Главный » НЭП » Финансы » К чему приведет колебание доллара

К чему приведет колебание доллара

28 апреля Банк Израиля вновь вмешался в валютные торги. На этот раз с целью поддержать доллар, стремительно теряющий высоту по отношению к шекелю. Попытка Центробанка удержать курс шекель/доллар над отметкой 3,5 не увенчалась успехом и официальный курс составил 3,499 шекелей за доллар.

ЦБ всегда утверждал (с 2008 года), что вмешивается в валютные торги только тогда, когда динамика курса шекеля относительно доллара выходит за пределы «нормальной», а его цель — обеспечить конкурентоспособность израильских экспортеров. Трудно спорить с тем, что на данном этапе динамика валютных рынков не «нормальна», хотя поддержка экспортеров при нынешней ситуации, учитывая влияние эпидемии коронавируса на мировую экономику, скорее всего является далеко не главной заботой Центробанка.

Принимая во внимание стремлении к «нормализации», во вмешательстве Банка Израиля в торги не было ничего необычного, так как налицо резкое падение доллара по отношению к шекелю, почти на 10 процентов: с отметки 3,862 — 17 марта до 3,499 — 27 апреля. Но дело в том, что и до вершины 3,862 доллар добрался не сам по себе, а благодаря вмешательству того же Банка Израиля, но уже с целью поддержки доллара.

За прошлый год, несмотря на постоянные попытки Банка Израиля поддержать падающую американскую валюту, доллар потерял по отношению к шекелю почти 8 процентов. Возможно, Центробанк так и продолжал бы увеличивать валютные запасы в безуспешной попытке остановить рост местной валюты, но тут финансовые рынки, которые успешно игнорировали эпидемию коронавируса, рухнули в начале февраля, вызвав резкий рост доллара.

Прежде всего инвесторы стремились избавиться от опасных активов на местном фондовом рынке, переведя их в облигации в долларах или в евро. Кроме того, многие крупные инвесторы, ввиду обвала на зарубежных фондовых рынках, оказались в ситуации, которая на профессиональном языке называется "margin call" – баланс на счету инвестора опускается ниже минимально допустимой нормы, и для того, чтобы позиции по бумагам не были принудительно закрыты брокером, инвестору нужно пополнить счет или закрыть позицию. Другим словами, необходимо срочно внести на счет доллары.

Внесли свою лепту и пенсионные фонды, которые во время роста фондовых рынков продавали доллары, предпочитая избегать валютных рисков. Но когда стоимость активов начала стремительно падать, фонды начали продавать шекели и покупать доллары.

Проще говоря, всем нужны были доллары, в результате чего с 20 февраля по 17 марта доллар вырос по отношению к шекелю почти на 13 процентов, до 3,862 шекелей за доллар.

Казалось бы, Банк Израиля должен быть доволен — в конце концов доллар растет, шекель падает и все работает само по себе. Но, с точки зрения ЦБ подобная девальвация шекеля вышла за пределы «нормальной» и потребовалось вмешательство регулятора. К тому же рост доллара может вызвать рост цен на импортную продукцию, с ней придет рост инфляции, с которой надо бороться повышением учетной ставки, а это совсем не к месту.

Банк Израиля вмешался, выбросив на рынок доллары, которых всем не хватало — выделил банковской системе 15 млрд. долларов с целью повышения ликвидности. Доллар сразу же пошел вниз по отношению к шекелю, но тут и обвал на бирже как раз закончился, и инвесторы успокоились. Более того, фондовые рынки «отбили» часть падений, что вернуло на местный рынок инвесторов и снизило потребность в валюте.

В дополнение к этому Израиль был включен в World Government Bond Index (WGBI), что привело к росту спроса на местные облигации со стороны зарубежных инвесторов. Еще один ручеек долларов, вливающийся на местный рынок и укрепляющий местную валюту.

Как результат, курс шекель/доллар снова ниже уровня 3,5. Кому это важно и зачем ЦБ вмешивается? На этот вопрос однозначного ответа нет. Израильтянам это точно не надо, так как для местных потребителей сильный шекель — это дешевая импортная продукция и дешевый отдых за границей.

Банк Израиля утверждает, что защищает израильский экспорт от катастрофы и проведенное им исследование показало, что падение местной валюты на 1 процент увеличивает экспорт на 0,3-0,6 процента через два года после этого. В теории это может и так, но на практике в Израиле на сегодняшний день просто нет крупной экспортной промышленности. Те же предприятия, что еще работают на экспорт, ввозят большинство сырья и исходных материал для производства из-за рубежа, где приобретают его за доллары и евро.

Что же касается сферы высоких технологий, которая и является основой израильского экспорта, можно предположить, что финансисты в хай-тек компаниях понимают, что необходимо управлять рисками в иностранной валюте, а не надеяться на Центральный банк.

P.S. Можно заподозрить ЦБ в заботе о своей репутации, ведь сегодня у него скопилось валютных резервов на 130 млрд. долларов, и если шекель продолжит расти, ЦБ придется записать в балансе крупные убытки из-за разницы курсов. Самому Банку Израиля конечно все равно, так как его убыток — это наш убыток, но вот репутация…

Юрий Легков, НЭП. Фото: Pixabay˜

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend