Friday 17.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo John Minchillo
    AP Photo John Minchillo

    Дональд Трамп по-прежнему – настоящий лидер республиканцев

    По крайней мере, к такому выводу пришли сразу несколько американских политкомментаторов. 

    Поводом к этому послужило намерение республиканцев лишить Лиз Чейни ее лидерской позиции в палате представителей и заменить на другую представительницу партии Элиз Стефаник. Стефаник имеет более низкий (52) рейтинг голосования по существенным для республиканцев вопросам, чем Чейни (82), но обладает другим неоспоримым преимуществом: она – ярая сторонница Дональда Трампа, а Чейни осмелилась его критиковать. 

    Между тем, законодатели Флориды и Техаса выдвинули новые радикальные меры, которые ограничат право голоса, опираясь на заявления Трампа, что избирательная система сломана, и лишь потому он проиграл выборы в ноябре 2020. Кстати, в Аризоне Республиканская партия начала причудливую переоценку результатов ноябрьских выборов, включая поиск следов бамбука в прошлогодних бюллетенях (это якобы докажет, что их прислали из Азии).

    Все это показывает, что спустя полгода после выборов США и, в частности, Республиканская партия все еще не оправились от последствий четырехгодичного правления бывшего президента. Эти последствия могут оказаться куда более весомыми, чем ожидалось: американцы больше не уверены в должном функционировании собственной демократии.  

    Опрос CNN, опубликованный на прошлой неделе, показал, что почти треть американцев, в том числе 70 процентов республиканцев, заявили, что Джо Байден не получил достаточно голосов на законных основаниях, чтобы стать президентом.

    Сам Байден во время его предвыборной кампании предсказывал, что республиканцы испытают «прозрение», когда Трамп уйдет, и вернутся к партии, которую он знал в течение десятилетий работы в сенате. Теперь же Байден говорит, что больше не понимает республиканцев, и, как пишет «Нью-Йорк таймс», выглядит «слегка озадаченным по поводу «мини-революции» в их рядах».

    «Я думаю, республиканцы еще дальше от попыток выяснить, кто они и что они отстаивают», – сказал он.

    Однако, возможно, что все наоборот: республиканцы прекрасно понимают, что они отстаивают. Как пишет CNN, «в наши дни нужно помнить, что главное в Республиканской партии – лояльность Трампу».

    «Мини-революция» в рядах республиканцев, которая озадачила Байдена, заключается в том, что большинство членов партии уверены: самый надежный способ вернуть власть – это принять боевой стиль бывшего президента, сделать ставку на расовый раскол и теории заговора, а не пытаться склонить в свою сторону колеблющихся избирателей из пригородов, которые стоили партии Белого дома и которые, возможно, ждут от политиков решения более насущных вопросов, таких как борьба с коронавирусом и экономические проблемы.

    Многие взяли на вооружение подход Трампа, который заключается в том, что на жалобы и недовольство белых избирателей лучше всего отвечать расистскими заявлениями. Законодательные органы под руководством республиканцев по всей стране продвигают электоральные ограничения, которые непропорционально скажутся на цветных избирателях.

    Есть и другие важные электоральные соображения. Своим глубоко поляризующим стилем Трамп мотивировал как свою базу, так и своих недоброжелателей, подталкивая обе партии к рекордной явке на выборах 2020 года. Но главное, Трамп продемонстрировал способность настроить своих политических сторонников против любого республиканца, который ему противостоит.

    Все это убедило республиканцев, что они должны проявить непоколебимую верность ушедшему президенту, чтобы сохранить завоеванных им избирателей.

    «Я хотела бы спросить своих коллег-республиканцев: можем ли мы двигаться вперед без президента Трампа? Ответ – нет, – заявила недавно сенатор Линдси Грэм в интервью Fox News. – Я поняла, что без него мы не сможем развиваться».

    В некотором смысле бывший президент сейчас обладает меньшим влиянием, чем когда-либо. После поражения на избирательных участках он проводит время на курорте во Флориде, играя в гольф и развлекая посетителей. Ему не хватает хулиганской кафедры президентства, его выгнали из «Твиттера», и на этой неделе ему не удалось восстановить свою учетную запись в «Фэйсбуке». Он покинул свой пост с рейтингом одобрения ниже 40 процентов – самым низким на конец первого срока со времен Джимми Картера.

    Тем не менее, его доминирование над республиканцами отражается всюду - от конгресса до государственных органов. Местные и федеральные законодатели, которые приняли результаты выборов и, таким образом, согласились с поражением Трампа, столкнулись с постоянным осуждением и серьезными проблемами. Теперь они не рискуют даже поддержать Лиз Чейни, которую ее конкурентка Элиз Стефаник напрямую обвинила в том, что та не выполнила свой долг «говорить единым голосом от имени большинства республиканцев».

    Сама Стефаник тоже научилась говорить «единым голосом» не сразу: в 2015, 2016 годах и в первые дни президентского срока Трампа она критиковала его практически по каждому насущному вопросу, от его подстрекательских комментариев о мусульманах и женщинах до его политических позиций, таких как реформирование НАТО, строительство пограничной стены между США и Мексикой и более тесное сотрудничество с Россией. 

    Не она одна кардинально поменяла свое мнение по ходу роста популярности Трампа внутри партии. Кейли МакЭнани, которая в 2015 году назвала комментарии Трампа «расистским», впоследствии стала его пресс-секретарем. Сенатор от Техаса Тед Круз, отказавшийся поддержать Трампа на Республиканском национальном съезде 2016 года, недавно провел вечер в резиденции Трампа, обсуждая с ним, по его собственным словам, «совместную работу и как вернуть себе палату представителей и сенат в 2022 году».

    Те, кто возражал Дональду Трампу и поплатился за это, говорят, что у них мало политического стимула противостоять течению. Критика Трампа или даже защита тех, кто это делает, могут оставить выборных должностных лиц в своего рода политической нейтральной зоне: они считаются предателями республиканских избирателей, но все же слишком консервативны в других вопросах, чтобы их могли принять демократы и независимые депутаты.

    Между тем, на зарождающихся праймериз уже сейчас идут внутрипартийные разборки: кандидаты обвиняют друг друга в нелояльности бывшему президенту. Многие партийные лидеры опасаются, что это может привести к победе ультраправых кандидатов и, в конечном итоге, к поражению на всеобщих выборах в консервативных штатах, где республиканцы обычно преобладают.

    Александра Аппельберг, «Детали». AP Photo John Minchillo

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend