Friday 03.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Alastair Grant, Pool
    AP Photo/Alastair Grant, Pool

    Долгосрочная программа Беннета неважна. Настоящее испытание – 2022 год

    В конечном итоге речь Нафтали Беннета на климатическом саммите в Глазго оказалась разочаровывающей. Несмотря на заявления о том, что история будет судить наше поколение «не по устремлениям, а по реальным делам» и что «Израиль находится на пороге климатической революции», несмотря на туманное обязательство достичь нулевых выбросов к 2050 году, речь Беннета можно назвать бессодержательной. В ней не прозвучало ни конкретных цифр, ни плана действий на ближайшую перспективу.


    Беннет угодил сразу в две риторические ловушки. Во-первых, я имею в виду его заявление, что Израиль – маленькая, не играющая особой роли страна, «в три раза уступающая по площади Шотландии». Это аморальное и нелогичное заявление. Помимо того факта, что действительно небольшой Израиль производит выбросы как страна среднего размера, каждый город или регион может заявить, что сам по себе он не вносит серьезный вклад в глобальное потепление и потому не несет никакой ответственности за происходящее.

    Подобным отговоркам нет места в современном диалоге о климатическом кризисе. Во-вторых, я имею в виду слова Беннета об «энергии и умственных способностях наших людей», произнесенные им при упоминании Израиля как продвинутой технологической державы. Это высокомерное заявление, которое может быть истолковано как попытка увильнуть от ответственности за выброс парниковых газов под прикрытием разговоров о технологической утопии.

    В конце концов, климатическая конференция в Глазго войдет в историю Израиля как форум, на котором Израиль впервые, последовав примеру других развитых стран, взял на себя обязательство достичь нулевых выбросов углерода к 2050 году. Но дьявол кроется в разрыве между декларациями и реальными делами.


    Каждый день в Израиле включают миллионы моторов, работающих на ископаемом топливе – нефти и продуктах ее переработки, угле и природном газе. Это начинается с газонокосилки в дальнем кибуце и заканчивается миллионами частных машин, грузовиков, автобусов, самолетов и кораблей, предприятиями по производству бетона и стали и гигантскими турбинами электростанций.

    Эти моторы, двигатели и турбины – в значительной степени вся наша жизнь. Они обеспечивают нас водой и светом, они охлаждают и согревают нас, дают нам возможность приготовить пищу и перемещаться по своей стране и всему миру.

    Все эти моторы и двигатели должны быть отключены в течение 28 лет.

    Первым шагом в этом направлении должна стать полная электрификация. Все машины в Израиле должны работать на электричестве, а большинство израильтян должны отказаться от собственных автомобилей и пересесть на общественный транспорт.

    Все производственные процессы, включая отопление и охлаждение, также должны перейти на электроэнергию. Эта энергия должна быть добыта из альтернативных источников – в нашем случае таким источником является солнце.

    Чтобы добиться этого, необходимо установить солнечные батареи повсюду: на перекрестках и на открытой местности, на бензоколонках и парковках, на каждом доме в Израиле должна стоять солнечная батарея. Все это должно дополнить уже существующие фермы солнечных батарей в Негеве и места экологической утилизации отходов.


    Кроме того, Израилю нужно подключить свою энергосистему к восточным соседям и с помощью подводного кабеля присоединиться к Европе. Израиль должен инициировать региональное сотрудничество в этой сфере и способствовать созданию солнечных ферм в Иордании и Египте. Эти сделки должны основываться на принципе «электричество в обмен на воду». Избыточные запасы газа следует оставить на морском дне. Необходимо прекратить добычу газа и закрыть все нефтеперерабатывающие и химические предприятия в районе Хайфы. Все это вытекает из заявления премьер-министра.

    Если премьер-министр настроен серьезно, эта энергетическая революция должна стать только началом. Все жилищное строительство, вся работа и торговля, вся инфраструктура должны стать «зелеными». Нужно вкладывать средства в технологические решения, которые сегодня находятся в зачаточном состоянии: бетон, используемый при строительстве, должен быть «зеленым»; самолеты и корабли должны использовать водородное топливо; белок, который мы потребляем, должен быть растительного происхождения.

    Требуется революция в системе трудоустройства, необходимо изменить наше меню и способ обращения с мусором. Наши привычки, связанные с поездками и отдыхом, тоже должны измениться до неузнаваемости.


    Все это должно произойти в течение 28 лет – это мгновение с точки зрения стоящих перед нами задач. Этот вызов становится еще более серьезным, если учесть, что ответ на него придется искать в условиях быстрого роста населения, сложной военно-политической ситуации и неустойчивого климата.

    Волны жары и другие климатические катаклизмы в Израиле и во всем мире могут нанести ущерб урожаю, привести к сбою в поставках продовольствия, повышению цен на основные продукты питания и росту политической напряженности. Трудно и страшно представить себе подобное будущее, которое, по мнению многих ученых, является неизбежным.

    Но в конечном итоге программы, рассчитанные на 2050 год, не так уж важны. Гора, на которую нам предстоит забраться, настолько высока, что сейчас не стоит пытаться разглядеть ее теряющуюся в облаках вершину. Лучше сосредоточиться на следующих шагах, нужно говорить о том, что нужно сделать в 2022 году и даже в ноябре 2021-го.

    Собирается ли премьер-министр по возвращении из Глазго и после утверждения государственного бюджета инициировать принятие закона о климате, собирается ли он создать соответствующее управление и подчинить бюджет и все правительственные ведомства решению этой задачи? Ответы на эти вопросы мы получим в течение ближайших недель.

    Нир Хасон, «ХаАрец», Б.Е. На снимке: Беннет выступает в Глазго. AP Photo/Alastair Grant, Pool˜√

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend