Главный » Политика » Эффект БАГанца

Эффект БАГанца

То, что произошло в израильской политике, все еще трудно переварить, но факты говорят сами за себя: везунчику Биньямину Нетаниягу снова выпал счастливый билет, и даже пандемия не помешала ему победить противников и укрепить электоральную поддержку.

Кто мог предвидеть всего четыре месяца назад, что все перевернется вверх тормашками, что мир охватит пандемия, что мы окажемся запертыми дома под наблюдением ШАБАКа? Кто мог подумать, что мы будем отданы на милость главы правительства, который ежевечерне будет обращаться к нам по коммерческим телеканалам, ставшим его вотчиной, с директивами по поводу самых личных решений в нашей жизни – и мы будем ему подчиняться?

И кто мог себе представить, что лидер лагеря «Только не Биби», единственный и неповторимый Бени Ганц, уберет из партийного лозунга частичку «не»?

Повторяя в январе свою заезженную пластинку «Тем, кто решит, кому вести за собой народ, будет только народ и никто иной», даже сам Нетаниягу не мог мечтать, что в состав «народа», который он использовал, чтобы подорвать право БАГАЦа лишить его возможности формировать правительство, войдут «Кахоль-лаван» и часть избирателей «Аводы».

Ганц воплотил в жизнь самую дикую фантазию Нетаниягу. Среди полнейшей неопределенности израильской политики именно Ганц – из всех людей! – даровал обвиняемому с улицы Бальфура возможность сформировать правительство. БАГАЦ придерживался буквы закона, но Ганц был тем, кто нейтрализовал способность истцов предъявить самый убойный аргумент, заявив, что это – не воля народа. Он позволил Нетаниягу и «Ликуду» заявить, что их поддержало большинство народа.

Совершенно очевидно, что есть все основания задаться вопросом, что случилось с Бени Ганцем? По этому поводу уже высказывалось много различных мнений и теорий, включая самые неожиданные.

Почему Ганц «перевернулся» и как он превратился из лидера, публично пообещавшего, что не позволит обвиняемому в коррупции стать премьер-министром, в того, кто защищает право того же обвиняемого сформировать правительство, обеспечив, таким образом, Нетаниягу юридическое прикрытие в суде?

Может, Нетаниягу его загипнотизировал? Шантажировал? Может, его парализовал страх коронавируса? Может, он не смог вынести перспективы четвертых выборов? Когда перед ним стоял реальный выбор «Биби или Тиби», может, он просто был не в состоянии объединиться со вторым против первого? Может, он верил, что еще не пришло время для коалиции в составе партии, перегруженной бывшими начальниками генштаба, арабского списка и Авигдора Либермана?

Может быть, он понял, что вечная ничья – это не временный коньюнктурный перекресток, а, скорее, тупик, и единственный способ вырваться – это пройти через него, присоединиться к лагерю Биби и тогда стать сильнее его? Может быть, он понял, что БАГАЦ не помешает Нетаниягу сформировать правительство, и самый короткий путь избавиться от премьера, обвиняемого в уголовных преступлениях, состоит в том, чтобы подписать с ним соглашение о ротации и гарантировать, что он появится в зале судебных заседаний в назначенное время?

Может быть, Ганц думал, что при сложившихся обстоятельствах единственным способом сохранить верность лозунгу «только не Биби» будет превратить его в цель и присоединиться к нему. Может быть, он уверовал, что ему действительно надо присоединиться к «народу» не только в виде лозунга, и повести народ за собой к следующей политической главе Израиля. Может быть, он просто понял, что единственный путь к переменам состоит в том, чтобы измениться самому.

При всей путанице, разочаровании, гадливости и гневе все еще слишком рано пытаться понять, что именно здесь произошло. «Еш атид», чье название означает «есть будущее», не будет судить Ганца – это сделает только будущее.

Каролина Ландсман, «ХаАрец», Р.Р.

Фото: Оливье Фитусси˜

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend