Sunday 01.08.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Эмиль Сальман
    Фото: Эмиль Сальман

    Дожили: Верховный суд на стороне ультраортодоксов!

    В январе 2018 года в Тель-Авивском университете состоялась конференция, посвященная сегрегации мужчин и женщин на академических направлениях, предназначенных для ультраортодоксальной аудитории. Зал факультета социальных наук был переполнен. Выступающие представили широкий спектр позиций относительно гендерной сегрегации, от критиков ее последствий до тех, кто видели в ней естественное право. Атмосферу излишне сдержанной академической дискуссии нарушил профессор Амнон Рубинштейн, в прошлом – министр просвещения. «Речь идет не о сегрегации, но о дискриминации женщин, – подчеркнул он. – Слово «сегрегация» неверно».

    Спустя 3,5 года после конференции и 5 лет после того, как были поданы апелляции, объединенные в одно слушание, судьи БАГАЦа постановили, что политика Совета по высшему образованию, допускающая «исключение женщин из учебных направлений, в которых учатся только мужчины, является проявлением недопустимой дискриминации», которую надлежит немедленно отменить уже в ближайшем учебном году. Есть вещи, с которым нельзя смириться ни на секунду.

    В промежуточном заключении пространного постановления суда, в котором каждый из пяти судей высказал свою позицию, говорится, что сегрегация мужчин и женщин не была отвергнута, и раздельные учебные направления, предназначенные для ультраортодоксов, не будут закрыты.

    Хорошие новости заключаются в том, что на сегрегацию под эгидой государства были наложены ограничения: запрещена дискриминация преподавателей-женщин (которым на данный момент не разрешается преподавать в классах только для мужчин); гендерная сегрегация была ограничена только учебными классами (важное напоминание различным учебным заведениям, которые распространили ее на пространства кампуса посредством создания раздельных входов и библиотек, разного времени учебы и «правил скромности», контролирующих одежду студентов).

    Было заблокировано намерение Совета по высшему образованию расширить гендерную сегрегацию по двум новым направлениям – сначала по терапевтическим профессиям, «а там посмотрим», и других групп, которые не являются ярко выраженными ультраортодоксальными, также высказавшими пожелания воспользоваться прелестями сегрегационного обучения.

    Другими словами, гендерная сегрегация не была отменена – но на нее были наложены ограничения. Похоже, после вынесенного постановления суда ее радетелям будет сложнее. Это, конечно, удар по форуму «Коэлет» (и по некоторым учебным заведениям, где практикуется сегрегация, таким как Академический кампус «Оно»), которые во встречной апелляции стремились снять любые ограничения на сегрегацию в учебных заведениях. Интеграция ультраортодоксов в академические круги действительно является важной целью, с этим согласились все судьи, и Совет по высшему образованию имеет полномочия и власть содействовать ее достижению – но не любой ценой.

    В отличие от других постановлений, опубликованных в последние дни (в основном, из-за отставки зам. председателя Верховного суда Ханана Мельцера), например, по апелляциям против закона о национальном характере государства или против дискриминации членов ЛГБТ-сообщества в сфере прав на суррогатное материнство – на этот раз мнения коллегии разделились в значительно большей степени.

    Политику Совета по высшему образованию раскритиковали Анат Барон и Узи Фогельман, которые подчеркнули ее принципиальные аспекты. «Уже никем не оспаривается, что политика «раздельного, но равного» обучения в целом является дискриминационной и унижающей достоинство», – написала Барон, добавив, что гендерная сегрегация в общественном пространстве «узаконивает стереотипное восприятие женщин, как «мешающих» мужчинам. Она «низводит женщин до уровня неодушевленного предмета». Аналогичным образом Фогельман заявил, что сегрегированные учебные направления, появившиеся после решения Совета по высшему образованию, увековечивают «оскорбительное отношение к женщинам и их роли в обществе».

    Но судебным постановлением дело на заканчивается. Похоже, должно пройти много времени, чтобы Совет по высшему образованию и учебные заведения выполнили указания Верховного суда – так, чтобы преподаватели-женщины не подвергались дискриминации. Так, чтобы студентам-мужчинам и женщинам предлагались одни и те же учебные программы, чтобы не происходил набор сверх квоты для тех, кто не является ультраортодоксом, чтобы действительно не существовало сегрегации мужчин и женщин – ни в общественном пространстве, ни в кампусах, ни в учебных часах. В этом контексте, возможно, стоит провести различие между государственными и частными учебными заведениями, где иногда различие между соображениями «общественного блага» и соображениями в пользу учебного заведения толкуется более расплывчато и неоднозначно.

    Силы, поддерживающие сегрегацию мужчин и женщин – в академических кругах, в общественном пространстве, в армии, на рабочем месте, а также при посещении природных заповедников, – не оставят попыток передвинуть границы чуть дальше, захватить еще один форпост и еще одну сферу жизни.

    Ответ должен быть четким и однозначным: гендерная сегрегация не является естественным правом.

    Но об этом можно только мечтать.

    Ор Кашти, «ХаАрец». М.Р. Фото: Эмиль Сальман˜

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend