Среда 20.01.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo / Mark-Lennihan
    AP Photo / Mark-Lennihan

    Джонатан Поллард — пособник антисемитов, а не сионист

    «У нас – разведчики, у них – шпионы». В соответствии с этой незамысловатой схемой в Израиле многие считают Джонатана Полларда героем, пострадавшим за сионизм. Но в США даже среди евреев он не пользуется подобным почтением. Там к нему относятся как к человеку, который предал свою страну.

    Поэтому особенно типична реакция Абы Зильберштейн в газете «Форвард»:

    «Я рос в достаточно правой, ультраортодоксальной общине Мидвуда, в Бруклине, после теракта 9/11.  Из сочетания интеллектуального любопытства и юношеского бунтарства я начал называть себя либералом, что считалось достаточно грязным словом в некоторых частях страны в это время. Несколько месяцев в 8-м классе я носил оранжевую ленточку Союза американских гражданских свобод в поддержку закрытия тюрьмы Гуантанамо, а мой бедный раввин считал, что так я проявляю сочувствую Гуш Катифу.

    Но в общине было только одно, с чем я был не просто несогласен, но что заставляло меня чувствовать себя неуютно: периодические кампании за освобождение осужденного шпиона Джонатана Полларда, который теперь может переехать в Израиль.

    Мне казалось это неправильным еще до того, как я узнал грязные детали, о которых не упоминали те, кто называл его «узником Сиона» – о его мегаломании, употреблении кокаина, предложениях шпионить на пакистанскую разведку до того, как он начал работать с Израилем. О большом ущербе, который он причинил американской разведке. Я чувствовал, что Поллард – не только не герой, но ярмо на шее американского еврейства, все еще преследуемого антисемитскими обвинениями в «двойной лояльности».

    Если даже правда, что Поллард понес диспропорционально суровое наказание, все равно не надо было с этим бороться. Он предал свою страну, и тем самым предал американское еврейство.

    Я не возражал бы, если бы американское правительство досрочно освободило его из тюрьмы. Но я и пальцем не пошевелил бы ради этого, – продолжает Аба Зильберштейн. – Нет большей чести для американского еврея, чем с достоинством служить своей стране, а Поллард стал позором и бременем для американских евреев, которые мечтали работать в сфере обороны или разведки – даже если эти люди хотели поддерживать Израиль, который и тогда, и сейчас является союзником США.

    В отличии от Дрейфуса, Поллард не пал жертвой оговора. Он был виновен и за это осужден. Не могу теперь утверждать, что на плечах Полларда не лежит определенная доля ответственности за укрепление мифа о двойной лояльности, который распространяют антисемиты.

    У него была возможность стать образцовым гражданином, он родился в благополучной американской семье, его отец был микробиологом. Закончил Стэнфорд, служил в военно-морской разведке. В альтернативной реальности, если бы Полларду в раннем возрасте оказали психиатрическую помощь, он мог бы с годами стать первым евреем на посту директора ЦРУ.

    А если бы он захотел воплотить свою сионистскую мечту – то совершил бы репатриацию, и тогда честно служил бы Израилю, не нанеся ущерб своей общине. Так поступали прежде и продолжают поступать многие американски евреи. Но этому он предпочел реальность, в которой Джонатан Джей Поллард продал всех нас за деньги на наркотики.

    Все же, несмотря на гнев, который до сих пор наполняет меня, я рад, что Поллард теперь сможет перебраться в Израиль. Ясно, что развединформация, которую он собрал, уже потеряла значение и перестала быть секретной, а я не верю в пожизненные наказания. Через 35 лет он может двигаться дальше.

    Но больше всего я счастлив, что Полларда не будет в США. Он не принадлежит этой стране.

    «Детали» – по материалу Абы Зильберштейн в «Форвард». AP Photo, Mark-Lennihan˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend