Дов Ханин: «Израильское общество инертно»

Дов Ханин, депутат кнессета от партии ХАДАШ, за всю свою 12-летнюю парламентскую карьеру ни дня не находился в коалиции. И несмотря на это, смог провести более ста  законопроектов! Это — абсолютный рекорд для политика, за спиной которого нет правительственной поддержки. Таким образом, распространенное мнение, будто в оппозиции очень трудно, если вообще возможно, эффективно заниматься законотворчеством, Ханин опроверг за годы работы в кнессете.

Теперь он уходит из кнессета — однако пообещал, что продолжит заниматься политикой. Как именно?

— Я ухожу не потому, что устал, или мне надоела парламентская работа. Я горжусь тем, что было сделано, ведь мои законы касались социальной сферы, экологии, соблюдения прав человека. Но я смотрю на израильское общество, и путь его развития меня тревожит. Мы не движемся к мирному урегулированию, а расслоение общества не только не удается остановить, напротив – оно лишь усиливается с каждым годом. Израильская демократия находится под угрозой. И этими проблемами нужно заниматься…

— Но что может быть логичнее, чем стараться влиять на общество через парламентскую деятельность?

— К сожалению, я пришел к выводу, что все эти изменения не удастся претворить из кнессета. Эти перемены может осуществить только само общество. Люди должны захотеть заниматься этими вопросами, чтобы совместными усилиями добиться смены курса. Нужно общественное движение, которое будет требовать изменений снизу, чьи представители будут действовать на местах, а не заседать в охраняемом со всех сторон здании кнессета. Это движение должно оказывать постоянное давление на государственные и политические органы, заставляя их изменить систему государственных приоритетов. Без такого давления сами политики не займутся решением проблем. Им это не нужно, им и без того хорошо живется. Это — один из выводов, к которым я пришел в ходе своей парламентской работы.

— Вы были единственным депутатом-евреем в арабском блоке. Это вызывало трудности?

— Скажем так: если бы мне очень хотелось продолжить свою парламентскую деятельность, то никаких проблем со стороны партии ХАДАШ или руководства «Объединенного списка» не возникло бы.

— Это понятно, но, с другой стороны, вы были в одном списке с Ханин Зуаби — пожалуй, самой ненавидимой фигурой в кнессете. Ее негативная популярность не отбрасывала тень и на вас?

— Пример с Зуаби как раз не очень показателен, потому что и она покидает кнессет. Так что сейчас с этой стороны проблем  тоже не возникло бы. Я не был в восторге от создания «Объединенного списка», мне хотелось, чтобы партия ХАДАШ пошла на выборы отдельно – но все эти партии опасались не преодолеть электоральный барьер.

— И не случайно…

— Разумеется! Я нисколько не преуменьшаю реальности их опасений. Но причина моего ухода из кнессета не в этом. Я просто совершенно искренне хочу заняться чем-то другим. Попытаться изменить израильское общество.

— Но давайте посмотрим правде в глаза: израильтяне в массе своей инертны, многие не ходят ни на какие демонстрации. Исключением был социальный протест 2011 года – но ведь и он не привел к серьезным переменам. А все попытки запустить его заново не увенчались успехом…

— Да, это проблема. Именно ее я и хочу попытаться решить. Я согласен с утверждением, что израильское общество довольно инертно — даже когда приемные покои израильских больниц разваливаются от переизбытка пациентов, не хватает больничных коек и врачей, то есть даже когда речь идет о жизни и смерти. Но социальные проблемы не решаются именно потому, что снизу не давят, не настаивают на том, чтобы ими кто-то занимался. Это я и хочу изменить. Разумеется, не в одиночку, а с единомышленниками.

— И вы их уже нашли?

— Да. Мне очень симпатично движение “Стоим вместе”. Оно было создано совсем недавно, и уже прекрасно проявило себя в борьбе против насилия над женщинамами. Это — прекрасный пример того, как должна работать организация, пытающаяся  изменить действительность снизу. Кстати, это движение не собирается превратиться в партию и баллотироваться в кнессет — но оно влияет!

— Но ведь многие общественные активисты, которые затем пришли в политику, настаивают на обратном — что активизм в Израиле не срабатывает, а влиять на процессы можно только из органов власти. А вы собираетесь идти в противоположном направлении?

— Если не будет давления улицы, даже самые замечательные депутаты не смогут добиться перемен. Упомянутый вами социальный протест был достаточно массовым, но было в нем и немало проблем, из-за которых он, в конечном итоге, не принес серьезных побед над системой. Выводы можно и нужно делать, в том числе, из ошибок. Именно этим я собираюсь заняться.

— А нельзя было совместить вашу новую инициативу с общественным движением?

— Для меня кнессет — не цель, а средство. Парламентская работа продолжается семь дней в неделю, без выходных. По долгу службы я должен прочитать текст каждого закона, за который голосую, потому что лично мне кажется абсолютной дикостью голосовать за закон, не зная его содержания. Также надо принимать участие в заседаниях парламентских комиссий и пленарных обсуждениях. Я не отношусь к этому, как к хобби в свободное время. Но если заниматься парламентской деятельностью серьезно, на общественную работу времени уже не хватит.

— Где же мы обнаружим вас лет через пять?

— Надеюсь, что нам удастся к тому времени создать достаточно влиятельное движение, способное менять наше общество к лучшему. Я хочу, чтобы в этой стране, на самом деле, решались  социальные проблемы. Хочу, чтобы политики осознали абсурдность ситуации, в которой многие израильтяне не в состоянии обеспечить себя крышей над головой. Хочу, чтобы государство всерьез занялось проблемами здравоохранения, которое находится в ужасном состоянии. Хочу увеличить зарплаты людей, занятых в общественном секторе — медсестер, социальных работников, учителей. А также идти к миру, а не вкладывать безумные средства в поселения; укреплять демократию, а не идти на поводу у заинтересованных лиц, пытающихся ограничить наши гражданские свободы. На мой взгляд, все эти вещи взаимосвязаны. Потому я желаю и себе, и всему израильскому обществу оказаться в состоянии принять эти перемены. Они необходимы нашей стране.

Игорь Молдавский, «Детали». Фото: Томер Аппельбаум


тэги

Реклама

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend