Главный » Общество » Здоровье » Ведущий израильский эксперт: «Скоро мы забудем о коронавирусе»

Ведущий израильский эксперт: «Скоро мы забудем о коронавирусе»

«Лучшие умы мира собрались вместе, чтобы справиться с пандемией, и мы справимся», — сказала в интервью профессор медицины Дина Бен-Йехуда, зав. отделом гематологии медицинского центра «Хадасса» и ведущий израильский медицинский эксперт.

В то время, как Израиль спешит вернуться к нормальной жизни, когда школы, торговые центры и парикмахерские уже работают, а рестораны и бары должны открыться на этой неделе, беседа с профессором Диной Бен-Йехуда воодушевляет.

«Я надеюсь, что коронавирус скоро нас оставит, — сказала Бен-Йехуда, которая также является деканом медицинской школы Еврейского университета. — Никто из исследователей на медицинском факультете Еврейского университета ранее не изучал коронавирус (неизвестный науке до конца прошлого года), а некоторые вообще никогда не работали с вирусами. Но они знают, как проводить исследования, и теперь используют свои ноу-хау для борьбы с коронавирусом».

— В каком смысле?

— Каждый из этих исследователей находится в постоянном контакте с другими исследователями в Израиле и за рубежом, поэтому многие исследования, проводимые в настоящее время на нашем факультете, выполняются в виде совместных проектов. Это способствует быстрой работе.

— Это звучит идиллически, но реально ли сотрудничество, а не конкуренция между исследователями?

— Они понимают, что речь идет о жизнях: когда вы узнаете в новостях, что пожилые люди умирают в домах престарелых, или роженица заболевает вместе с ребенком, я хочу верить, что эго отходит на второй план, и мы осознаем, что идет война. Я не знаю, как долго это будет продолжаться, но сейчас есть желание сотрудничать.

Очень важно, чтобы эти исследования не закончились, когда все успокоится. Если бы люди были мудрее во время вспышки атипичной пневмонии, сегодня мы были бы в другой ситуации.

— Почему?

— Потому что тогда было легче разработать вакцину. Проблема в том, что все соответствующие исследования по всему миру прекратились, как только прекратилась вспышка. Мы очень надеемся, что когда эта война закончится, когда начнут сокращать бюджеты, наше финансирование не прекратится. Речь идет не только о биологических исследованиях, но и о таких областях, как здравоохранение и экономика. У меня есть мечта, чтобы вирусологи всего мира объединились, чтобы понять, каким будет следующий COVID-19, и остановить его на корню.

— Проявят ли исследователи такой же энтузиазм, если пандемия исчезнет из заголовков?

— Все зависит от поддержки и бюджетов, которые они получают. Эти исследования очень дорогостоящие, и сейчас есть большая готовность их поддержать. Я не думаю, что все ученые во всем мире должны отказаться от своих исследований и изучать только этот коронавирус, но важно, чтобы группа исследователей в каждом университете продолжала это делать.

— Как продвигается создание вакцины от коронавируса?

— У нас есть исследования иммунной системы, связанные с этим заболеванием. Иммунная система сложна: некоторые бактерии полезны для человека, а другие усугубляют то, что происходит в организме. Исследование должно касаться обоих этих аспектов. Сейчас у нас есть нечто, похожее на вирус, но без способности размножаться при активации наших механизмов противовирусной защиты.

— Позволит ли это разработать вакцину?

— Это позволит проверять лекарства и определять, какие антитела могут препятствовать проникновению вируса в клетки, особенно в легкие. Одной из проблем, которая стала очень актуальной, является развитие пассивного иммунитета: создание антител, которые борются с вирусом, например, антител людей, которые излечились от болезни. Мы разрабатываем метод тестирования антител, которые нейтрализуют вирус, и применяем их для лечения тяжелобольных пациентов.

— Когда появится больше прогресса в этом исследовании?

— Как только у нас появятся антитела, стимулирующие иммунную систему, их можно вводить овцам и лошадям в нашем ветеринарном институте. Это — метод индукции пассивного иммунитета, который замедляет и предотвращает ухудшение состояния у людей с COVID-19. Еще одна тема, в которую мы вкладываем много усилий — создание мыши, на которой можно протестировать эти методы лечения.

— Создание мыши?

— Да, потому что наиболее используемая в науке модель — это мышь, но проблема в том, что мыши не заражаются коронавирусом. Сейчас мы выращиваем мышей, которых можно заразить вирусом. Мы можем стать одними из первых в мире, кто протестировал сам вирус на мышах. Профессор Инон Бен-Нерия возглавляет группу исследователей. В Шанхайском университете тоже есть институт иммунологии, где они создают мышей, которые могут заражаться коронавирусом, и готовы передать их нам.

— Какие исследования с людьми вы планируете или уже проводите?

— Проводятся исследования пациентов для понимания, почему у одного человека наблюдается легкое бессимптомное течение болезни, и он может оставаться дома, в то время как другому нужна искусственная вентиляция легких.

— Какие гипотезы есть на этот счет?

—  Некоторые объяснения связаны с возрастом и сопутствующими заболеваниями. Сейчас говорят о разных группах крови.

— Есть здоровые молодые люди, которые тоже серьезно болеют.

— Да, а у некоторых пожилых людей наблюдаются только легкие симптомы и они могут оставаться дома. Заболевание может протекать тяжело в любом возрасте. Важный вопрос заключается в том, существуют ли генетические параметры, которые влияют на течение болезни.

— И каков ответ?

— У нас есть исследовательская группа, состоящая из биологов, генетиков, эпидемиологов, и они пытаются ответить на этот вопрос. Мы уже собираем образцы у больных и выздоровевших пациентов для этой группы. У нас пока нет ответа. Мы должны точно определить «восприимчивые» и «устойчивые» группы населения.

— А как насчет исследований, связанных с тестированием на коронавирус?

— Поскольку медицинский центр «Хадасса» тесно связан с медицинской школой, мы значительно улучшили наше тестирование. Сейчас мы работаем, объединяя тесты до восьми человек. Отрицательный результат означает, что вирус у всех отсутствует. Если он положительный, все восемь должны пройти повторное тестирование. Это экономит время и материал, что позволяет тестировать больше людей.

— Вы знаете о серьезном аргументе против широкомасштабного тестирования здоровых людей? Министерство здравоохранения это не поддерживает.

— Я надеюсь, что они широко используют объединенное тестирование. Это — война, требующая сбора разведданных. Если бы я знала, например, сколько людей было заражено в горячих точках в Иерусалиме, я могла бы предсказать, сколько аппаратов ИВЛ мы будем использовать. Лицам, принимающим решения, нужна лучшая информация, которую они могут получить.

— Каким вы видите следующий год или два? Как это повлияет на весь мир?

— Боюсь, что начнется игра с взаимными обвинениями. Я обеспокоена тем, что выводы по экономическим и медицинским вопросам будут сделаны слишком быстро, и  люди вернутся к нормальной жизни слишком рано.

— А каков положительный итог?

— У нас в стране создали модель, основанную на взаимопомощи и волонтерской работе. Я думаю, это будет продолжаться, потому что люди поняли, как это хорошо. Они поймут, что решения должны приниматься опытными и знающими людьми и быть лишены политических соображений.

Рони Линдер, Ротем Штаркман, TheMarker, Л.К.

Фото: Алон Рон˜

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend