Wednesday 29.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Два шпиона, но какая разница!

    Ханжество, цинизм и двойная мораль отличают поведение системы безопасности во всем, что касается Мордехая Вануну. К ней присоединилась и судебная система, ставшая за много лет ее резиновой печаткой.

    10 дней назад Верховный суд, заседавший в качестве Высшего суда справедливости (БАГАЦ), снова отклонил апелляцию Мордехая Вануну с требованием снять с него все ограничения. Это была 14-я по счету апелляция, которые суд отклонил за 17 лет, прошедших после освобождения Вануну из тюрьмы.

    Надежда, что, может, на этот раз случится чудо в БАГАЦе, проснулась у просителя и его адвоката после прибытия в Израиль шпиона Джонатана Полларда. Несмотря на различие в характерах и личном опыте, в этих двух случаях есть определенное сходство.

    Вануну и Поллард действовали в нарушение закона. Оба работали в засекреченных организациях. Оба нарушили свое обязательство перед работодателями хранить секретность. Обоих арестовали: Полларда – в 1985-м, Вануну – в 1986-м. Обоих отдали под суд и осудили за шпионаж. Обоих приговорили к долгим срокам лишения свободы: Поллард получил пожизненный срок, Вануну – 18 лет. Оба были уверены, что к желанию государства воздать им по заслугам примешалась жажда мести. Для их освобождения или облегчения наказания были созданы местные и международные организации. Правительство Израиля полностью оплатило защиту Полларда и выплачивало ему ежемесячное пособие. Защиту Вануну оплатила лондонская газета «Санди таймс» с привлечением пожертвований частых лиц и организаций.

    Вместе с тем есть несколько зримых отличий между двумя случаями. Отношение правоохранительной системы и системы безопасности к Вануну было во много раз хуже, чем к Полларду. Вануну просидел семь лет в одиночке, из которой его перевели, только когда появилось опасение, что это повредит его психическому здоровью. В то же время Полларда, чье состояние здоровья тоже ухудшилось в тюрьме, навещали политики и его сторонники, среди которых были американские евреи и израильтяне.

    Хотя в обеих странах их называли предателями и шпионами, в деле Вануну есть нюансы, которых нет у Полларда. Мировоззрение и идеология Вануну привели к тому, что его мотивы не были корыстными. Правда, «Санди таймс» пообещала ему деньги после публикации его истории в виде книги. Но этого не произошло. А Поллард при всей своей сионистской мотивации рассчитывал хорошо заработать и получил за свои услуги немалые деньги.

    И еще одно важное отличие: Поллард шпионил для иностранного государства – Израиля. Вануну передал информацию журналистам, которые опубликовали ее для широкой публики, хотя не исключено, что ранее они поделились ей и с сотрудниками разведки тоже.

    Тут мы и подходим к двойной морали. После того, как Поллард отсидел 30 лет, ему смягчили наказание, и судебная система вместе с разведслужбой США разрешили освободить Полларда из тюрьмы при жестких ограничениях на пять лет, включая электронный браслет. Через пять лет эти ограничения были сняты, и он прилетел в Израиль.

    Похожие ограничения, наложенные на Вануну, до сих пор остаются в силе.

    В сравнении с мерой милосердия, сострадания, справедливости и логики американской системы, у членов израильской Комиссии по атомной энергии и начальника службы безопасности министерства обороны – при поддержке прокуратуры и судей – нет такой системы ценностей и таких качеств. Они продолжают настаивать на том, чтобы с Вануну не снимали никаких ограничений, в центре которых – запрет на выезд из страны. Поразительно узнать, что главным аргументом системы безопасности, который усвоили и судьи, является утверждение, что Вануну «хранит в мозгу чувствительную информацию, которую может раскрыть другим людям. Именно этим аргументом пользовались американские разведслужбы, чтобы объяснить, почему ни в коем случае нельзя освобождать Полларда.

    До какой степени понятия и оборонное мировоззрение Израиля проникли также и в судебную систему, свидетельствует язык судьи Ицхака Амита, который написал постановлеие. Он назвал жену Вануну «имярек». Возможно, это «ошибочка по Фрейду». Как будто упоминание ее имени – это часть хранения тайны в этом деле. Хотя ее имя – доктор Кристин Йохимсен – уже было в печати.

    Состав судей, которые рассматривали апелляцию Вануну, вроде бы считался либеральным: Амит, Анат Барон и Офер Гросскопф. Долгие годы я слежу за судебными заседаниям, выносимыми приговорами и постановлениями, включая апелляции, которые я сам подавал в Верховный суд. На своем опыте могу засвидетельствовать, что разделение судей на «либералов» и «консерваторов» теряет силу, когда дело касается сферы безопасности. Судьи по большей части идут навстречу просьбам системы безопасности провести заседание при закрытых дверях в присутствии одной стороны, а также повсеместно утверждают запрет на публикацию, попирая право общественности знать. Когда речь заходит о национальной безопасности, даже члены Верховного суда, почти без исключения, вытягиваются во фрунт и козыряют государству.

    В своем коротком постановлении Амит написал, – то ли с иронией, то ли констатируя факт – что подача апелляций и их отклонение превратились в «ритуал». Может быть, этим он намекнул Вануну и его адвокату, что им было бы лучше воздержаться от дальнейших апелляций.

    Ту же логику и ту же аргументацию, которые привели к освобождению Полларда, хотя он вроде бы удерживал в мозгу чувствительную информацию, необходимо применить к Вануну. К огромному сожалению, по всей видимости, он продолжит быть узником Сиона, хотя его единственное желание состоит в том, чтобы покинуть Израиль, дабы провести остаток жизни – ему 67 лет – со своей женой в Норвегии.

    Йоси Мельман, «ХаАрец». Р.Р. На фото: Мордехай Вануну в суде, 2015. Фото: Лиор Мизрахи.˜

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend