Tuesday 07.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Моти Мильрод
    Фото: Моти Мильрод

    Нужно ли учить детей программированию?

    Не только специалисты, но и родители во всем мире расходятся во мнениях, есть ли резон в обучении детей программированию и, если есть, когда следует начинать.


    «Важно ли лично для меня, чтобы дети начинали учиться программированию в раннем возрасте?» – сомневается Йоси, инженер из крупной компании по производству микросхем, отец двух сыновей семи и девяти лет. Буквально таким же же вопросом задалась и Михаль, программистка, мать двух девочек, учащихся начальной школы, и после некоторого размышления ответила: «Нет, для меня это не очень важно». Другая мать добавила, что предпочла бы, чтобы ее маленькие дети держались подальше от технологий, набираясь впечатлений на открытом воздухе, на природе.

    Если среди самих программистов мнения по поводу того, насколько важно обучать азам их специальности детей детсадовского возраста и учеников начальной школы, расходятся, то что тогда говорить о не программистах, которые никогда не сталкивались с программированием и не знают, собственно, что это значит.

    Йоси и Михаль, кстати, пытались увлечь своих детей программированием – каждый с помощью той или иной популярной игры – но не особо преуспели.


    «Во всем мире проблема, связанная с преподаванием детям программирования, становится все актуальней, даже в таких странах, как Бразилия и Гана, – говорит Хана Циммерман-Карл, вице-президент Robogroup, глобальной технологической образовательной компании. – Всех интересует, стоит ли преподавать программирование в школе или же после нее; как готовить преподавателей и для чего. Это на самом деле непростой вопрос».

    Обучение программированию развивает творческие способности

    В июле министерство образования объявило о запуске программы, которая должна обеспечить доступность предметов, связанных с высокими технологиями. Эти предметы в будущем должны стать составной частью обучающих программ в детских садах, начальных и средних школах. Программа предназначена для ознакомления подрастающего поколения с научными принципами параллельно с программированием, и одна из ее главных целей – устранить проблему катастрофической нехватки кадров в хайтеке.

    «Некоторые говорят, что система образования должна готовить как можно больше программистов, поскольку высокие технологии – локомотив экономики, да еще и прекрасная профессия, – рассказывает Моран Цур из компании Wix, разработчик образовательного контента и ответственная за программный продукт в сфере образования. – Но мы отнюдь не сторонники подобного подхода. Изучение программирования помогает детям развивать масштабное мышление и творческие способности, воспитывает умение вникать в суть проблемы и решать ее, учит работать в команде, а также прививает чувство удовлетворения от выполненного! А усидчивость и умение писать строки кода на компьютере – вторичны».

    Как считает Циммерман-Карл, в младшем возрасте даже не обязательно прибегать к экрану компьютера: «Скажем, в детском саду детей можно знакомить с принципами программирования с помощью робота, получающего команды от самих детей, или даже просто через игру воспитателя с детьми. В данном случае самое главное – научить детей четко формулировать команды, потому что компьютер – это Голем, и, если вы не скажете ему, чтобы он опустил руку, он ее не опустит. А помимо этого дети еще и учатся тому, как важен порядок выполняемых операций».

    В нашей стране две самые популярные программы обучения детей программированию – это CodeMonkey, игра, разработанная в Израиле, и Scratch, язык программирования для детей, разработанный в Media Lab при Массачусетском технологическом институте и ставший в свое время историей колоссального глобального успеха.


    Язык Scratch базируется на цветных блоках, напоминающих «Лего», и каждый блок представляет собой кодовую команду. Используя блочные «сцепления», дети пишут код и создают анимацию, игры, рассказы и многое другое. А кроме того, они могут рисовать персонажей для своих проектов или записывать звуки, которые потом будут использовать.

    В каком возрасте начинать?

    Как утверждает Циммерман-Карл, «в детском саду и начальной школе, если, к примеру, ребенок занимается в футбольной секции и у него есть тренер, который учит его взаимодействовать с другими, это поистине бесценный опыт; или, скажем, если ребенок в чем-то не преуспевает, но у него есть кто-то, кто его направляет и кто побуждает его пробовать снова и снова, – это тоже неоценимая помощь, которая пригодится в обучении программированию. Большинство детей сегодня знакомятся с различными технологиями и аспектами, связанными с программированием. В раннем детстве гораздо важнее, чтобы ребенок впитывал в себя все, что приносит ему пользу, а после того, как он овладеет чтением, письмом и выучит арифметику, можно учиться и программировать.


    В детстве ребенка можно увлечь этим направлением, поощрять его к экспериментам и наблюдать, что из этого получается. Не исключено, что он решит вернуться к программированию на более позднем этапе. Ребенок, который научится программировать, будет смотреть на мир уже не только как обычный потребитель технологий, но и с позиций знания того, что происходит «за кулисами». Даже если он не выберет путь программиста, то будет знать: это отнюдь не то, что выходит за рамки его понимания, а просто не слишком ему интересно».

    А что с периферией?

    Однако, пока родители из центра страны раздумывают, отдать ли свое чадо в класс программирования или в киберкласс, зададимся вопросом: а есть ли такая возможность у детей, живущих на периферии?

    «Израильская периферия не так уже далека географически, но с точки зрения возможностей обучению технологиям – разрыв с центром огромен, – считает Саги Бар, директор Центра киберобразования при Фонде РАШИ. – На периферии меньше компьютерных направлений, меньше сильных преподавателей компьютерных наук, меньше высоких технологий. Кроме того, в периферийной школе меньше кружков и секций и меньше возможностей. И если сызмальства ты не знаком с этой сферой, то как ты можешь представить свою роль в индустрии хайтека?»

    Центр киберобразования считает реализацию программы Magshimim самой приоритетной своей задачей. Программа была разработана совместно с министерством обороны и рассчитана на подростков из географической и социальной периферии. Ежегодно в ее рамках проходят подготовку около 1700 учащихся.

    «Мы преследуем важную цель – помочь ребятам и девочкам добиться успеха в технологических подразделениях ЦАХАЛа в частности и в сфере высоких технологий вообще», – говорит Бар. По его словам, около 70 процентов выпускников и выпускниц программы призываются в кибер- и технологические подразделения.

    «Израиль в этом отношении находится на правильном пути, даже если этот путь не столь короток», – подчеркивает Хана Циммерман-Карл, добавляя, что помимо программы Magshimim и программы министерства образования по программированию и робототехнике на периферии существует еще и множество НКО, действующих в нужном направлении, такие как «Кевин Би», «Элис Код» и She Codes.

    Решает ли это полностью проблемы на периферии? «Нет, – признается она. – Но это не значит, что там все запущено. Там действительно меньше людей, задействованных в хайтеке, но те, что есть, делают все возможное для улучшения ситуации».

    Корин Дгани, «ХаАрец»  М.К.˜ Фото: Моти Мильрод √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend