Friday 22.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Проблема: в Нетаниягу усиливается внутренний Мики Зоар

    Председатель коалиции Мики Зоар обвинил руководителя борьбы с эпидемией Рони Гамзу, что он предпринимает отчаянные попытки остановить массовое паломничество брацлавских хасидов в Умань, но не пытается предотвратить демонстрации на улице Бальфура, потому что «боится средств массовой информации».


    Гамзу ответил, что ему тоже не нравятся толпы на демонстрациях, и призвал Зоара принять закон, который предотвратил бы их. Гамзу хорошо понимает, что одновременно с борьбой с эпидемией он вынужден «заниматься политикой», то есть выдвигать невозможные предложения того рода, который выбрасывают политики. Он вынужден валяться в политической грязи вопреки своему мандату и, вероятно, против своего желания, и все это только из-за полного отсутствия на сцене премьер-министра.

    Бегство Биньямина Нетаниягу от уманского дела - вместо этого он шепотом попросил украинцев вытащить для него каштаны из огня и самим запретить паломникам въезд в Умань - можно просто объяснить его зависимостью от ультраортодоксов и желанием сохранить с ними союз. С тех пор, как в 2013 году он сформировал правительство с участием «братьев» Беннета и Лапида - самого ненавистного правительства Нетаниягу из всех его правительств, - он поклялся больше не отказываться от своих верных партнеров.

    Это глубокий союз, который выходит за рамки личных связей между народными избранниками: Нетаниягу очень популярен на ультраортодоксальной улице, проявляющей скептицизм по отношению к принципу верховенству закона, с которым борется и премьер-министр. Сам Зоар, кстати, тоже опирается в «Ликуде» на ультраортодоксальных и религиозных функционеров.


    Но помимо этого аспекта, конфликт Гамзу - Зоар также отражает две стороны, сосуществующие в Нетаниягу. Одна сторона - «ответственный взрослый», тот, кто стоит за профессионально оправданным назначением Гамзу, а еще раньше – за своевременными мерами против эпидемии, если не сказать чрезмерными («возможно, это величайший кризис для человечества со времен Средневековья»).

    Именно эта сторона отвечает за оправданную политику, призванную избегать ненужных войн, за заключение мирного соглашения с Объединенными Арабскими Эмиратами в обмен на замораживание сомнительной аннексии, которой Нетаниягу вовсе не хотел, и за формулирование разумной схемы решения проблем просителей убежища, от которой он отказался под давлением электората.

    Другую сторону можно обозначить именем Мики Зоара. В последние годы она становится все более радикальной. Если посмотреть на список председателей коалиции в недавних правительствах Нетаниягу, вы можете увидеть Зеэва Элькина, умного торговца, который воплощает пословицу «тихие воды глубоки»; Ярива Левина, политического лиса с температурой, которая приближается к нулю; Цахи Ханегби, который в своей пожилой версии стал ответственной фигурой в «Ликуде»; Давида Битана, который вопреки образу, ставшему в значительной степени результатом расистского подхода, преуспел в управлении коалицией, был  уважаем всеми депутатами парламента, и вел себя образцово демократично по отношению к оппозиции.

    А в конце мы обнаруживаем Давида Амсалема, чья риторика относительно полиции, прокуратуры и юридического советника правительства заставляет отвиснуть челюсть, и Зоара, который превзошел своего предшественника, обладая особым талантом ссориться внутри своей партии.

    Эти двое, и Зоар даже в большей степени из-за своих перепадов настроения, стали выражением анархической стороны Нетаниягу, которая создает атмосферу вечного хаоса, сводящую всех с ума. Благодаря своему усилению, эти фигуры могут позволить Нетаниягу удержать то, что осталось от его государственной стороны. Проблема в том, что осталось немногое.

    Равит Хехт, «ХаАрец», И.Н. На снимке: Нетаниягу и Зоар. Фото: Эмиль Сальман


    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend