Sunday 19.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Sebastian Scheiner
    AP Photo/Sebastian Scheiner

    Два противоположных взгляда на побег террористов из израильской тюрьмы

    Побег шести заключенных из тюрьмы «Гильбоа» стал самым громким событием последнего времени. Он грозит серьезным осложнением ситуации на Западном берегу и вокруг сектора Газа, а в самом Израиле вызвал неоднозначную оценку. Приводим две полярные точки зрения.

    Шесть сбежавших заключенных – борцы за свободу, считает журналист «ХаАрец» Гидеон Леви. Более того: «Шесть сбежавших палестинских заключенных – самые смелые борцы за свободу, которых только можно себе представить. Израильтянам, которым трудно это признать, стоит вспомнить множество сериалов и фильмов, которые они смотрели: побег из тюрьмы – идеальный хеппи-энд. Побег, организованный ЭЦЕЛом из британской тюрьмы  в Акко в 1947 году, навсегда запечатлелся как акт героизма.

    Но то, что верно для фильмов и евреев, никогда не применимо к палестинцам. Шесть беглецов – просто террористы, и народ хочет, чтобы их уничтожили.

    Шесть смельчаков выбрали путь насильственного и жестокого сопротивления оккупации. Эффективность этого пути против сильного и хорошо вооруженного Израиля можно оспаривать, но нельзя сомневаться в его оправданности. У них есть право яростно выступать против оккупации, которая является более жестокой и насильственной, чем любой палестинский террор.

    После ареста к ним были применены драконовские и непропорциональные наказания. Условия их заключения также являются позором, и они не выдерживают никакой проверки с точки зрения прав человека.

    Я хорошо знаю Закарию Збейди, может быть, я даже могу назвать себя его другом. Как и некоторые другие израильские журналисты, я часто встречался с ним на протяжении многих лет, особенно когда он был в розыске. Около трех лет назад я отправил ему статьи из архива «ХаАрец», которые он запросил для своей магистерской работы.

    История его жизни – это классическая история жизни жертвы и героя. «Я никогда не жил как человек», – сказал он мне однажды. В 2004 год сказал мне: «Я мертв. Я знаю, что я мертв». Но его удача или что-то еще сыграло ему на руку. Подобно Маруану Баргути и другим палестинским героям, он тоже хотел мира с Израилем, но на условиях справедливости и уважения к своему народу, и он тоже чувствовал, что у него нет другого выхода, кроме жестокого сопротивления. Никогда я не видел его без оружия».

    Это не должно повториться

    Известная журналистка и музыкант Карни Эльдад пишет в «Исраэль ха-йом», что история с побегом должна стать водоразделом, коренным образом изменить ситуацию в тюрьмах.

    «Побег шести заключенных накануне праздника удивил всех: граждан Израиля, сотрудников Тюремной службы и, возможно, даже самих заключенных. Но если задуматься, большого сюрприза здесь нет. Заключенные пытаются бежать всегда, а задача тюремщиков – помешать им это сделать.

    Но тюремщики свою работу не сделали. Это был не разовый прокол, а известная проблема. В тюрьмах по всему миру есть методы предотвращения побегов. Например, следят за тем, чтобы заключенные были в постоянном движении: никогда не сидели долго в одной камере. Их постоянно перемещают из камеры в камеру, из крыла в крыло, из тюрьмы в тюрьму. Но в тюрьмах Израиля заключенные террористы выбирают, в какой камере оставаться и как долго. Например, Закария Збейди, член ФАТХа, жил с пятью членами «Исламского джихада», потому что в этой камере был тоннель.

    Почему так происходит? По той же причине, по которой в израильских тюрьмах террористы имеют непомерные льготы, которых никто не думает их лишать. Мы знаем, что если мы это сделаем, то они объявят голодовку. Предполагается, если заключенный умрет от голодовки, в Иудее и Самарии произойдет восстание, поэтому мы очень, очень осторожны, чтобы не расстроить их.

    Знаете ли вы, например, что в Израиле заключенных по делам безопасности государства регулярно посещают представители Красного Креста? Почему? Потому что они определены этой организацией как «военнопленные». Конечно, они не военнопленные, а террористы, и конечно, наших бедных заключенных в Газе, которые не пытались убить палестинских женщин и детей, не посещает Красный Крест. Это должно прекратиться.

    Государство должно один раз четко сказать (да, одного раза хватит): «Хочешь голодать до смерти? Пожалуйста. У нас нет смертной казни для террористов, но если вы будете настаивать, мы не будем стоять на вашем пути».

    Когда заключенные объявляют голодовку, они попадают под определение участников беспорядков и как таковые лишаются прав: нет встреч с семьей или адвокатами. Одновременно, учитывая, что мы не сможем найти все контрабандные SIM-карты и телефоны, тюремная служба (ШАБАС) должна блокировать каналы связи.

    Судя по искаженным отношениям между Израилем и заключенными террористами, кажется, что государство является узником, а они делают то, что хотят. Это надо прекратить. Сейчас прекрасная возможность изменить условия жизни террористов. Больше никаких вечеринок, никаких телевизоров в комнате, никакого выбора камер и сокамерников. Как странно, что надо писать это. Нам нужно освободиться. Перестать бояться. А восстание, если оно вспыхнет, подавите силой, и все. Баланс сил изменится раз и навсегда».

    «Детали», по материалам израильских СМИ, И.Н. На снимке: тюрьма «Гильбоа». AP Photo/Sebastian Scheiner

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend