Как «Новые правые» обошли «старых правых»

Присоединение предпринимательницы Алоны Баркат к партии Беннета и Шакед «Новые правые» – смелый политический шаг. По существу, это – вызов общепринятому мнению. Если Беннет и Шакед оправдывают слово «правые» в названии своей партии, Баркат символизирует «новых». Как известный человек в Беэр-Шеве, Баркат связывает Беннета и Шакед с периферией; как деловая женщина, способствовавшая расцвету футбольного клуба столицы Негева, она добавляет «Новым правым» близости к народу; как дама с эффектной внешностью, она вместе с Шакед составит прочную женскую основу лидирующего трио новой партии.

В первой пятерке «Ликуда» женщин нет, в первой десятке – две представительницы прекрасного пола, а в первых двух десятках их 15 процентов, то есть менее трети их доли в населении страны в целом.

Включив в свой состав Баркат, «Новые правые» ответили на присоединение известных и разрекламированных фигур к другим партиям. Партия Беннета и Шакед пытается нанести удар в слабое место «Ликуда». Баркат, по их замыслу, может служить узким мостом для женщин правых убеждений, в особенности на периферии, которые, с одной стороны, не хотят менять мировоззрения, а с другой, разочарованы тем, что в руководстве «Ликуда» женщин почти нет. Ставшая более реальной угроза справа может усилить давление внутри «Ликуда», что в итоге приведет к объединению с «Новыми правыми» до даты представления списков в ЦИК через полторы недели, даже если такое требование может натолкнуться на вето жены премьер-министра.

Присоединение Баркат отчасти компенсировало Беннету разочарование и гнев, которые он испытал, узнав, что Совет по высшему образованию отменил выданное ранее разрешение открыть Медицинскую школу при университете в Ариэле. Наверняка в гневе и основной спонсор этой школы – Шелдон Эдельсон. Церемония ее открытия состоялась в августе 2018 года. Эдельсон и его супруга Мирьям присутствовали вместе с Беннетом, Шакед и многими другими, а главу правительства Биньямина Нетаниягу не пригласили. Эдельсон на него обиделся, поскольку, как утверждают следственные органы, Нетаниягу вел переговоры с издателем «Йедиот ахронот» Нони Мозесом, из чего, собственно, возникло «Дело 2000».

По слухам, именно Эдельсон подтолкнул Беннета и Шакед покинуть «Еврейский дом» и создать партию «Новые правые». Многие комментаторы квалифицировали этот шаг, как странный и обреченный на фиаско. Единственное, чем можно его объяснить – щедростью джентльмена из Лас-Вегаса и его готовностью открыть карманы для «Новых правых».

Как пишет газета религиозных кругов «Ха-Модиа», Эдельсон решил поддержать Беннета и Шакед, чтобы выразить недовольство главой правительства. С другой стороны, отмечает «Ха-Модиа», Эдельсон, видимо, считает, что конец власти премьера близок. По мнению Эдельсона, Беннет и Шакед – более достойные наследники Нетаниягу, чем его товарищи по руководству «Ликуда».

Так или иначе, отделение Беннета и Шакед от религиозного и поселенческого фундамента «Еврейского дома», подкрепленное включением в список Алоны Баркат, совпадает с желаниями Эдельсона и его мировоззрением. Олигарх, владеющий казино – националист, он ненавидит арабов, его позиции крайне правые. Но в то же время он – светский человек, он против монополии ультраортодоксального иудаизма, которая приводит в гнев значительную часть евреев в Соединенных Штатах. Для него «Еврейский дом» с лидерами-поселенцами и наследием МАФДАЛ – лишний груз, от которого Беннет и Шакед должны были избавиться, прежде чем двигаться к вершинам власти. Возможное участие Эдельсона в делах Беннета и Шакед, даже если оно ограничено молчаливой поддержкой, определенно лишает сна Нетаниягу. Премьер знает способность магната двигать горы, если требуется, и знает также силу его гнева. Все это показывает в ином свете решение Нетаниягу превратить Дональда Трампа в самого важного сторонника его избирательной кампании.

Хеми Шалев, «ХаАрец», Д.Н. К.В. 

Фото: Моти Мильрод


Реклама

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend