противотоннельной подземной стены, и он же сделал все необходимое, чтобы удержать многомесячное насилие на границе сектора Газа на малом огне.

Самая интересная мысль в обсуждении состояла в том, что, присмотревшись к глубоко штатскому министру Либерману, который на заседаниях генштаба всегда чувствовал себя не в своей тарелке, Айзенкот по сути дела сам стал министром обороны со всеми вытекающими отсюда оперативными последствиями. В итоге ему никто не мешал командовать армией по своему усмотрению, оставаясь высшей инстанцией во всех профессиональных вопросах.

И надо же, в единственной демократии на Ближнем Востоке дело не кончилось военным переворотом, и вокруг стола в зале заседаний на 14-м этаже министерства обороны по-прежнему сидели генералы, привыкшие неукоснительно выполнять все решения политического руководства.

Последнее сразу перевело обсуждение в другое русло, и оно закрутилось вокруг вопроса: почему Израиль не ответил должным образом на беспрецедентный по масштабу и дерзости ракетный обстрел ХАМАСа? Как сказал военкор 10-го телеканала Рони Даниэль: «Хватит бояться! Раньше арабы боялись того, что им сделают евреи. Теперь евреи боятся того, что им сделают арабы. У нас любят повторять: «Мы им покажем!» Так покажите!»

Слабее всех выглядел пресс-секретарь ЦАХАЛа, бригадный генерал Ронен Манелис: он не пользуется такой же свободой слова, как журналисты, и вынужден повторять одни и те же лозунги, которые давно никого не убеждают. По мнению военкоров, его специально выставили на авансцену, потому что глава правительства не счел нужным обратиться к народу и спрятался за спиной пресс-секретаря ЦАХАЛа.

Тали Бен-Овадья (Второй телеканал) считает, что в этот раз террористы усвоили урок ЦАХАЛа, нанеся первый удар в виде 500 ракет. С таких ударов (точнее, авиаударов) израильская армия привыкла начинать военные кампании, но в этот раз был другой приказ израильского правительства и другая реакция. Военкоры и пресс-секретарь ЦАХАЛа разошлись во мнении, как назвать бомбежку ВВС – «из пушек по воробьям» или «уничтожение важных целей».

Зато не было споров по поводу того, что ракета «Корнет», выпущенная по армейскому автобусу, была направлена именно в группу солдат, которые чудом остались в живых. «Так что – сказал Рон Бен-Ишай – не надо рассказывать нам сказочек, будто ХАМАС специально подождал, пока солдаты выйдут из автобуса. Цель террористов была в том, чтобы убить как можно больше солдат, которым просто повезло».

Не было спора и о том, что израильская сила устрашения уже не производит такого впечатления на арабов, как раньше. Поэтому генсек «Хизбаллы» Хасан Насралла и командующий иранским спецназом, генерал Касем Сулеймани очень внимательно следят за противостоянием Израиля с ХАМАСом, приходя к выводу, что Израиль не хочет войны, а то и боится ее.

Военкоры могли бы сказать и о другом – о давней тенденции перехода начальников генштаба в политику после того, как они меняют военную форму на цивильное платье. Игал Ядин, Моше Даян, Ицхак Рабин, Рафаэль Эйтан, Эхуд Барак, Амнон Липкин-Шахак,  Шауль Мофаз, Моше Яалон, а теперь на мушке – Бени Ганц. Почему все они думали, что славное военное прошлое гарантирует им не менее славное политическое будущее?

 

 

Политика улыбок министра финансов 

Когда два года назад свежеиспеченный министр финансов Моше Кахлон приехал в Эйлат, его фирменная улыбка вызвала аплодисменты. Удешевив сотовые телефоны, он был уверен, что так же быстро удешевит квартиры и покончит с дороговизной жизни. Этого от него и ждали. Но не дождались, потому что вся политика Кахлона была политикой улыбок. Он, который так отменно ладит со СМИ и коллегами-политиками, так и не понял, что одними улыбками не залатаешь брешь в госбюджете и не покроешь дефицит.

В ответ на предложение ведущего оценить работу министра финансов по шкале от нуля до десяти средняя оценка была где-то посередине, не считая экономического редактора «ХаАрец» Нехемии Штрасслера. Самый яростный критик министра финансов поставил Кахлону 0,00, сказав, что тот нарушил все законы своих предшественников на посту и вышел за рамки правительственных расходов, что было бы допустимо во время войны, но никак не в мирное время. Кахлон также вышел за рамки бюджетного дефицита и при нем, как сообщило ЦСБ, экономический рост упал с 3,6 процента до 2,3. По словам Штрасслера, «у Кахлона только одна цель – голоса избирателей». Поэтому он готов раздавать миллиарды налево и направо, и «он – единственный, кто хочет досрочных выборов, зная, что 2019 год будет для Израиля намного хуже нынешнего».

Йехуда Шарони («Маарив») начал с того, что «Кахлон по своей воле занял тот пост, с которого никто не вернулся живым», имея в виду старое израильское поверье, что министерство финансов – могила для политиков. Хотя Биньямин Нетаниягу сумел из нее выбраться и сегодня мало кто помнит его драконовские сокращения всех пособий. По мнению Шарони, положение израильского народного хозяйства сейчас вполне приличное, поэтому министр финансов никак не заслуживает (словесного) расстрела.

Самым ярым защитником министра финансов стала Керен Марциано (Второй телеканал), которая даже сочла нужным напомнить о его… восточном происхождении и бедной семье, что прозвучало, по меньшей мере, неуместно. В то же время она оказалась единственной, кто верит, что Кахлон остановил рост цен на жилье с помощью своей программы «Цена для новоселов», которую другие участники обсуждения высмеивали на все лады. Как и любимое Кахлоном название «общественный министр финансов». Что это должно означать? По мнению Шарони, только одно: «Все идут к Кахлону, потому что знают, что он даст денег».

Ротем Данон (главный редактор журнала «Либерал») сказал, что «уже второй срок подряд пост министра финансов не остался у правящей партии, а был отдан коалиционным партнерам, что совершенно антидемократично и безответственно со стороны главы правительства».

Как завершил дискуссию Штрасслер, «очень просто быть Санта-Клаусом и три года знать только одно: улыбаться и раздавать деньги».

 

 

Племенной строй Государства Израиль

В программе конференции эти дебаты назывались по 132 псалму «Сидеть вместе». В синодальном переводе каноническое «Как хорошо и приятно сидеть братьям вместе» претерпело только одно изменение – не «сидеть», а «жить». Но на иврите игра слов возможна только со словом «шевет» (сидеть). Стоит изменить последнюю букву «тав» на «тет», как получится клан, колено, племя. В этом и есть суть дела, дебатов, да и всей нашей жизни в Израиле. Хорошо ли братьям сидеть вместе? Приятно ли? Да и можно ли назвать «братьями» почти девять миллионов израильтян?

Семеро участников дебатов убедительно показали иллюзорность положительного ответа.

Но почему библейская цитата стала адекватным названием? Потому что в ней была аллюзия на недавнее выступление президента Израиля Реувена Ривлина, который разделил израильтян на четыре племени: арабы, светские евреи, религиозные евреи и ультраортодоксы.

С президентом никто не согласился. Публицист Бен-Дрор Ямини сказал, что внутри каждого племени есть свои подразделения, а само определение племени скорее раскалывает, чем объединяет.

Бывший депутат кнессета от «Сионистского лагеря», араб Зоир Баалуль сказал, что арабская интеллигенция хотела бы стать частью израильского общества, но ей не дают. Арабы были и остались в Израиле чужаками.

Интересно, что в том же ключе высказался другой бывший депутат кнессета от покойной национально-религиозной партии МАФДАЛ Шауль Яалом, живущий в Самарии: «Поселенцы до сих пор чувствуют себя отделенными». На что другие участники дебатов тут же предложили дополнить классификацию Ривлина «племенем поселенцев», которые оказывают немалое влияние на израильскую политику и очень дорого обходятся госбюджету.

Эфиопская еврейка Цага Малко (корпорация «Кан», успевшая защитить докторскую степень и войти в руководство радиостанции «Голос Израиля») добавила в список еще одно племя – эфиопских евреев, которые, по ее словам, все еще остаются объектом неприкрытой дискриминации.

Эти дебаты лучше всего прочего показали  непрерывную связь еврейской истории. Ключевое понятие колена, клана, племени осталось по сей день. В древности было двенадцать колен Израилевых, сегодня президент Ривлин насчитал только три (плюс арабы).

В этом спорном списке, помимо поселенцев и эфиопских евреев, явно не хватает полуторамиллионного племени евреев из СНГ, для которых израильское общество делится только на левых и правых. Причем, если для израильских левых правые – законные противники в спорах о будущем государства, для правых все левые – подонки и предатели, которых надо убить. Это хорошо видно в соцсетях, в том числе в русскоязычных лентах комментариев «Фейсбука», в которых порой мутный поток малограмотных воплей, обильно сдобренных площадным матом, призван утопить всех несогласных с привычной генеральной линией партии. В сравнении с этим потоком обсуждение тех же тем на иврите в соцсетях выглядит верхом парламентаризма и хороших манер.

«Приятность сидения вместе» сразу показала, как истончилась материя израильского общества, как распалась на части его традиционная мозаика, а раскол возобладал над всеми попытками залечить раны бесконечных «еврейских войн».

А тем временем Израиль марширует к светлому будущему, обрисованному профессором социологии Ницей Касир (из неведомого до сих пор ультраортодоксального института исследования политики). Она показала диаграмму перемен в стране в следующие тридцать лет, когда Израиль станет религиозным государством, где двумя доминирующими группами населения будут ультраортодоксы и арабы. Уже сегодня их сходство проявляется в нищете, а что же будет в 2050 году?

Если демонтировать 132-й псалом, окажется, что братья – давно не братья, и вместе они не сидят. А если сидят на одной конференции, это вовсе не хорошо и не приятно.

Так, после целого круга еврейской  истории мы снова вернулись к племенному строю, в чем есть свое преимущество: Израиль перестал быть европейским форпостом и стал неотделимой частью Ближнего Востока, где именно племена делают погоду в окружающих королевствах и диктаторских «республиках».

Впрочем не все так плохо: в годину войн и ракетных обстрелов братья снова сидят вместе – в бомбоубежище.

Рафаэль Рамм, «Детали». Фотографии автора. Фото: Мори Хен

 

 


тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend