Думала, что отца тоже похитили, узнала о смерти приемной матери: как приходит в себя Эмили Хэнд

Думала, что отца тоже похитили, узнала о смерти приемной матери: как приходит в себя Эмили Хэнд

Прошла уже неделя с тех пор, как 9-летняя Эмили Хэнд вернулась из плена ХАМАСа. Родные постепенно узнают о том, что она пережила в плену.

«Она до сих пор называет Газу «коробкой», — говорит ее отец Томас. — Она вернулась в пижаме, в которой ее похитили. Мы выбросили эту пижаму в мусорку».

«Она сказала нам, что не спала три дня», – рассказывает Натали, старшая сводная сестра Эмили.  По ее словам, группу заложников, в которой была Эмили, держали не в тоннелях, а в доме на поверхности. Вероятно, дом находился на севере сектора Газа. Эмили рассказала, что когда к этому району подошла израильская армия, то они перебегали между домами под обстрелом.

Она не сказала: «Мне было страшно», – объясняет Натали. – Она выглядит напуганной. Страх ощутим, когда она об этом рассказывает».

По словам сестры, девочка видела, как кого-то подстрелили, «но он не умер».



Когда Эмили было два года, ее родная мама Лиат умерла от рака. С тех пор прошло несколько лет, и Томас вступил в другие отношения. Его вторая жена, Наркис, прекрасно ладила с Эмили, девочка привязалась к ней. После освобождения Эмили Томасу пришлось рассказать дочери, что Наркис была убита 7 октября.

Девочка спросила у своей сестры Натали, где Наркис. Натали сказала, что приведет папу.

«Я не знала, что ей сказать, – вспоминает Натали. – Она сидела с пустым, мертвым видом. Не с нами. Она не понимала, что произошло, понимала лишь, что что-то не в порядке. Тогда я, мой отец и брат Иден сели рядом с Эмили. Начал разговор мой отец. Он рассказал ей что Наркис убили. Нам сказали использовать именно это слово.

«Она не начала плакать, — говорит Томас, — она просто была в шоке».

В субботу, 7 октября, Эмили ночевала в доме своей лучшей подруги Гилы Ротем Шошани. Туда ворвались террористы. Эмили захватили в плен вместе с Гилой и ее матерью Райей. Лишь после освобождения отец узнал: дочка думала, что и его тоже похитили террористы.

«В ее глазах, когда она впервые увидела меня, было удивление. Она решила, что всех в кибуце похитили», — рассказывает Томас.  По его словам, в этот момент он даже испытал облегчение. Он боялся, что дочь сердилась на него, потому что отец не смог защитить ее и спасти.

Утром 7 октября Томас узнал о вторжении террористов из сообщений в группе кибуца в WhatsApp.  Он взял свой пистолет и решил подождать возле защищенной комнаты в доме. Наркис находилась в другом доме в кибуце, а Эмили была в гостях у Гилы Шошани. Хэнд так и не смог добраться до них, позже его спасли и вывезли из Беэри израильские солдаты.

Натали, старшая дочь Наркис, находилась в тот момент в поездке по Австралии.

«Прежде всего, я связалась с мамой, – вспоминает Натали. – В какой-то момент она перестала отвечать. Я продолжала набирать номер, и вдруг мне ответил кто-то с арабским акцентом. Я сказала: «Мама, мама», и услышала, как кто-то сказал: «Мама Газа» и повесил трубку».

Натали также позвонила Эмили – 8-летняя девочка сказала ей: «Я не хочу умирать».

Лишь спустя много часов после того, как его спасут, Томас поймет, что Наркис была убита при попытке спастись из горящего дома, и что Эмили пропала.  Через два дня ему сообщат, что кто-то видел тело его дочери на дорожке в кибуце.

Спустя несколько дней Томас Хэнд дал то самое интервью CNN, поразившее многих израильтян. В разговоре он признался, что был рад известию о смерти Эмили, так как другой вариант – то, что дочь попала в плен к террористам, — ужасает его еще сильнее. «Это лучшая новость из всех возможных, которые я знал», — сказал Хэнд.

Натали говорит, что ее 9-летняя сестра уже видела это интервью.  «Она спросила меня: «Ты действительно думала, что я умерла?». Я ответила ей: «Да».

Лишь 25 октября родные Эмили были извещены, что девочка, скорее всего жива и находится в плену в Газе. В тот момент, когда Эмили включили в список на обмен и должны были освободить, сделка чуть не сорвалась. В течение шести часов родные не знали, вернется Эмили домой или нет.

«Это был шокирующий день, — описывает Натали. – Он навалился на все, что мы уже пережили».

«6 часов — это долгое ожидание после 50 дней, — вспоминает Томас. – Это продлило ужас и травму».

После возвращения Эмили они узнали, что Райя, мать ее подруги Гилы Ротем Шошани, заботилась в плену о девочке, как о собственной дочери. Она следила за тем, чтобы девочки ели. Похоже, Эмили теперь подражает ей.

«Когда она ест, она теперь первой предлагает всем еду. Раньше такого не было. А если я ей говорю, что не хочу, то она отвечает «Давай, ешь, давай, за меня», – рассказывает Томас.

54-летнюю Райю Ротем-Шошани освободили вскоре после обмена девочек. Она вернулась домой ночью с 29 на 30 ноября. Почти все время Райя, Гила и Эмили были вместе. Боевики ХАМАСа разделили их и увели Райю в другое место лишь за два дня до обмена. ХАМАС пытался утверждать, что якобы не знает, где находится Райя Ротем-Шошани – но затем включил ее в списки для обмена.

«Детали», Д.Г. Фото: пресс-служба ЦАХАЛа

Будьте всегда в курсе главных событий:

Подписывайтесь на ТГ-канал "Детали: Новости Израиля"

Новости

Метро в Тель-Авиве – возможная причина вспышки опасной болезни
БАГАЦ потребовал от правительства объяснить, почему студентов йешив не призывают в армию
Книгу палестинского террориста включили в шорт-лист престижной премии

Популярное

«То, что солдаты погибли – не наше дело… Они нам не братья»

Когда силам безопасности Израиля удалось вырвать из самой глубины Газы двух заложников, Фернандо Мармана и...

Самолет компании «Эль Аль» попытались отклонить с маршрута, взломав сеть связи

18 февраля серьезный инцидент произошел на рейсе израильской авиакомпании «Эль Аль» с острова Пхукет в...

МНЕНИЯ