Friday 21.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Охад Цвигенберг
    Фото: Охад Цвигенберг

    Единый Иерусалим: не то, что мы привыкли думать

    Я начал писать эту статью в начале мая. Она должна была выйти накануне Дня Иерусалима. В ней я хотел описать изменения, произошедшие в отношениях между 360 тысячами палестинских жителей Иерусалима и израильскими властями. Кто-то сказал бы, что это медовый месяц.


    На юге города была проложена широкая автомагистраль («Американская дорога») для палестинцев, на севере был утвержден новый генеральный план развития деревни Исауия, в других арабских кварталах были построены новые школы. Еврейский университет заполнен палестинскими студентами, да и санитарное состояние этих районов улучшилась по сравнению с прошлыми годами.

    Прежде чем я успел закончить статью, наша полиция решила разместить контрольно-пропускные пункты на площади перед Шхемскими воротами, а еврейские поселенцы в Шейх-Джерахе – продвинуться с выселением десятков местных палестинцев из их домов.

    Напряженность стала расти, и Израиль снова начал демонстрировать палестинским жителям своей столицы знакомое им уже давно отношение: светошумовые гранаты, губчатые пули и водометы «скунс», которые выпускают зловонную жидкость.


    Мне показалось это дурным вкусом – писать о медовом месяце, когда молодожены пытаются друг друга убить. Начавшиеся в Иерусалиме насильственные столкновения распространились по всей стране и даже способствовали началу операции «Страж стен» в Газе. Беспорядки продолжались до лета, а потом стихли.

    Тем не менее исторические процессы проникновения израильской власти в палестинские кварталы Иерусалима продолжаются. Эти процессы не решат многочисленные проблемы города, но они оказывают сильное влияние на повседневную жизнь сотен тысяч его палестинских жителей.

    Они меняют повестку и мировоззрение как израильтян, так и палестинцев. В недавно опубликованном новом исследовании описывается процесс изменений, происходящих в коридорах израильской власти по отношению к Восточному Иерусалиму. Там указывается неожиданный источник этих перемен: ветераны ШАБАКа, чиновники министерства финансов и воспитанники ультраправой НКО «Эльад».

    Исследование под названием «Открываем Восточный Иерусалим» было опубликовано доктором Амноном Рамоном из Иерусалимского института политических исследований. Он обнаруживает первые ростки перемен в рабочей группе, которую создал в 2014 году тогдашний секретарь правительства Авихай Мандельблит.

    Первый абсурд можно обнаружить прямо здесь: к изменению подхода израильских властей к Восточному Иерусалиму привели бедствия еврейских поселенцев в этой части города. Ведь рабочая группа была сформирована после того, как участились случаи забрасывания камнями в районе Масличной горы. В состав группы входили представители полиции, ШАБАКа, прокуратуры и различных министерств. Группа должна была выработать «предложения по улучшению ситуации с личной безопасностью в Восточном Иерусалиме».

    По итогам работы группы был сформулирован и утвержден пятилетний план, в котором проблемы безопасности были увязаны с социально-экономической ситуацией в Иерусалиме. План «повышения личной безопасности и социально-экономического развития Иерусалима на благо всех его жителей» с бюджетом в 300 миллионов шекелей был утвержден 29 июня 2014 года, в воскресенье.


    100 миллионов шекелей были предназначены для нужд безопасности, 200 миллионов шекелей – для нужд гражданского населения. Идея плана заключалась в том, что пора высушить это болото дискриминации, поэтому обычного увеличения ресурсов для полиции и прокуратуры недостаточно.

    На следующий день, в понедельник, были обнаружены тела убитых в Гуш-Эционе Гиль-Ада Шаера, Нафтали Френкеля и Эяля Ифраха. В ночь на вторник мальчик Мухаммад Абу-Хдир был похищен и убит. В семь часов утра во вторник движение иерусалимского трамвая было остановлено в районе Абу-Хдира – Шуафата, и Иерусалим был охвачен бурей насилия, которая длилась более двух лет.

    Оглядываясь назад, можно сказать, что та неделя в июне 2014 года стала поворотным моментом. Вскоре в муниципалитете Иерусалима и других государственных ведомствах начала расти большая коалиция официальных лиц – ветеранов-силовиков, поселенческих активистов и политиков из крайне правых кругов, которая стала подталкивать правительство к изменению подхода к восточной части города. И начать там крупные инвестиции в палестинских жителей.


    Двумя видными деятелями в этой группе являются Офер Ор, бывший командир Иерусалимского округа в ШАБАКе, и Двир Кахане, который был генеральным директором НКО «Эльад» (правой организации, поставившей своей целью евреизацию района Силуан-Шилоах).

    Нафтали Беннет назначил Кахане генеральным директором министерства по делам Иерусалима. До Беннета должность министра по делам Иерусалима не имела никакого содержания. Это был пустой титул, который присуждался в качестве утешительного приза на коалиционных переговорах.

    Беннет потребовал, чтобы Нетаниягу вдохнул жизнь в это министерство. «Это было правое правительство, которое не чувствовало угроз. Оно могло смотреть по сторонам и рассказывать о своих стратегических планах, – говорит высокопоставленный чиновник министерства. – Также проявилась какая-то зрелость. Раз Государство Израиль серьезно относится к Иерусалиму, то оно должно предоставить полные и равные гражданские права, и это требует ресурсов на всех уровнях. Не получится отделаться небольшими косметическими изменениями».

    Фото: Эмиль Сальман

    Кахане и Беннет в 2013 году подключили Ора для создания Отдела развития и предпринимательства в Восточном Иерусалиме. Этот отдел стал ключевым фактором в изменении отношения правительства к нуждам Восточного Иерусалима. Ор рассматривал насилие в Иерусалиме в 2014 и 2015 годах как «угрозу национальной безопасности». «Я оглядываюсь вокруг после «Нерушимой скалы» и вижу, что в Газе тихо, Западный берег спокойно спит, израильские арабы ходят на пляж, и только в Иерусалиме насилие не прекращается. Я спросил у себя, почему так?» – рассказывает он.

    Это нельзя замести под ковер

    Ор приступил к составлению документа, чтобы ответить самому себе на этот вопрос, в 2015 году. Там он связывает суровые экономические и социальные реалии с вспыхнувшим насилием. Он рекомендовал правительству предпринять «действия, которые меняют реальность» и начать инвестировать в интеграцию палестинцев на израильский рынок труда, в систему образования. Решать проблемы планирования и строительства на востоке города. И многое другое.

    «Вы можете сказать: «Я не развиваю Восточный Иерусалим, потому что я исхожу из предположения, что они отсюда уйдут», – говорит Ор, – но когда вы переходите к другому основополагающему принципу – что они никуда не денутся, то вы начинаете их понимать. Они будут постоянно чувствовать, что евреи их притесняют, причиняют им боль. Они видят скверы и парки в Западном Иерусалиме, они сравнивают, зная, что платят муниципальный налог наравне с евреями. Подросток из Восточного Иерусалима, видя, как его еврейский сверстник заканчивает школу и поступает в университет, бросает школу, потому что аттестат зрелости ничего не изменит в его жизни, и идет работать в овощную лавку своего отца».

    Документ Ора стал первым шагом в формировании коалиции, которая привела к изменениям. К Ору присоединились Давид Корен, советник мэра Нира Барката по арабским вопросам, Сарит Гольдштейн, заместитель генерального директора министерства по делам Иерусалима, и другие. Но чтобы добиться успеха, нужно было получить поддержку минфина. «Первым делом они говорят: «Вы сошли с ума», – вспоминает высокопоставленный чиновник, участвовавший в разработке плана. – Это у них на уровне автоматизма. На подготовительную работу ушло много времени, мы водили их на местность, чтобы они могли увидеть все своими глазами, и они поняли, что это нельзя замести под ковер».

    Бюджетный отдел и особенно его начальник Амир Леви всегда воспринимали инвестиции в арабский сектор как дополнительный двигатель роста для израильской экономики. В 2015 году Леви стал претворять в жизнь пятилетний план инвестиций в арабский сектор (программа 922 на сумму 15 миллиардов шекелей). Города со смешанным населением, в их числе Иерусалим, не были включены в программу 922, но когда прибыли должностные лица из министерства по делам Иерусалима и муниципалитета столицы, то бюджетный отдел был более, чем в прошлом, открыт для новых идей.

    Инициатива Ора и других официальных лиц получила новый импульс с назначением Зеэва Элькина на пост министра по делам Иерусалима в 2015 году. Элькин не переставая говорил о необходимости реализовать израильский суверенитет в восточной части города посредством крупных инвестиций. Ведь, по его мнению, суверенитет также означает ответственность за улучшение качества жизни.

    Он боролся с минфином за включение Иерусалима в программу 922, но потерпел неудачу. Правда, чиновники минфина пообещали подготовить отдельный план для Восточного Иерусалима. «Я понимал: нелогично, что наша столица выглядит так. Все эти годы левые говорили: «Мы все равно это отдадим, поэтому жалко денег на инвестиции». А правые говорили: «Это же арабы, жалко в них инвестировать». Мне удалось сломать эту парадигму, – не скрывая гордости, говорит Элькин. – Мне удалось это потому, что я не вижу вероятности раздела Иерусалима в обозримом будущем. Значит, мы должны инвестировать в восточную часть города, иначе Иерусалим не сможет функционировать как город».

    «Здесь возникает вопрос о том, как созрели изменения внутри истеблишмента, среди лиц, принимающих решения. Я утверждаю, что экономическая линия минфина была интегрирована в дискурс о суверенитете, который проводил Элькин, и именно так начались перемены, – говорит Рамон. – С точки зрения тех, кто принимает решения в правом лагере, особое внимание уделяется вопросу применения израильского суверенитета, усиления управления и надзора. Государство Израиль, с их точки зрения, должно проявлять свое присутствие на местах всеобъемлюще, в том числе улучшая качество жизни жителей Восточного Иерусалима в таких сферах, как транспорт и здравоохранение. Чиновники минфина педалируют экономическую составляющую – необходимость интегрировать жителей Восточного Иерусалима в экономику города, как это произошло с израильскими арабами».

    В 2018 году был сформулирован пятилетний инвестиционный план «для уменьшения социально-экономического неравенства в Восточном Иерусалиме», и в День Иерусалима этот план на сумму 2,1 миллиарда шекелей был утвержден. Элькин опасался, что министры, особенно те, чей бюджет урезали, чтобы изыскать эти средства, будут возражать.

    «Я знал, что будет много возражений. Минфин опасался, что план не пройдет, потому что это большие деньги, которые надо отнять у разных министерств. Поэтому я сначала вынес на повестку проект резолюции о переносе правительственных учреждений в Иерусалим и введении штрафных санкций в отношении тех, кто не переедет в Иерусалим. Я знал, что это решение не пройдет. После того как министры переругались из-за этого и спорили в течение двух часов, в том числе и Биби, все уже настолько устали, что, когда я поднял вторую часть программы, она была утверждена после пятиминутного обсуждения. Я также намеренно держал эту тему подальше от СМИ, чтобы она осталась подальше от общественного внимания. Так было принято самое важное решение в отношении Восточного Иерусалима с 1967 года», – рассказывает Элькин.

    Принятие этого решения действительно стало поворотным моментом в отношениях между Восточным Иерусалимом и правительствами Израиля начиная с 1967 года. Программа охватывает несколько ключевых областей: среднее и высшее образование, экономику, занятость, транспорт, улучшение уровня муниципальных услуг, планирование и регистрацию недвижимости, а также улучшение качества жизни.

    Уникальность этой программы не только в том, что правительство выделило такие гигантские суммы. Но также и в том, что в отличие от плана 2014 года она не зависит от соображений безопасности, которыми оправдывают инвестиции в гражданские районы. Конечно, программа не решила всех проблем, и гигантский отрыв арабских кварталов от еврейских никуда не делся. Несомненно, не решено никаких политических проблем в Восточном Иерусалиме. Но впервые с 1967 года правительство начало решать некоторые проблемы палестинского населения Иерусалима.

    Внедрение программы не обошлось без сложностей. Например, НКО «Ир-Амим» недавно сообщила, что один из пунктов программы, предназначенный для содействия регистрации земли в восточной части Иерусалима в земельном кадастре – «табу», чего Израиль сознательно избегал с 1967 года, широко используется еврейскими поселенцами для скупки земли в Шейх-Джерахе и других районах Восточного Иерусалима. Этот пункт помогает ультраправым НКО евреизировать эти районы города.

    Рамон и многие другие активисты города делают акцент на проблеме участия жителей в разных проектах, связанных с программой. «Как можно способствовать приобщению населения там, где нет легитимного демократически избранного представительства? Как следует работать в таком месте, где концепции активного гражданина в демократическом государстве, который чувствует свою принадлежность и солидаризируется с целями государства, практически не существует?» – пишет Рамон.

    Любой, кто знал Восточный Иерусалим до появления этой программы, может заметить изменения: «Американская дорога» соединяет районы в юго-восточной части Иерусалима с широкой транспортной инфраструктурой, которая до сих пор была предназначена только для западной части города. В Бейт-Ханине завершено строительство «Альфы» – великолепной и хорошо оборудованной школы с компьютерными классами и лабораториями, где преподавание будут вести по израильской программе.

    За площадью Музея Рокфеллера было завершено строительство нового общественного парка. Во многих местах исчезли пиратские свалки и поднимающиеся над ними столбы дыма, которые давно стали визитной карточкой Восточного Иерусалима. Перемены видны даже в мелких деталях, таких как возможность использования карточек «Рав-кав» для проезда в общественном транспорте, появление табличек с названиями улиц и новые игровые площадки для детей в восточных районах города.

    Раздвоение личности

    Но события прошлого Рамадана показали: проблемы Восточного Иерусалима намного глубже и труднее, чем может решить одна правительственная программа. Во-первых, не все органы власти осознали, что изменения уже начались. Майские события ясно дали понять, что полиция продолжает обращаться с жителями Восточного Иерусалима как с гражданами враждебного государства, применяя против них брутальную силу и такие средства разгона беспорядков, которые она никогда не применила бы в других районах Иерусалима.

    Что еще более важно – программа 3790 не затрагивает реальные проблемы палестинских жителей Иерусалима. Во-первых, она не касается вопроса их правового статуса. Не будет лишним снова напомнить, что палестинцы, которые составляют 40 процентов жителей столицы, являются не гражданами Государства Израиль, а «постоянными жителями».

    Этот гибридный правовой статус оставляет палестинцев в Иерусалиме без политической перспективы, у них нет основных гражданских прав (например, избирать и быть избранными в парламент, который влияет на их жизнь), а также крайне затрудняет экономическую интеграцию.

    Во-вторых, план не решает главную проблему, которая беспокоит палестинцев в городе, – острой нехватки жилья и тесноты, в которой они живут. И в-третьих, план не касается «бомбы замедленного действия» – районов, расположенных за разделительным «забором безопасности», хотя и входящих в муниципальную границу города. Они превратились в районы анархии, незаконного строительства и преступности. По некоторым оценкам, в этих районах проживает около трети палестинских жителей Иерусалима.

    «Это революция? Это все еще под знаком вопроса, – говорит Рамон. – Мы находимся в самом начале процесса, и все еще может измениться. Я историк и поэтому очень осторожен с прогнозами. Мы не знаем, куда это нас приведет, но перемены уже происходят у нас на глазах. Сегодня десятки чиновников заняты улучшением качества жизни в Восточном Иерусалиме. Но в некоторых областях, которые касаются еврейской психологии израильтян, существенных изменений не произошло. Я имею в виду вопрос о гражданстве, строительстве жилья, разрушение домов, наведение порядка во всех вопросах регистрации недвижимости, работа ультраправых НКО, отношение со стороны полиции.

    Все это напоминает раздвоение личности, которое трудно объяснить жителям Восточного Иерусалима. Я обращаюсь к лицам, принимающим решения, и руководителям высшего звена: пытайтесь смотреть на вещи с точки зрения жителей Восточного Иерусалима. Нужно также найти решение больших проблем, которые имеют гораздо большее влияние на качество жизни в Восточном Иерусалиме. В противном случае существует опасность, что репрессивная сторона израильской политики перевесит все достижения пятилетнего плана».

    С точки зрения палестинцев, успех программы выглядит несколько иначе. Большинство из них признают, что во многих сферах произошли изменения к лучшему. Но вместе с этим они отмечают, что действительно сложные проблемы остались – проблемы жилья и личного статуса. «Все, у кого есть глаза, видят, что произошли изменения в инфраструктуре, – говорит Фуад Абу-Хамед, общественный деятель и директор поликлиники больничной кассы в Восточном Иерусалиме. – Но жилищный кризис огромен, люди постоянно говорят о том, что нужно уезжать и что их преследует «Битуах леуми». С одной стороны, Израиль пытается помочь с инфраструктурой, а с другой стороны, разрушение продолжается и даже становится больше».

    Доктор Рами Насралла, архитектор и ученый из Центра мира и сотрудничества (IPCC), занимает гораздо более критическую позицию. «Я не видел ничего реального. Ничего, что повлияло бы на повседневную жизнь. Программа укрепляет израильское правление, и она преследует израильские интересы. Никто не спрашивал палестинцев, все спустили сверху. Если бы вместо того чтобы планировать строительство нового поселения для ультраортодоксов в Атароте, они спроектировали палестинский квартал, я бы сказал, что мы видим перемены. Ведь с 1967 года до сегодняшнего дня не было построено ни одного палестинского района. Мы все еще живем на тех же 9 тысячах дунамов».

    Рамон приводит в пример реакцию палестинского жителя города на пост, опубликованный мэром Моше Леоном. Леон похвастался открытием комплекса тестирования на коронавирус в Восточном Иерусалиме. «Вы разрушаете десятки квартир в Иерусалиме и хвастаетесь, что открыли центр тестов? Вы снесли шестиэтажное здание, заставив жителей снести свои дома, вы стреляли в них и их сыновей. Мэр открыл центр тестов на «корону». В одной руке нож, в другой – аптечка первой помощи».

    Нир Хасон, «ХаАрец», Ц.З. На снимке вверху: «Американская дорога» в Восточном Иерусалиме. Фото: Охад Цвигенберг. Фото в тексте: Эмиль Сальман √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend