Фото: Phil Noble, Bernadett Szabo, Reuters

Пойдет ли Британия по пути Франции

В крупнейших партиях Великобритании развиваются кризисы, связанные с темой национализма. В лейбористской партии уже долгое время идет внутренняя борьба, связанная с антисемитизмом. Их лидер Джереми Корбин постоянно делает спорные заявления по этому вопросу и находится в затяжном конфликте с еврейской общиной Британии, как и с еврейским лобби в собственной партии. Он уже дважды публично извинялся за свои взгляды, но делал это настолько неудачно, что ситуация только накалилась.

Но теперь и в другом лагере разгорелась полемика по национальному вопросу, только с обратным знаком. Один из лидеров консерваторов, бывший министр иностранных дел Борис Джонсон язвительно отозвался о парандже. В своей колонке для популярной газеты он заявил, что мусульманские женщины в паранджах похожи на почтовые ящики или грабителей банков. Это вызвало волну обвинений в исламофобии и требований извинений.

Зеркальная ситуация в обеих партиях, вылившаяся на поверхность в виде отношений к еврейской и мусульманской общинам, на самом деле обнажает корни более глубокого кризиса, поразившего британскую партийную систему. Нынешний формат выборов в стране практически не дает шансов на попадание в парламент мелким партиями и независимым кандидатам в таком количестве, чтобы они играли там заметную роль. Поэтому в обеих крупных партиях идет постоянная внутренняя борьба нескольких фракций.

При этом парадоксальным образом такие лидеры, как Корбин и Джонсон, занимают более радикальные позиции по многим вопросам, что ближе к взглядам рядовых членов их партий. В то время, как партийный истеблишмент часто придерживается более умеренных воззрений. Помимо антисемитизма и исламофобии, острейшим камнем преткновения в обоих партиях является Брекзит.

Корбин с группой ближайших соратников контролирует партийные механизмы Лейбористской партии. Он выступает против так называемого «второго референдума» по вопросу выхода из ЕС. Собственно, еще в начале своей карьеры он выступал против «бремени европейских капиталистов» в дополнение к капиталистам «местного разлива», что «лежит тяжким бременем на плечах трудящихся». Он поддерживает скорейший Брекзит.

То же касается и Бориса Джонсона, который подал в отставку как раз из-за несогласия с линией премьера Терезы Мэй, сторонницы мягкого и постепенного выхода с сохранением экономических связей и соглашений. Хотя Джонсон, бывший мэр Лондона, известен своими чисто английскими причудами. В свое время он опубликовал две статьи в разных газетах, в одной он поддержал Брекзит, а во второй высказался против. Однако сегодня его жесткая линия обусловлена прагматичным расчетом на то, что это принесет ему большие политические дивиденды.

Таким образом, на сегодняшний день в обеих партиях теоретически имеется серьезный потенциал для раскола по двум принципиальным вопросам, между умеренными и радикальными крыльями. Тем не менее, последний такой прецедент имел место в истории лишь в конце 70-х годов, когда часть членов Лейбористской партии образовали партию социал-демократов. И он остался лишь кратковременным эпизодом. Другой вариант — сторонники умеренной линии среди лейбористов могут составить свою фракцию и объявить себя оппозицией.

И наконец, есть еще один вариант развития событий, по французскому сценарию. Умеренные лейбористы и консерваторы могут объединиться в центристскую партию наподобие достаточно широкого движения Эммануэля Макрона и составить успешную конкуренцию традиционным партиям, погрязшим в бесконечных внутренних разборках по всем вопросам, от антисемитизма и исламофобии до «жесткого» или «мягкого» Брекзита.

Аншель Пфефер,»ХаАрец«, В.П.

Фото: Phil Noble, Bernadett Szabo, Reuters


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend