Главный » Общество » «Досье Конго»: миллионы для израильской элиты

«Досье Конго»: миллионы для израильской элиты

В январе 2018 года в Киншасе, столице Демократической республики Конго (ДРК), вспыхнули кровавые беспорядки. ООН сообщала о шести погибших в результате столкновений между местными силами безопасности и городской молодежью. Гнев протестующих вызвал тот факт, что тогдашний президент страны Жозеф Кабила отказался от проведения выборов, хотя срок его полномочий истек за два года до этого.

В то время, когда на улицах Киншасы лилась кровь и гремели выстрелы, никто не обратил внимания на странно одетого мужчину в длиннополом черном кафтане, в черной шляпе, с чемоданом в руке. Документы, которыми располагает TheMarker, позволяют утверждать, что 23 января 2018 года этот человек вошел в отделение столичного банка, – филиал Afriland First Bank — положив миллион долларов на счет местной компании RDHADG SARLU; она была основана несколькими неделями ранее, и посетитель числился ее генеральным директором. Согласно имеющимся записям с камер наблюдения, на следующий день он вернулся, чтобы  внести еще 875 тысяч долларов. Два дня спустя незнакомец повторил операцию, положив на счет еще 926 тысяч долларов. Согласно имеющейся информации, все вклады были сделаны наличными.

Клерки, оформлявшие прием денег, не сразу справились с правильным написанием и произношением имени клиента. В конце концов, они научились писать его полное имя: Шломо-Элияху Абу-Хацира.

К июню 2018 года Шломо Абу-Хацира сделал 14 вкладов. Согласно имеющейся документации, каждый раз он приносил с собой от 900 тысяч до 3 миллионов долларов в различных банкнотах. На его имя были оформлены вклады на общую сумму 19 миллионов долларов, из которых 17 миллионов поступили на счет той же конголезской компании RDHADG. Примерно один миллион долларов из общей суммы, согласно документам, был депонирован Абу-Хацирой на счету, открытом на его имя, и еще один миллион поступил на счет местной фирмы Interactive Energy. Сам Абу-Хацира отрицает, что делал какие-либо вклады в банке.

Раввин и миллиардер

Шломо Абу-Хацира – потомок знаменитой династии каббалистов, выходцев из Марокко. Его прадед Исраэль Абу-Хацира – ни кто иной как легендарный Баба Сали; отец Шломо – раввин Давид Абу-Хацира, некогда главный раввин Нагарии, ныне управляющий делами одной из самых богатых раввинских династий в Израиле. Десять лет назад Forbes оценил состояние Давида Абу-Хациры в более чем 200 миллионов долларов.

Давид – духовный наставник и доверенное лицо человека, который в свое время был одной из самых влиятельных фигур в Конго: израильский миллиардер Дан Гертлер из Бней-Брака.

В стране, столь богатой природными ресурсами, как Конго, существует только один ресурс, более ценный, чем сами полезные ископаемые: прямой канал к власти, который есть у Гертлера. Даже крупнейшим в мире горнодобывающим компаниям пришлось пройти через Гертлера, чтобы получить доступ к местным шахтам.

Среди «Панамских документов» (как назвали утечку конфиденциальных документов панамской юридической компании Mossack Fonseca, попавших в международный консорциум журналистов-расследователей в 2016 году и раскрывающих использование многими предпринимателями налоговых убежищ) есть также проект соглашения в миллионы долларов между Ицхаком Абу-Хацирой, братом Шломо, и группой компаний Гертлера.

В 2013 году Шломо Абу-Хацира проходил также в качестве подозреваемого в громком деле по отмыванию денег — «Дело об искусстве», где другим подозреваемым был Ави Лави, один из адвокатов Гертлера. Незадолго до начала полицейского расследования Лави покинул страну и до сих пор не вернулся. Обвинения так никому и не предъявили.

В декабре 2017 года, за месяц до того, как правнук Бабы Сали начал посещать банк в Киншасе, министерство финансов США в рамках борьбы с международной коррупцией ввело жесткие санкции против Гертлера, одного из его деловых партнеров и 14 связанных с ними компаний.

Гертлер считает, что «облагодетельствовал Конго», однако послужной список его сомнительных сделок настолько велик, что ущерб от них исчисляется миллиардами долларов. Потому на сегодняшний день израильские и другие банки не хотят иметь дело с Гертлером, а американцам вообще запрещены любые связанные с ним транзакции или сделки. Однако, как теперь выясняется, в Конго его по-прежнему встречают с распростертыми объятиями.

Документы, поступившие в распоряжение парижской правозащитной «Платформы по защите информаторов в Африке» и организации Global Witness, которая борется с нарушениями прав человека в странах, экспортирующих природные ресурсы, доказывают, что, по всей видимости, Абу-Хацира был не единственным партнером Гертлера.

Изученные The Marker, двумя организациями и несколькими экспертами в рамках совместной международной журналистской деятельности документы указывают, что ряд сотрудников неправительственных организаций, юристов и консультантов по связям со СМИ как в Израиле, так и в других странах получали гонорары, чей источник предположительно в уже упоминавшемся филиале банка Afriland First.

Деньги текут в Израиль

Дед Гертлера – Моше Шницер — считается основателем Алмазной биржи в Рамат-Гане, так что с самого детства внук видел небо в алмазах, поэтому, повзрослев, обратил свои взоры на Африку — в частности, на страну, которая называлась тогда Заиром, а впоследствии стала Демократической республикой Конго.

После того, как к власти пришел Кабила, его правительство нуждалось в финансах и политической поддержке. Гертлер понял это и всего за 20 миллионов долларов, которые ему удалось собрать со знакомых дельцов алмазной индустрии, он получил эксклюзивную лицензию на добычу алмазов в Конго. Впоследствии Гертлер стал довольно близок к Кабиле, способствуя укреплению его власти, а также посредничая в военных контактах. Кроме того, Гертлер, судя по всему, получил безраздельное влияние в сфере горнодобывающей промышленности в течение всех семнадцати лет, что Кабила правил страной. За это время Гертлер из миллионера стал мультимиллионером. А попутно – вожделенной целью для правоохранительных и антикоррупционных агентств США, Великобритании, Швейцарии и Израиля.

С 2013 года англичане ведут расследование по делу о выдаче лицензий на добычу полезных ископаемых, предоставленных в ДРК казахской компании Eurasian Natural Resources Corporation (ENRC). Компания, которая прежде котировалась на лондонской фондовой бирже, контролируется еврейско-казахстанским миллиардером Александром Машкевичем.

В центре расследования — выплаты в десятки миллионов евро, предположительно сделанные компаниям Гертлера, причем есть подозрение, что эти деньги были взяткой в ​​обмен на лицензию. В прошлом ENRC опровергала эти обвинения.

Компания RDHADG, на чей счет Абу-Хацира внес 17 миллионов долларов наличными, одна из многих, созданных в 2017 году в Конго, — когда американцы ввели санкции против Гертлера, — и так или иначе связана с Гертлером и его партнерами. Еще десять компаний контролируются корпорацией Greco Sas, владельцами которых в равных долях выступают непосредственно сам Гертлер, его жена и девять из их двенадцати детей, причем некоторые из них еще не достигли совершеннолетия.

В качестве гендиректора нескольких компаний в Конго официально зарегистрирован конголезец Алан Муконда. Его тоже видели в банке, куда захаживал Абу-Хацира, и тоже с чемоданчиками наличных: всего Муконда побывал в филиале Afriland First двадцать раз, и в разное время вкладывал на счет различные суммы – от несколько десятков тысяч до 1,7 миллиона евро. Согласно отчетам, один миллион из этой суммы был депонирован в апреле 2018 года на имя Абу-Хациры, а остальные деньги переведены на счета компаний, которые контролирует Гертлер. Муконда категорически отрицает операции со вкладами, утверждая, что документы с зафиксированными депозитами поддельные.

Подавляющая часть средств — более 8 миллионов евро — переведена на счет Ventora Global Services, компании, созданной Мукондой в марте 2018 года. Судя по всему, счет этой компании служил своего рода стартовой площадкой для банковских переводов средств различным организациям, связанным с Гертлером, причем многие из них находятся в Израиле.

Кто получал миллионы в Израиле

Наибольшая сумма, переведенная со счетов Ventora Global Services, досталась израильскому адвокату Авигдору (Дори) Клагсбальду: как следует из документов, в течение 2018 года на счет Клагсбальда в несколько приемов было переведено 2,4 миллиона шекелей. Этот адвокат прочно связан с израильским истеблишментом: среди круга его знакомых политики, судьи, общественные деятели, включая нынешнего председателя Верховного суда Эстер Хают и директора «Моссада» Йоси Коэна. В клиентах Клагсбальда также значится миллиардер Шелдон Эдельсон и даже... само Государство Израиль, поручившее ему роль посредника в чрезвычайно сложных арбитражных разбирательствах с Ираном в деле о старом нефтепроводе Эйлат-Ашкелон.

Еще один получатель крупных «гонораров» – адвокат Боаз Бен-Цур, представлявший в последние годы интересы Гертлера, а также бывшего председателя Ассоциации адвокатов Израиля Эфи Наве и Мики Ганора, главного подозреваемого по «делу 3000» — о подозрении в коррупции при покупке Израилем немецких подводных лодок. В период с апреля по июнь 2018 года с конголезского счета Ventora Global Services на имя Бен-Цура ушло 427 тысяч евро.

Не чурается Гертлер и филантропии, чем особенно известен в ультрарелигиозном сообществе. Со счета все той же компании уходили огромные деньги различным израильским НКО: к примеру, «Мораша в'даат» получила от щедрого мецената 700 тысяч евро, а «Савану метувах» – 1,1 миллиона евро; при том, что эта НКО создана в 2017 году, в 2018-м она сообщила, что в ее распоряжение поступило около 12 миллионов шекелей.

Скорее всего, со счета Ventora Global Services 70 тысяч евро ушло на счет Йоава Мани — до недавнего времени адвоката партии НДИ и доверенного лица ее лидера Авигдора Либермана. Мани был допрошен по делу подставных компаний во время обширного расследования против Либермана.

Участие Гертлера в деле касается полумиллиона долларов, переведенных на счет зарубежной компании Mayflower, которая, как подозревала полиция, принадлежала Либерману, но официально контрольным пакетом акций владел... его водитель.

В своей книге «Дело Авигдора Либермана» адвокат Авия Алеф, которая возглавляла в госпрокуратуре отдел экономических преступлений, отметила, что значительное количество документов по делу Mayflower было конфисковано в офисе самого Мани. По ее мнению, это препятствовало расследованию деловых операций компании, поскольку Мани требовал конфиденциальности для своих двух клиентов Гертлера и Либермана.

Как выяснилось, Мани продолжал получать деньги от Гертлера и оставался юридическим советником партии НДИ до мая 2018 года.

В беседе с TheMarker Мани отказался ответить на вопрос, сообщил ли он своему банку, что источником поступлений были счета компаний Гертлера.

Гертлер угрожает судом

В истории с Гертлером всплыла фигура бывшего юридического советника правительства Иехуды Вайнштейна, который в 2012 году закрыл дело о подставных компаниях, сославшись на отсутствие доказательной базы.

В настоящее время он работает в адвокатской конторе «Дрор, Менхель и Вайнштейн», где один из партнеров – его дочь Карин. Что примечательно: двое других партнеров Офир Менхель и Рон Дрор открыли счет в уже упоминавшемся коноголезском банке в 2018 году. И этот счет предназначался для оплаты консультаций компаниям, принадлежащим Гертлеру. Картина не из приятных, не правда ли? Получается, что контора, где работают отец и дочь Вайнштейн, представляет интересы человека, фигурировавшего в деле, которое было закрыто по решению самого Вайнштейна.

Другими словами, Дан Гертлер создал впечатляющую схему, в которую было вовлечено множество лиц и организаций, где крутились огромные деньги и где, вполне возможно, существовали свои методы отмыва капитала.

Сам Гертлер категорически отрицает приписываемые ему деяния. В ответе, присланном в редакцию от его имени, подчеркивается, что имеющиеся в распоряжении TheMarker документы, на самом деле, сфабрикованы и не имеют отношения к действительности. Утверждается, что публикация этой статьи нанесла огромный ущерб его репутации и доброму имени, поэтому будут поданы соответвующие судебные иски как в Израиле, так и в Великобритании.

По словам Шломо Абу-Хациры, его не связывают с Гертлером никакие деловые отношения, а все приведенные в статье факты вымышлены и тоже не имеют отношения к действительности; транзакции если и проводились, то в строгом соответствии с законом.

Категорически отрицает приписанные ему деяния и гражданин Конго Алан Муконда, добавив, что он никогда не вносил крупных сумм на счета Ventora Global или Ventora Development.

Адвокатская контора «Дрор, Менхель и Вайнштейн» только отметила, сохраняя конфиденциальность своих клиентов, что «бывший юридический советник Йехуда Вайнштейн и его дочь, адвокат Карин Вайнштейн стали сотрудниками этой конторы, когда она уже долгое время представляла интересы Гертлера».

Законными назвали свои действия адвокаты Эйтан Маоз, Авигдор (Дори) Клагсбальд и Боаз Бен-Цур.

Неправительственные организации «Мораша в'даат» и «Савану метувах», а также адвокат Йоав Мани отказались от комментариев.

Гур Мегидо, Хагар Шезаф, «ХаАрец», М.К. На фото: Шломо Абу-Хацира. Фото: Алон Рот˜

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend