«Допросы в службе безопасности были хуже пыток в плену»

«Мне никогда не приходило в голову, что мы можем дважды бросить наших бойцов!», — сказал председатель парламентской комиссии по иностранным делам и обороне Ави Дихтер. Он произнес эти слова на заседании, на котором члены комиссии обсуждали вопросы реабилитации и лечения израильтян, спасенных из плена. Обсуждение инициировал Моти Йогев (Еврейский дом).

— Отчет о состоянии пленных основан на данных, от которых волосы встают дыбом, — сказал Дихтер. — Более половины из них страдают от посттравматического синдрома. Смертность среди солдат, побывавших в плену, в четыре раза выше, чем у их сослуживцев! Я думал, что ничего хуже этого уже не услышу — но один из солдат сказал мне, что допросы в службе безопасности были для него даже более тяжелым испытанием, нежели пытки в плену.

Исраэль Хасон в прошлом был депутатом кнессета, и в 2010 году он возглавлял группу, которая от имени комиссии по иностранным делам и обороне проверяла, как проводится реабилитация инвалидов. Он присутствовал и на этом заседании, сказав: «Наш отдел выслушал много показаний солдат, особожденных из плена. В том числе их рассказы о том, как трудно бывает доказать медицинской комиссии наличие травмы. В Министерстве обороны нам сказали, что бывшего пленного следует считать инвалидом ЦАХАЛа — но так и не определили, какую степень инвалидности следует назначать в таком случае».

— Травма от пребывания в плену для нас очевидна, однако мы до сих пор не установили степень инвалидности, — подтвердил и заместитель главного военного прокурора Эран Йосеф — Поэтому военнослужащим следует подавать прошение, и оно будет рассматриваться чиновником, занимающимся вопросами выплаты пособий.

— Меня очень трудно вывести из себя, но вам это удалось, — отреагировал, выслушав их, Ави Дихтер, — Я не могу понять: почему, когда речь идет о такой понятной категории людей, как пленные, вы можете говорить, будто они не страдают от пост-травматического синдрома?

Мне все понятно в процедуре подачи иска, но и вы должны понимать, что мы имеем обязательства по отношению к такому бойцу, пока он проходит все проверки, пока определяют процент его инвалидности… В течение месяца комиссия должна подготовить законопроект, который исправит нынешнее положение! Я никогда не думал, что мы можем дважды бросить наших бойцов!

Однако, по мнению Эрана Йосефа, «процесс определения инвалидности сегодня является ясным и быстрым. Медицинская комиссия в течение нескольких дней рассматривает документы, полученные от ЦАХАЛа на спасенного из плена бойца. «Всего в Израиле 1070 таких людей, включая бойцов времен подполья и Войны за независимость. Все они имеют разные степени пост-травматического синдрома. Некоторые признаны инвалидами ЦАХАЛа, но не у всех подтвержден пост-травматический синдром. Добавка к пенсии — 1000 шекелей, которые добавляют к армейской пенсии — это результат компромисса. Она примерно соответствует надбавке за 20-процентную инвалидность, однако выплачивается сразу, без рассмотрения на медицинской комиссии».

На комиссии выступил адвокат Шломо Ардинст, председатель НКО «Неспящие ночью»:

— Сидящие здесь люди рассуждают и делают выводы. Но те, кто не был в плену, не могут передать, что они пережили, — сказал он. — Я два месяца находился в плену в Египте, и каждый день думал, как мне быть с умирающими друзьями? Следует ли их пристрелить, чтобы прекратить бессмысленные мучения? Каждый день мне приходилось обертывать тела умерших товарищей в самодельные саваны, чтобы похоронить их… Сегодня некоторые из нас с трудом прибыли на эти слушания. Мы не молоды, нас становится все меньше Дайте нам, по крайней мере, чувство, что государство, которое послало нас на войну, еще с нами!

Другие бывшие пленные тоже поделились своим опытом. Среди них был и адвокат Авихаль Фельд:

— После трех недель пребывания в плену у меня началась гангрена. Я с трудом убедил египтян, что мне необходимо ампутировать правую руку. У меня 100-процентная инвалидность, но все равно каждый раз мне приходится заново подавать прошения о лечение болезней, связанных с пребыванием в плену.

— Ты приходишь в Министерство обороны, и они сразу смотрят на тебя, как на подозреваемого. Правду говорят, что министерские комиссии хуже плена, — подтвердил и бывший военнопленный Дани Барам. — Все бывшие пленные сказали, что не понимают, почему они должны доказывать наличие травм пославшему их государству? И еще им очень неловко оказаться в положении человека, который судится с Государством Израиль.

Депутат Анат Берко (Ликуд) предложила автоматически признавать наличие пост-травматического синдрома за всеми бойцами, вернувшимися из плена. Депутат Эйяль Бен-Реувен (Сионистский лагерь) недоумевал, почему вернувшиеся из плена бойцы еще должны что-то доказывать?

Моти Йогев выразил надежду, что Министерство обороны проведет профессиональные исследования в этой области, и на следующем заседании комиссии представит официальную позицию.

Александр Рыбалка, «Детали». Фотоиллюстрация: Гиль Коэн Маген

тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend