Фиктивная бухгалтерия ультраортодоксов приносит им десятки миллионов шекелей. Журналистское расследование

Познакомьтесь: талмуд-тора (еврейское религиозное заведение для мальчиков) «При ха-Тора» («Плод Торы»). Оно уже давно существует в Модиин-Илите, принадлежит литовскому течению в иудаизме и его образовательной сети «Эц ха-даат» («Древо познания»). По данным министерства просвещения Израиля, в нынешнем учебном году в первых классах талмуд-торы учились 29 детей. Но, побывав на месте, я насчитала 77 первоклассников. Каким образом 48 учащихся оказались не учтены официальной статистикой, и почему это произошло?


По данным министерства просвещения, начиная с 2017 года в первом классе в «При ха-Тора» всегда учится намного меньше детей, чем во втором. Например, в этом году во втором классе числились 90 учащихся. Но в прошлом году в первом классе их было всего 32. Невероятным образом за год для талмуд-торы подросли 58 новых учеников. Поздравляем!

Разгадка этого загадочного демографического явления очень проста. Просто вместо первого класса детей записывают в детский сад, а на следующий год – сразу во второй класс. Зачем это делается? Ответ на этот вопрос тоже найти несложно: за каждого воспитанника детского сада талмуд-тора получает 15 000 шекелей, а за каждого первоклассника – 4500 шекелей.

Поэтому многих детей, которые на самом деле начинают учиться в первом классе, здесь записывают в детский сад. И число учащихся второго класса каждый год резко подскакивает. На этом нехитром трюке «При ха-Тора» зарабатывает около полумиллиона шекелей, что составляет примерно четверть всего ее бюджета. Так талмуд-тора доводит объем полученных ею средств до 2 млн шекелей, за счет государства.

«При ха-Тора» – не единственное религиозное учебное заведение, занимающееся этими «регистрационными играми». Информированный источник утверждает, что таким образом увеличивают свой бюджет около трети подобных учебных заведений. По нашей оценке, это стоит государству 25 млн шекелей в год. И это лишь один, хотя отнюдь не единственный трюк, проделываемый школами, принадлежащими ультраотродоксальной системе образования.


Разбираясь в этой проблеме, мне пришлось столкнуться с откровенной ложью, противоречивыми или фиктивными отчетами и прочими подобными явлениями. Это и превращение первоклассников в воспитанников детского сада, и удивительное исчезновение учащихся седьмых-восьмых классов. Мне встречались йешивы, официально добавляющие себе еще один учебный год, не проводя его в действительности; учебные заведения, зарегистрированные дважды; и талмуд-торы, оформленные также как йешивы, на самом деле не существующие.

То, что нам удалось выяснить – это вершина айсберга. Вскоре рассмотрением этой информации займется министерство просвещения, которое должно будет найти способ борьбы с индустрией лжи, позволяющей директорам этих религиозных заведений незаконно получать деньги из государственного бюджета и распоряжаться ими так, как им заблагорассудится.

Резкие скачки количества учеников

Четверг, март 2022 года. Я отправляюсь в поездку по ультраортодоксальным городам, чтобы посетить разные талмуд-торы. Первая из них – «При ха-Тора», расположенная на бульваре пророка Йехезкеля в Модиин-Илите. Я надеваю свою старую одежду, с которой распрощалась пять лет назад: длинную юбку, черный платок, кофту с длинными рукавами, а на нее – свитер, который явно мне велик. С собой я беру мешочек с булкой и пакетиком напитка «шоко».

Железные ворота талмуд-торы распахиваются передо мной безо всяких проблем. Оказавшись в школьном коридоре, я начинаю искать «Мойше Фридмана» из первого класса, который «забыл еду дома». Меня окружают любопытные дети. Они помогают мне найти комнату, в которой занимаются первоклассники.

В 10.50 начинается перемена. Все вокруг наполняется шумом детских игр. Я вхожу в класс, где занимается первый «А», и спрашиваю, сколько человек здесь учится. «25», – отвечают мне. В первом «Б» оказывается 22 человека, в первом «В» – 30.

Официальные данные, которые передала «При ха-Тора» в министерство просвещения, говорят о том, что здесь учатся всего 29 первоклассников. Однако увиденное мной полностью опровергает эту цифру. На самом деле в первых классах этого заведения учится 77 человек.

Чтобы подтвердить подлинность полученных мной данных, я звоню в секретариат талмуд-торы и прошу записать моего сына на следующий год во второй класс. Я говорю, что он очень чувствительный мальчик, который нуждается в персональном подходе, и потому ему нужен класс с небольшим количеством учащихся. В ответ мне сообщают, что в нынешнем году во всех первых классах талмуд-торы насчитывается не менее 30 человек. Значит, реальное количество первоклассников может быть еще выше, чем то, которое насчитала я со слов детей.

Фото: Гиль Коэн Маген

Однако все эти «исчезнувшие» ученики вновь возникнут во вторых классах, и тогда все цифры сойдутся чуть ли не идеально. Например, в 2018 году в средней группе детского сада талмуд-торы насчитывался 91 ребенок, в старшей группе их было 179, а в первых классах – 42. Зато во вторых классах было около 100 детей. Причина этих скачков проста – на каждого воспитанника детского сада талмуд-тора получает полное финансирование от государства, а на каждого первоклассника – только треть. Поэтому большинство первоклассников по бумагам еще на год задерживается в старшей группе детского сада.

Моя следующая остановка – талмуд-тора «Ор олам» в Бейтар-Илите, принадлежащая хасидскому движению. Я захожу туда под тем предлогом, что мне нужно записать своего сына, и прошу показать мне подготовительный и первый классы. В каждой параллели есть по два таких класса, и все они заполнены до отказа.

«Я ищу для своего сына маленький класс», – говорю я. В секретариате талмуд-торы на меня смотрят подозрительно: я не говорю на идиш, и непонятно, почему я хочу, чтобы мой ребенок учился именно здесь. Тем не менее мне пытаются помочь. Я получаю бланк для записи нового ученика. В то же время секретарша объясняет мне, что незнание идиша может затруднить акклиматизацию моего чувствительного ребенка в их талмуд-торе.

Когда я пытаюсь выяснить, сколько человек учится в первых классах, мне отвечают: «Небольшое количество учащихся у нас только в старших классах. В младших классах учится более 30 человек». Я спрашиваю, какова ситуация в подготовительных классах. «То же самое, – отвечают мне. – Там по 27-30 человек в каждом классе».

А вот официальные данные министерства просвещения: в первых классах талмуд-торы «Ор олам» официально учится только 21 ребенок. В то же время в детские сады записаны 86 детей. Можно предположить, что многие из тех, кто официально значатся детсадовцами, на самом деле учатся в первых классах.

Изучая списки учащихся талмуд-торы «Ор олам» за последние 5 лет, натыкаешься на сходную картину. В старшей группе детского сада очень много воспитанников, в первых классах их количество резко сокращается, во вторых – резко возрастает. В 2020 году в первых классах талмуд-торы официально учились всего 6 человек. Прошел год и случилось чудо: во вторых классах оказалось уже 48 учащихся.

Чтобы исключить случайные совпадения, рассмотрим статистику министерства просвещения, отражающую количество переходов из школы в школу – например, в связи с переездом на новую квартиру или по какой-то другой причине. В первых-вторых классах государственных школ таких учащихся составляет 0,1%, и их число постоянно сокращается. В талмуд-торах этот показатель превышает 7%, и постоянно растет.

Минуя первый класс

В течение последних месяцев я искала «Мойше Фридмана» и в других талмуд-торах в разных городах страны. И повсюду заставала одну и ту же картину: официальное количество учащихся первых классов было резко занижено.

Взять, например, две школы вижницких хасидов. В одной из них в первом классе числятся 5 учеников, а на самом деле их 73. Во второй, расположенной в запущенном здании, в первом классе официально не было ни одного ученика, но я насчитала их по крайней мере 13. То же положение я обнаружила и в ультраортодоксальных учебных заведениях Модиин-Илита, Бейтар-Илита, Бней-Брака и Ашдода.

Не меняются и временные рамки: первоклассники начали «исчезать» в этих школах в 2016 году. Этому есть абсолютно логичное объяснение. В 2015 году кнессет принял поправку к закону об обязательном всеобщем образовании, в соответствии с которой действие этого закона, начиная с 2017 года, было расширено на детей в возрасте 3-5 лет. Детские сады в ультраортодоксальном секторе вместо 90% субсидии на каждого воспитанника начали получать 100%.

Иными словами, первые классы, в которых учатся 25 и 30 учеников, субсидируются практически одинаково. В то же время каждый воспитанник детского сада увеличивает его финансирование на несколько тысяч шекелей в год.

Необходимо сказать, что в некоторых талмуд-торах отмеченного выше разрыва в количестве учащихся первых и вторых классов я не обнаружила. Однако предоставляемые ими официальные данные хаотичны и не упорядочены. «Цифры, которые мы получаем, не имеют никакого отношения к реальному количеству учеников», – сказал мне представитель системы просвещения, знакомый с положением дел в этой области.

Руководство практически всех талмуд-тор пыталось найти рациональное объяснение огромной разнице в количестве учащихся первых и вторых классов. Сын директора талмуд-торы «Ор олам» от имени своего отца заявил следующее: «Иногда у нас первые классы называют детским садом. Это только вопрос названия. На самом деле это настоящий детский сад, а не первый класс в понимании министерства просвещения. То, что министерство просвещения называет первым классом, у нас – второй класс». Директор другой школы сказал мне: «Из-за того, что у нас начинают учиться позже, существует проблема при переходе из старшей группы детского сада в первый класс. Некоторые дети не готовы к началу учебы в школе и должны еще на год задержаться в детском саду».

Фото: Гиль Коэн Маген

Представители учебных заведения вижницких хасидов сообщили следующее: «Все первоклассники находятся в возрасте воспитанников детских садов, и поэтому они записываются в детские сады; только для удобства мы называем классы, в которых они учатся, первыми. На самом деле возраст учащихся вторых классов соответствует возрасту первоклассников, возраст учащихся третьих классов соответствует возрасту второклассников и так далее. Это объясняется нашим стремлением к тому, чтобы к возрасту «бар-мицвы» дети оказались в 8-м классе. Тогда на следующий год после наступления совершеннолетия в соответствии с еврейской традицией, они смогут начать учиться в йешиве».

Но все эти объяснения не дают ответа на вопрос, почему в талмуд-торах образуется столь резкий разрыв между количеством учащихся первых и вторых классов и почему дети из старших групп детских садов не переходят напрямую во второй класс. Представитель министерства просвещения утверждает, что все эти манипуляции с цифрами объясняются исключительно стремлением ультраортодоксальных учебных заведений получить деньги, не причитающиеся им по закону.

«Министерство просвещения закрывает глаза»

Несмотря на существенные добавки, которые религиозные учебные заведения ухитряются выжимать из государственного бюджета, их положение все равно остается бедственным. Повсюду, где мне довелось побывать, я видела тесноту и запущенность, отсутствие красок и теплоты. До отказа заполненные классы иногда располагаются в серых строительных вагончиках. За состоянием школьных дворов никто не следит.

Куда же в таком случае деваются деньги? «Все эти ухищрения с трудом позволяют нам выплачивать зарплаты преподавателям, – с болью говорит директор иерусалимской талмуд-торы. – У нас нет денег, чтобы платить педагогическим советницам, нет денег на экскурсии, нет на многие необходимые вещи».

По его словам, раньше министерство просвещения выделяло талмуд-торам небольшие средства на проведение экскурсий. Однако и они уходили на зарплаты и обеспечение основных нужд талмуд-торы. «Старшеклассники учатся у нас по многу часов, – объясняет директор, – но министерство просвещения это не интересует. Мы получаем те же самые деньги». Для сравнения: учащиеся 7-9 классов светских школ заканчивают учебу в 2-3 часа дня, тогда как их ультраортодоксальные сверстники учатся до 6 часов вечера.

По словам директора другого учебного заведения, «хедеры находятся в ужасающем финансовом состоянии».

– Если бы это не касалось ультраортодоксов, то уже поднялся бы массовый протест, а у нас не остается выбора. Мы вынуждены взимать высокую плату за учебу с родителей, и платить нашим преподавателям очень низкие зарплаты.

– Как это происходит?

– При некоторых талмуд-торах существуют детские сады, оформленные как некоммерческие организации. Они получают полное финансирование, но воспитательницам там все равно платят очень мало. Все деньги достаются некоммерческой организации, то есть оказываются в распоряжении талмуд-торы. Таким образом за счет детских садов финансируется учеба старшеклассников. Руководители талмуд-тор идут на всевозможные ухищрения, чтобы платить воспитательницам как можно меньше. Они оформляют их как простых работниц некоммерческих организаций и так далее. Как им удается так долго обводить систему вокруг пальца? Не знаю. Мне ясно лишь одно: министерство просвещения закрывает на это глаза. Там многое что делается под ковром.

– Вы не задумывались о том, чтобы включить в свою программу основные школьные предметы и получить полное финансирование?

– Когда Гидеон Саар был министром просвещения, многие хасидские школы присоединились к сетям «Бней Йосеф» и «Мааян ха-хинух ха-торани». Один мой товарищ умолял раввина Штайнмана, чтобы он позволил ему этой сделать. Но тот ответил решительным отказом и оставил его школу в нищете. А хасиды, которые присоединились к системе «Мааян ха-хинух», торжествуют [При этом некоторые хасидские школы, в нарушение взятых обязательств, все равно не включили в свои программы основные школьные предметы – «Либерал»].

Директор другого учебного заведения признается, что ему хорошо известны различные способы фиктивной регистрации. «Все это существует», – говорит он.

– Зачем это делается?

– Иначе бюджет детских садов получается слишком большой.

– Что говорят об этом родители?

– Они ничего не знают. Они отправляют своих детей на учебу в первый класс и не вдаются в подробности. Им неважно, как это называется.

– И первый класс работает как старшая группа детского сада?

– Да.

– В каждой талмуд-торе есть такой класс?

– Иногда это не один класс, а вся параллель. Зависит от города… Муниципалитет должен утвердить решение оставить детей на еще один год в детском саду.

– Что происходит, когда дети оканчивают детский сад?

– Некоторые школы сразу принимают их во второй класс. Так сразу, одним махом, образуется целый класс.

– Кто управляет этим процессом?

– Талмуд-торы. Инспекторы утверждают все принятые ими решения. Они как бы не замечают нарушений. Закрывают на них глаза.

– Министерство просвещения знает об этом?

– Конечно, они же не до такой степени дураки. Ежегодно тысячи детей остаются на второй год в старшей группе детского сада…

И снова «игры с числами»

Очередной раунд «игр с числами» происходит при переходе из восьмого в девятый класс, то есть, из хедера или талмуд-торы – в «малую йешиву». Здесь применяется практически та же схема, что и при переходе из детского сада в первый класс. Учащиеся здесь тоже вдруг исчезают из официальной статистики.

У перехода из талмуд-торы в «малую йешиву» есть финансовое значение. На каждого ученика «малой йешивы» выделяется 8500 шекелей в год, а на каждого ученика талмуд-торы – 4500 шекелей. То есть на старшеклассников дают на 4000 шекелей больше.

Возьмем для примера иерусалимскую талмуд-тору «Хават даат», в которой в 2012 году в первом классе начали учиться 63 ребенка. Во втором классе было уже 73 ученика, в 3-4 классах – 93 ученика, а в 5 классе – 101 ученик. Можно предположить, что к пятому классу была завершена реальная регистрация учащихся, фиктивно оставшихся на дополнительный год в детском саду.

Далее количество учащихся начинает сокращаться. В 8 классе учится только 81 человек. Куда делись 20 учеников? Очевидным образом они обнаруживаются в 9 классе «малой йешивы», носящей то же название – «Хават даат». Из беседы с учащимися талмуд-торы выясняется, что отдельной йешивы здесь вовсе не существует.

Оказывается, некоторые йешивы вообще регистрируются дважды. Для этого используются различные трюки: например, одно и то же учебное заведение регистрируется под разными именами, или по разным адресам. Например, в Иерусалиме, на улице Ха-Роэ 8 в квартале Рамот зарегистрирована йешива «Оэль Тора» под руководством Рафаэля Бускилы, в которой числятся 153 ученика. А по адресу Ха-Роэ 10 зарегистрирована йешива под тем же названием (с разницей в одну букву), которой руководит Авраам Бускила – отец Рафаэля. И в ней числится всего 6 учащихся.

Фото: Гиль Коэн Маген

Я еду в Рамот, чтобы попробовать «записать сына в йешиву». Мне предлагают поговорить с ее руководителем. «Йешива называется «Оэль Тора?», – спрашиваю я и получаю положительный ответ. Я интересуюсь, есть ли тут еще одна йешива. Мне отвечают, что на параллельной улице работает йешива гурских хасидов, но здесь существует только одна. Я перехожу от дома номер 8 к дому номер 10, и действительно нахожу только одну йешиву.

В ходе работы мне приходится встретить еще несколько таких пар. Йешивы регистрируются дважды с незначительным изменением своего имени. При этом руководят ими одни и те же люди. Некоторые руководители пытаются объяснить мне, что речь идет о филиалах йешив, а не об их двойной регистрации.

Возвращаясь к переходу из восьмой в девятый класс: в йешиве белзских хасидов в первом классе начали учиться 25 детей. Их количество к пятому классу достигло 62, а к седьмому – 89. Зато в восьмом классе количество учащихся резко сократилось – до 56.

В нынешнем году в восьмых классах подобных учебных заведений зарегистрированы всего 4500 учеников. Но четыре года назад в этих же классах учились 7000 детей! Это означает, что до восьмого класса не смогли «добраться» 2500 учеников. Ни в одной школе не существует столь высокого показателя (36%) отсева учащихся.

Этот феномен имеет несколько объяснений. Возможно, что дети, которые фиктивно провели два года в детских садах, не регистрируются и в восьмых классах. Из седьмого класса они переводятся сразу в девятый. Второй вариант: возможно, что учащихся седьмых-восьмых классов сразу регистрируют в качестве девятиклассников.

Я обратилась к десяткам выпускников «малых йешив» с вопросом: сколько лет они проучились в этих учебных заведениях? Выяснилось, что в большинстве «малых йешив» старшеклассники проводят всего три года, хотя официально их учебная программа рассчитана на четыре. Речь идет примерно о 5000 учащихся, которые только числятся в «малых йешивах». Финансирование, незаконно получаемое на их обучение, составляет около 20 млн шекелей в год.

Я спрашиваю руководителя талмуд-торы, существует ли конкуренция за учеников. «Конечно, – отвечает он. – Ты записываешь себе ученика и вдруг выясняешь, что он уже записан в другую школу. Проверяешь, в чем дело, и выясняешь, что школа, из которой он ушел, просто не вычеркнула его из своих списков. Он продолжает числиться там».

Таким образом, существуют йешивы, которые получают финансирование на учащихся, которые вовсе в них не учатся. «Между нами существует острая конкуренция, – говорит руководитель одной из «малых йешив». – Но ничего не поделаешь, наше финансовое положение просто катастрофическое. Некоторые просто записывают к себе учеников, которые все еще учатся в хедере. А в седьмых-восьмых классах остается меньше учеников».

Аттестат зрелости без аттестата зрелости

Прямо перед тем, как было принято решение о роспуске кнессета, генеральный директор министерства просвещения Далит Штаубер утвердила реформу финансирования ультраортодоксальных учебных заведений. В соответствии с ней каждая школа, в учебный план которой будут включены три основных предмета общеобразовательной программы (математика, иврит, английский) и учащиеся которой успешно выдержат экзамены по этим предметам, получит 100%-е субсидирование. Это имеет огромное значение для школ, не входящих в крупные образовательные сети (школы, входящие в них, и так получают полное субсидирование).

Эта реформа призвана помочь в борьбе с одним из старейших способов незаконного получения бюджетных денег – регистрации малых йешив как гимназий. В принципе, все школы для старшеклассников делятся в ультраортодоксальном секторе на две категории. Одна из них – «особые культурные учреждения» – субсидируется на 60%, другая – «признанные, но не официальные школы» – субсидируется как обычная гимназия, то есть на 100%. Расчет причитающейся этим учебным заведениям субсидии производится в зависимости от количества учащихся. Одним из главных условий зачисления школы в категорию «признанных, но не официальных» учреждений является подготовка ее воспитанников к экзаменам на аттестат зрелости.

Фото: Гиль Коэн Маген

Мне удалось обнаружить по крайней мере 30 «малых йешив», зарегистрированных как «признанные, но не официальные учреждения». Однако количество их выпускников, сдавших экзамены на аттестат зрелости, составляет… 0%! Это значит, что школа, в которой учится 4200 человек, получила на них стопроцентное субсидирование, в то время как по закону должна была получить только 65%. Общий объем незаконно получаемых субсидий исчисляется десятками миллионов шекелей в год.

Я позвонила в несколько йешив, которые официально готовят своих выпускников к экзаменам на аттестат зрелости, и спросила, можно ли записать в них моего младшего брата. В семи таких учебных заведениях мне ответили, что не готовят к экзаменам на аттестат зрелости (иерусалимская йешива «Торат эмет», «Томхей тмимим» в Мигдаль ха-Эмеке, «Томхей тмимим» в Реховоте и другие). Другие дали туманный ответ, типа: «В известном смысле, мы готовим к экзаменам на аттестат зрелости», «Не могу точно сказать», «Мы изучаем некоторые предметы» и т.д.

Эта система за последнее десятилетие обошлась государству почти в миллиард шекелей.

Шира Алек, «Либерал», Б.Е. Люди, изображенные на фотографиях, не имеют отношения к содержанию статьи. Фото: Гиль Коэн Маген ⊥

Популярное

Холостой программист, житель центра Израиля выиграл 40 миллионов шекелей

После 20 розыгрышей без победителя в минувший вторник, 9 августа, в лотерее «Мифаль ха-паис», единственный...

Жителям обстреливаемого юга предлагают бесплатно отдохнуть за границей — и в Израиле

Израильская авиакомпания «Аркиа» 6 августа предложила жителям приграничных с Газой населенных пунктов...

МНЕНИЯ