ДНК помогла разгадать тайну происхождения филистимлян

Наука сделала огромный шаг вперед в разгадке тайны, которая окружает филистимлян – заклятых врагов израильтян, как о том свидетельствует Библия, народа, внезапно появившихся более 3000 лет назад на побережье Леванта.

На протяжении веков их происхождение оставалось для ученых тайной, но анализ ДНК, извлеченной из скелетов, обнаруженных на раскопках в Ашкелоне, подтверждает теорию, что филистимляне имели частично европейские корни, скорее всего, с юга континента. Это подтверждает давнюю теорию, которую поддерживал ряд ученых, опиравшихся на древние тексты и сходство археологических находок, обнаруженных в этих двух регионах, что филистимляне пришли на Ближний Восток из области Эгейского моря.

«Данные, полученные на основе анализа ДНК, являются важным подтверждением теории о том, что филистимляне были мигрантами, вышедшими из региона Эгейского моря и достигшими Ашкелона», - говорит Даниэль Мастер, профессор археологии в Уитон-колледже и со-директор раскопок в Ашкелоне.

Исследование, результаты которого были опубликованы в журнале Science Advances, показывает, что пришельцы быстро смешались с местным населением. В течение нескольких веков геном филистимлян стал очень близок геному левантийских народов, среди которых они жили.

Похоже, что новое исследование, подтверждает то, что древние тексты говорят о происхождении филистимлян. Оно также проливает свет на загадочные «народы моря», свободный союз пиратских группировок, в который входили и филистимляне. Последних часто обвиняют – и, возможно, несправедливо, - в том, что они стали главной причиной внезапного падения главных цивилизаций во время так называемого «кризиса бронзового века».

«ДНК показывает, что филистимляне были новым в регионе народом, который принес с собой свою собственную культуру и традиции», - говорит Адам Аджа, археолог из Гарвардского университета и помощник директора Ашкелонского проекта.

Исследователи выстроили последовательную цепь геномов обитателей Ашкелона  разных периодов древности, сравнили их друг с другом, а также с древними и современными образцами ДНК со всего Ближнего Востока и Европы.

Около 99 процентов ДНК у всех людей схожи, однако некоторые части генома подвержены изменениям, объясняет докторант Михаль Фельдман из Института естествознания имени Макса Планка. Из 108 костей, обнаруженных в Ашкелоне, только 10 содержали достаточное для анализа количество ДНК. Самые ранние образцы относятся принадлежат трем людям, жившим между 18-16 веками до нашей эры, задолго до прихода филистимлян, когда город был ханаанским поселением. По данным исследования, геном этих людей наиболее близок к геному современных ближневосточных народов и к образцам генома бронзового века со всех концов Леванта и Анатолии.

Но все меняется, если рассмотреть ДНК, извлеченные из костей четырех младенцев, похороненных под домами в конце 12-го века до нашей эры, сразу после того, как на заре железного века филистимляне поселились в Ашкелоне. Согласно исследованию, далекими предками этих детей были европейские охотники-собиратели.

По словам Фельдман, трудно с точностью определить происхождение этой части генома филистимлян, потому что у ученых нет недостаточного количества  образцов древней ДНК этого периода в Европе. Но статистические модели, на которые опираются генетики, показывают, что, скорее всего, филистимляне на 43 процента происходили от тех, кто населял в бронзовом веке Грецию, а остальное – местное левантийское население Ашкелона. Другие, менее вероятные модели, указывают на сходство с геномом современных жителей Сардинии или с геномом обитателей Иберии бронзового века, сообщается в исследовании.

Независимо от статистической значимости образцов из Ашкелона, в этой истории есть еще один поворот, связанный с образцами ДНК, извлеченным из трех скелетов, которые были недавно обнаружены на кладбище филистимлян в Ашкелоне, и датируются 9-10 в.в. до н.э.

У этих людей, которые жили всего пару веков после прихода филистимлян в эти края, европейский генетический компонент практически не обнаруживается. В среднем их геном больше напоминает геном жителей Ашкелона ханаанского периода Бронзового века, чем близких им по времени предков раннего Железного века.

По словам Аджа, это означает, что эти «пришедшие из Европы мигранты очень быстро смешались с местным населением и стали генетически неотличимы, даже если они хранили традиции, которые привезли с собой».

Ариэль Давид, «ХаАрец», М.Р. На снимке: раскопки в древнем филистимском городе Ашкелон. Фото: "Детали"


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend