Wednesday 27.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Alexander Zemlianichenko Jr/ Russian Direct Investment Fund via AP
    Alexander Zemlianichenko Jr/ Russian Direct Investment Fund via AP

    Допустим, у нас есть вакцина. Что дальше?

    Одна из важнейших новостей последних дней, не уступающая по важности, может быть, даже президентской гонке в США – еще один шаг, приближающий нас к вакцине от коронавируса. Вакцина, разработанная фармацевтическим гигантом Pfizer совместно с немецкой компанией  BionTech, показала более чем 90-процентную эффективность на третьем этапе клинических испытаний. Есть надежда и на то, что остальные разработчики, проводящие финальные испытания вакцин, тоже добьются хороших результатов.


    Но по мере того, как ученые стремятся разработать вакцины, международное сообщество должно помнить, что конечной целью является не только создание безопасной и эффективной вакцины, но и прекращение пандемии – а это может произойти только после того, как будут произведены миллиарды доз, которые станут доступными для всех, особенно в странах с низким уровнем доходов. О том, какие шаги нужно предпринять уже сейчас, чтобы все могли получить вакцину, рассказывает издание Foreign Affairs

    Предприятие такого масштаба требует нового подхода: вакцины должны быть признаны глобальным общественным благом, а значит, движущей силой для их производства и распространения не может быть получение прибыли. Правительства, фармацевтические компании и международные организации должны работать вместе над разработкой, производством и доставкой вакцины. Производство и распространение миллиардов доз новой вакцины и в лучшие времена было бы сложной задачей. Во время пандемии для этого потребуются беспрецедентные глобальные усилия.

    К сожалению, в прошлом справедливое распределение вакцин часто было проблемой. Например, возросший спрос на вакцину против папилломы в развитых странах ограничил доступ к ней уязвимых девочек-подростков в развивающихся странах. А во время пандемии H1N1 2009 года небольшое количество стран разместили крупные предварительные заказы на вакцину до того, как она стала доступной, фактически скупив большую часть глобальных поставок и оставив лишь малую часть для остального мира.


    Долг каждого правительства – ставить своих граждан на первое место, но во время пандемии мы также обязаны мыслить и действовать глобально. Если соглашения о производстве или экспортные ограничения препятствуют развертыванию вакцин и позволяют вирусу выжить где угодно – ни одна страна не может чувствовать себя в безопасности. 

    Один из способов обеспечить адекватные поставки и справедливое распределение вакцин – устранить некоторые барьеры, создаваемые законами об интеллектуальной собственности и передаче технологий и побудить производителей и исследовательские группы работать вместе для достижения общей цели. Таким образом, когда появятся первые безопасные и эффективные вакцины, сразу несколько производителей смогут начать их производство одновременно. Фармацевтическая промышленность уже проявила некоторую готовность к этому: Институт сыворотки Индии объявил, что не будет скрывать интеллектуальную собственность на вакцину от COVID-19, фармацевтические гиганты GSK и Sanofi сформировали беспрецедентное партнерство для объединения своих ресурсов, а несколько производителей согласились не получать прибыль от вакцины COVID-19. 

    Обеспечение быстрого производства вакцины после ее разработки также создает серьезные проблемы. Многие из наиболее многообещающих вакцин против COVID-19 разрабатываются организациями, у которых нет крупномасштабных производственных мощностей. Поскольку некоторым из этих организаций неизбежно не удастся найти жизнеспособную вакцину, необходимо создать механизмы для снижения рисков инвестирования в разработку и производство. Это будет означать, что лучшие вакцины можно будет быстро производить в больших масштабах и делать доступными для всех, кто в них нуждается, независимо от того, где они живут.

    Это может показаться сложной задачей, но на самом деле есть прецедент: «Гави», глобальный альянс по вакцинам и иммунизации, посвященный расширению доступа к иммунизации, запустил пилотный проект по продвижению рыночных обязательств в 2009 году. Этот инновационный механизм финансирования уже помог ускорить внедрение вакцин.

    Если раньше требовалось, порой, не меньше десяти лет, чтобы цены на вакцины упали настолько, чтобы их могли себе позволить бедные страны, теперь с помощью стимулов для производителей этого можно добиться значительно быстрее. Идея в том, чтобы выделять средства для гарантирования цены на вакцины после получения ею лицензии, тем самым помогая устранить часть риска, связанного с инвестированием в увеличение производственных мощностей, по существу обеспечивая наличие рынка, если вакцину удастся разработать.

    «Гави» использовал этот подход, чтобы вовремя ускорить производство вакцины против Эболы и предотвратить выход из-под контроля последней эпидемии в Демократической Республике Конго. Хотя COVID-19 – это совсем другое заболевание, аналогичные механизмы финансирования могут помочь обеспечить ускоренное предоставление вакцин. А поскольку такие механизмы будут включать юридически обязательные соглашения с производителями, они также помогут обеспечить равный доступ к вакцине для всех.


    В последние годы глобализм подвергается многочисленным нападкам. Кризис коронавируса – это возможность подтолкнуть общества к адаптации и эволюции от акционерного капитализма к системе, в которой все заинтересованы в результате, мобилизуя всех участников вокруг общей цели: единого защищенного мира. Потому что никто не будет в безопасности, пока каждый из нас не будет в безопасности.

    Александра Аппельберг, по материалам зарубежных СМИ. Фото: Zemlianichenko Jr/ Russian Direct Investment Fund via AP


    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend