Thursday 02.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Gali Tibbon, Pool via AP
    Gali Tibbon, Pool via AP

    «Мистер Экономика» и «Доктор Выборы»

    Когда именно Биньямин Нетаниягу, подобно доктору Джекилю и мистеру Хайду, превратился в «Мистера Экономику» и «Доктора Выборы»? Трудно указать точную дату, но факт остается фактом: это произошло. Откровенно говоря, лидер страны стал самой большой угрозой для ее экономики.


    Коронавирус, конечно же, подтолкнул Израиль к худшей в истории страны рецессии, но это — стихийное бедствие. То, что работу правительства по предотвращению второй волны эпидемии не назовешь иначе, как жалкой, и это дело рук человеческих — очевидный факт. И тот факт, что по прошествии пяти месяцев после начала эпидемии у Израиля все еще нет бюджета на 2020 год, является делом рук одного, вполне конкретного человека.

    Может показаться неочевидным, что на фоне все еще высокого числа новых случаев заболевания COVID-19 и роста числа умерших от этой болезни, не говоря уже о невероятно высоким уровне безработицы и числе обанкротившихся предприятий, отсутствие бюджета является такой важной проблемой. Но эпидемия не отменяет вечной истины, что деньги не растут на деревьях. Израилю необходимо эффективно и действенно тратить средства на борьбу с коронавирусом, иначе кризис здравоохранения превратится в финансовый кризис.

    Делается это с помощью бюджета, но у нас его нет с января. Так называемое правительство национального единства должно было быстро решить эту проблему, и, объективно говоря, не было никаких причин, по которым этого не должно было произойти. Существует широкое согласие с тем, что правительству приходится тратить значительные средства, чтобы поддерживать экономику на плаву, даже если это означает создание беспрецедентного дефицита и долга. Это признает даже «Мистер Экономика», который когда-то был знаменосцем финансовой осмотрительности.


    У «Доктора Выборы» пункт повестки дня № 1 – совсем иной, и он состоит в том, чтобы назначить новые выборы, четвертые за полтора года, в надежде, что на этот раз он сможет каким-то образом сформировать право-религиозное правительство.

    Согласно закону, если правительство не принимает вовремя бюджет (в этом году это должно произойти не позднее 25 августа), оно автоматически уходит в отставку. Нетаниягу рад бы принять бюджет на 2020 год (что фактически означает бюджет на оставшиеся несколько месяцев 2020 года), но категорически против двухлетнего бюджета, который будет действовать со дня его утверждения до конца 2021 года.

    Нетаниягу говорит, что он выступает против двухлетнего бюджета, потому что эпидемия коронавируса создала слишком много неясности, чтобы планировать так далеко вперед. Тот, кто с этим согласен, либо готов поверить человеку, который предлагает вам купить Бруклинский мост, либо принадлежит к «Ликуду».

    Цель состоявшегося 12 августа предварительного голосования кнессета о переносе крайнего срока утверждения госбюджета на 100 дней — выиграть время для правительства. Экономике от этого нет никакой пользы. Если «Доктор Выборы» внезапно не превратится обратно в «Мистера Экономику», окончательного утверждения закона, требующего еще трех голосов в кнессете, не произойдет. И даже если Нетаниягу согласится перенести крайний срок, спор с Бени Ганцем (который должен сменить его на посту премьер-министра в ноябре 2021 года) по поводу годичного или двухлетнего бюджета остается нерешенным.

    Между тем, Израиль тратит деньги направо и налево без какой-либо стратегии или установленных ограничений. В результате, при том, что мы вошли в корона-кризис в хорошей финансовой форме, мы выйдем из него в плачевном состоянии.

    По сравнению с другими развитыми странами, Израиль не так уж много потратил на борьбу с коронавирусом относительно объемов его экономики, но закончит он 2020 год с зияющим бюджетным дефицитом в 13 процентов от ВВП (один из самых высоких в мире) и долгом, составляющим 77 процентов ВВП (возможно, самый большой рост в процентном отношении).


    Этот долг придется выплатить нашим детям и внукам, но его значительную часть – нам самим.

    Когда иностранные инвесторы нас любили

    На протяжении большей части последних двух десятилетий, и в немалой степени благодаря «Мистеру Экономика», Израиль находился в хорошем финансовом положении. Экономика росла, налоговые поступления росли даже при падении налоговых ставок, бюджетный дефицит удалось держать под контролем, а бремя долгов сокращалось. Кредитный рейтинг Израиля, влияющий на то, насколько высоки проценты, которые мы должны платить по долгу, был высоким. Иностранные инвесторы были счастливы вложить деньги в Израиль.


    Агентства кредитного рейтинга пока что проявляют терпение, хотя показатели израильской экономики заметно снижаются, но лишь потому, что они ожидали, что правительство национального единства обеспечит политическую стабильность и наведет порядок в налоговой системе Израиля.

    Правительство расколото, а его деятельность неэффективна не потому, что существуют фундаментальные идеологические разногласия в отношении экономической политики или политики в отношении коронавируса, а потому, что один-единственный человек, «Доктор Выборы», полон решимости сохранить все политические возможности открытыми, чего бы это ни стоило.

    Это совсем не смешно. Ради своей политической карьеры Нетаниягу рискует не только экономикой, он разрушает свое главное наследие — финансовую осмотрительность. В разгар крупнейшего с 1973 года кризиса Израиль возглавляет человек, который в прошлом продемонстрировал, что у него есть политические навыки и видение, чтобы справиться с проблемой, но теперь он решил, что его личные интересы превыше всего.

    Дэвид Розенберг, «ХаАрец», М.Р. Фото: Gali Tibbon, Pool via AP˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend