Джорджа Мелони, ярая противница ЛГБТ и иммиграции – будущая глава итальянского правительства?

Джорджа Мелони, ярая противница ЛГБТ и иммиграции – будущая глава итальянского правительства?

«Я – Джорджа, я – женщина, я – мать, я – итальянка, я – христианка, и вы не сможете отнять у меня все это», – сказала Джорджа Мелони (ее имя пишется Giorgia, произносится «Джорджа». – Прим. «Деталей») в 2019 году, выступая перед своими ликующими сторонниками. И теперь, три года спустя, эта 45-летняя женщина, ультраправый политик, близка к тому, чтобы войти в историю, став первой женщиной на посту премьер-министра Италии.

Предварительные результаты всеобщих итальянских выборов, который состоялись в минувшее воскресенье, 25 сентября, показали, что партия «Братья Италии» (FdI) во главе с Мелони лидирует, набрав почти 26 процентов голосов. Это обусловило тот факт, что альянс правых партий заполучил большинство в обеих палатах парламента – 44 процента, и это позволит ему сформировать новое правительство.

По словам Мелони, даже если победа и будет одержана, это означает только одно: все только начинается.

Ее стремительный взлет, равно как и взлет возглавляемой ею партии, – результат своего рода трансформации «Братьев Италии», которые сдвинулись ближе к центру, не отказываясь от своих неофашистских корней.

С другой стороны, и поклонники этой партии, и ее противники сходятся во мнении, что во многом она ассоциируется сегодня с образом самой Мелони, которая свою первую победу на выборах одержала в 21 год, а позже, когда ей исполнился 31 год, стала самым молодым министром в истории Италии. Тогдашний премьер Сильвио Берлускони доверил начинающему политику министерство по делам молодежи.

У Мелони – непростая судьба. Она выросла в рабочем районе Рима, отец бросил ее мать чуть ли не сразу после рождения малышки.

В автобиографии «Я – Джорджа», опубликованной в 2021 году, Мелони рассказывает, как обрела новую семью, будучи 15-летним подростком – в тот момент, когда присоединилась к местному отделению молодежного крыла неофашистского Итальянского социального движения (MSI), основанного в 1946 году сторонниками свергнутого диктатора Бенито Муссолини. Однако, по словам лидеров MSI, они ставили перед собой цель – создать обновленное движение, которое ни при каких обстоятельства не ассоциировалось бы с фашизмом.

В середине 1990-х годов MSI трансформировалось в расширенную структуру под названием Национальный альянс (AN), а затем стало составной частью центристско-консервативной партии, основанной бывшим премьер-министром Берлускони.

Затем Мелони, как утверждают, решила рискнуть, совершив самую крупную в своей карьере авантюру – уйдя от Берлускони и создав собственную партию «Братья Италии» (название взято из государственного гимна).

Надо сказать, что Мелони всячески отрицает какую-либо аффилированность с фашизмом; ее кабинет заставлен фигурками ангелов, фотографиями ее пятилетней дочери, шахматными досками, портретами папы римского Иоанна Павла II и Марии Терезии (это 36-я императрица Священной Римской империи, основательница Лотарингской ветви династии Габсбургов, известная своей реформаторской деятельностью. – Прим. «Деталей») и т. п.

Помимо прочего будущий лидер итальянского правительства отреклась также от видеозаписи, выложенной в прошлом месяце, где запечатлено, как она, тогда еще молодая девушка, восхваляет Муссолини, утверждая, что тот был хорошим политиком. «Я думаю, что с тех пор мои взгляды в корне изменились», – говорит Мелони. И добавляет, что если уж проводить параллели, то возглавляемую ею партию можно сравнить с республиканцами в США или консерваторами в Великобритании: речь идет об общих ценностях, таких как патриотизм и традиционные семейные устои. Что же касается мнимой политкорректности и сосуществования глобальных элит, то, по ее словам, консерваторы – итальянские, американские и британские – подвергают все это резкой критике.

«Да – нормативным семьям, нет – ЛГБТ-лобби; да – сексуальной идентичности, нет – гендерной идеологии, да – культуре жизни, нет – бездне смерти, – сказала Мелони, выступая в июне перед испанскими правыми. – Нет – исламскому насилию, да – более безопасным границам, нет – массовой иммиграции, да – всемерной заботе о народе, нет – крупным международным финансовым корпорациям».

Еще одно качество, которое отличает лидера «Братьев Италии»: она призывает единомышленников никогда не давать несбыточных обещаний. Потому ее партия, по сути, была единственной, следовавшей своему курсу и оказавшейся в реальной оппозиции – и это, безусловно, представило ее в выигрышном свете. Помимо прочего Мелони удалось успокоить итальянский истеблишмент, продемонстрировав прозападный подход и пообещав увеличить оборонный бюджет, твердо противостоя России и Китаю: «Нет более «Италии спагетти и мандолин», которая отказывается от противостояния, когда история на этом настаивает».

Эксперты, оценивая лексическую основу и стиль ее выступлений, проводят параллель с легендарным премьер-министром Великобритании Маргарет Тэтчер. Сама Мелони не оспаривает подобное сравнение, поясняя, что наибольшее влияние на нее оказал английский философ Роджер Скрутон, специализировавшийся на философии эстетики и консерватизма, один из главных интеллектуальных вдохновителей тэтчеризма.

Как и Тэтчер в Британии, Мелони должна стать лидером своей страны, даже больше – первопроходцем, но, по ее мнению, она не придает этому особого значения. Зато выступает против квот, связанных с назначением женщин в предвыборные списки, а также в исполнительные органы, утверждая, что женщины должны достигать политических высот исключительно благодаря собственным заслугам и достижениям. Она считает, что в мачистской Италии у женщин есть определенное преимущество: «Если вы женщина, вас нередко недооценивают, но это также может сослужить вам добрую службу, помочь, стимулировать».

В своей победной речи, когда стали известны первые предварительные итоги голосования, Мелони заявила: «Итальянцы дали нам четко и ясно понять: именно правоцентристы должны руководить Италией».

Отметив, что она постоянно подвергалась нападкам и несправедливой критике, Мелони упомянула о «взаимном уважении» и восстановлении «доверия к государственным институтам». Она добавила: «Италия выбрала нас, и мы никогда ее не предадим».

В одном из своих последних интервью непосредственно перед выборами Джорджа Мелони сказала, что ее победа станет «искуплением» для всех людей, которые «десятилетиями были вынуждены жить с опущенными головами» и у которых было «альтернативное видение по сравнению с господствующей системой власти».

Марк Котлярский по материалам западных СМИ, фото: AP/Domenico Stinellis √

Будьте всегда в курсе главных событий:

Подписывайтесь на ТГ-канал "Детали: Новости Израиля"

Новости

Вслед за ШАБАКом Совет национальной безопасности тоже перестал посылать представителей на брифинги к Бен-Гвиру
Трагедия в Хан-Юнисе: при взрыве здания погибли трое израильских солдат, 14 ранены
Нетаниягу заболел и пропустит заседание правительства

Популярное

Все остается в семье: как сыновья Либермана стали богатыми людьми

Сыновья Авигдора Либермана разменяли лишь четвертый десяток лет, но уже успели делать бизнес с Россией...

Самолет компании «Эль Аль» попытались отклонить с маршрута, взломав сеть связи

18 февраля серьезный инцидент произошел на рейсе израильской авиакомпании «Эль Аль» с острова Пхукет в...

МНЕНИЯ