Понедельник 01.03.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    549885_Israel_Katz_Ohad_Zwigenberg

    Ирод из минфина на службе хозяина

    В эти дни министр финансов Исраэль Кац по прозвищу «Ирод» столкнулся с серьезной проблемой. За 72 года существования государства было принято вывешивать в министерстве на видном месте фотографии генеральных директоров сразу после их отставки.

    В июле 2020 там вывесили фотографию Шая Баабада. Но фотографии Керен Тернер (которая подала в отставку из-за оскорблений Каца) не было. Вопрос в том, повесят ли там фотографию сменившего ее Эрана Яакова?

    На минувшей неделе Яаков услышал о своем смещении с должности. Из СМИ. Ироду даже не пришло в голову заранее ему позвонить. Яаков был уверен, что если ради министра он ляжет на амбразуру, это избавит его от жестокой участи всех, кого Ирод уволил до него. Поэтому он выполнял все желания босса, даже если они шли во вред народному хозяйству.

    Яаков также очень часто давал интервью. Во-первых, он любит рекламу. Во-вторых, потому что хотел расхвалить работу министерства (то есть себя самого) и восславить Ирода. Чтобы наверняка. Он не понял, что только тот, кто с самого начала стоит на профессиональных принципах, заслуживает уважения и высокой оценки. А не тот, кто ведет себя как половая тряпка, о которую в конце вытирают ноги.

    Что и произошло 12 января: без всякого предварительного уведомления Ирод издал пресс-релиз о назначении нового гендиректора – Одеда Шамира. Потому что зачем тратить время на Эрана Яакова? Кто он такой? Мелкий чиновник, который обязан выполнять приказы короля.

    И тут мы должны сообщить Яакову, что в данном случае Ирод обратился к юридическому советнику правительства Авихаю Мандельблиту с вопросом, может ли он назначить внешнего гендиректора при переходном правительстве. Мандельблит обещал проверить. Но Ирод не ждал ни минуты – и тут же издал приказ. Ведь Мандельблит тоже всего лишь чиновник.

    Только в последнее время Яаков понял, что перешел красную черту и дорого за это заплатит. Поэтому решил возразить против некоторых шагов, вроде раздачи новых денежных подарков, предложенных Иродом, которые есть ни что иное, как явные предвыборные взятки. После этого Кац потребовал от Яакова назначить его заместителем Барака Нафтали. Речь идет о ветеране-активисте «Ликуда», чья специальность – собирать голоса для Каца. Он не имеет ни малейшего представления о работе минфина.

    Юридический советник минфина Аси Месинг уговаривал Яакова не соглашаться, и тот набрался смелости и отказался. Древний Ирод тут же отрубил бы ему голову. А наш всего лишь уволил. Так на что тут жаловаться?

    Цель Ирода в том, чтобы в ближайшие два месяца, критически важные с точки зрения выборов, справа и слева от него стояли двое видных партфункционеров «Ликуда», которые будут заняты отмыванием его грубейшей предвыборной экономики. Шамир будет гендиректором, Нафтали – его заместителем. Это будут два идеальных подхалима, готовых поддержать любое транжирство миллиардов, которое планирует Ирод, остающийся, в свою очередь, преданным рабом архимошенника, чья единственная цель – быть переизбранным.

    Но тут есть маленькая препона: для назначения Шамира требуется согласие Бени Ганца. Если бы речь шла о человеке с хребтом, он, конечно же, сказал бы «нет». Но мы имеем дело с теленком, который по сути дела выступает коллаборационистом Биби.

    Поразительно также обнаружить, что Ирод занят политическими назначениями в своем министерстве в ту самую неделю, когда стало известно о нашем шокирующем экономическом положении: бюджетный дефицит в размере 160 млрд шекелей стал самым высоким в мире (после США и Великобритании). Отрицательный экономический рост (–3,5 процента) стал наихудшим за всю историю государства. А 15 процентов рабочей силы (600 тысяч человек) стали безработными без всякого будущего.

    В ответ на свое позорное увольнение Яаков опубликовал льстивое заявление, от которого несло страхом. Он написал, что его отношения с Кацем были «замечательными», и даже поблагодарил министра финансов «за то, что оказал ему доверие».

    На секунду я был в замешательстве. И решил, что мы уже в Северной Корее.

    Нехемия Штрасслер, «ХаАрец». Р.Р.
    Фото: Охад Цвигенберг˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend