Saturday 25.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Эяль Туэг
    Фото: Эяль Туэг

    Для политиков наш жилищный кризис – только благо

    «Было бы наивно думать, что мы сможем добиться такого снижения цен, о котором кто-то когда-то обещал». Так ответил генеральный директор минфина Рам Белинков в интервью «Глобсу» накануне праздника Рош ха-Шана на вопрос об отсутствии у минфина плана по снижению цен на жилье.

    Есть несколько причин думать, что наивно ждать от минфина, что он будет действовать для снижения цен на квартиры.

    Во-первых, в программе действующего правительства нет указаний на намерение снижать цены на жилье. Есть только обязательство «решительно действовать, чтобы обуздать рост цен на жилье». Министры, имеющие отношение к делу, министр строительства Зеэв Элькин и министр внутренних дел Айелет Шакед, пытаются снизить ожидания и заявляют, что в ближайшие годы цены будут расти или, в лучшем случае оставаться на прежнем уровне. От профессионального эшелона в минфине не требовали делать что-либо, что могло бы снизить цены на квартиры, и тот, кто думает, что может сделать это без них, действительно наивен.

    Во-вторых, хотя мы используем термин «жилищный кризис» для определения проблемы с ценами на квартиры, которые выросли вдвое за десятилетие и примерно на 8% за последний год, по мнению экономистов минфина, политиков и Банка Израиля, нет никакого жилищного кризиса.

    Неспособность людей приобрести квартиру в их глазах не является кризисом. Напротив. Коронакризис вызвал резкий скачок государственных расходов и увеличение государственного долга, и на данный момент ни одна страна не рискует повышением налогов для финансирования кризиса, но работает над стимулированием потребления и экономической активности для стабилизации экономики.

    Но вот чудо из чудес, не нужно повышать налоги, чтобы увеличивать доходы государства от них. Достаточно повышенной экономической активности для увеличения доходов государства.

    Доходы государства от налогов на недвижимость увеличились в 2021 году

    Возьмем, к примеру, рынок недвижимости. По данным министерства финансов, за первые семь месяцев 2021 года доходы государства от налогов  на недвижимость составили 10 миллиардов шекелей нетто по сравнению с 6,6 миллиардами шекелей в соответствующий период прошлого года.

    Низкие процентные ставки, всплеск активности на рынке жилья, рост цен на землю, количество сделок - все это увеличивает доходы государства от рынка недвижимости, и поэтому Белинков прав. Было бы наивно думать, что он и его друзья будет работать на снижение цен на жилье. Такие действия в настоящее время приведут к уменьшению поступлений налогов в казну, и было бы наивно отказываться от них, когда так много людей могут покупать квартиры и землю и платить за них все возрастающие суммы.

    С точки зрения минфина и Банка Израиля не только нет жилищного кризиса, но наоборот. Всплеск на рынке жилья, пока он не ставит под угрозу стабильность банков, вызывает оживленную экономическую активность для многих, включая строительных подрядчиков, ремонтников, оценщиков, банки, предоставляющие ипотечные кредиты, риэлторов, дизайнеров интерьеров, архитекторов, производителей и импортеров сантехники и кухонного оборудования. Если активность на рынке жилья снизится - это будет ощущаться по всей рыночной цепочке.

    А если этого недостаточно, есть еще психологический аспект - чувство богатства, которое испытывают владельцы квартир. Любой, кто купил квартиру десять лет назад за 1 миллион шекелей, теперь владеет недвижимостью стоимостью 2 миллиона шекелей и более. Такой человек ходит, чувствуя, что он заключил очень успешную сделку, его финансовая безопасность возросла, и это отражается на его личном потреблении.

    Было бы наивно полагать, что министерство финансов сейчас сделает что-нибудь, чтобы снизить цены на жилье и нанести ущерб чувству богатства большой части населения. 67% израильтян живут в своей квартире, поэтому концепция жилищного кризиса для них на первый взгляд не актуальна.

    Почему на первый взгляд? Потому что даже тот, кто владеет квартирой, хочет, чтобы его дети могли купить квартиру, и когда цены на квартиры резко возрастают, его способность помочь своим детям купить квартиру уменьшается.

    Вот простой расчет: предположим, человек купил квартиру за 1 миллион шекелей, а сегодня она стоит 2 миллиона шекелей. У него трое детей, и он хочет помочь им купить квартиру. Он вроде как заработал миллион шекелей (на бумаге, ведь он все еще должен жить в квартире), и хочет помочь трем детям, которые выходят на рынок квартир после того, как их цена за десять лет выросла вдвое.

    Если каждый ребенок ищет квартиру за 2 миллиона шекелей, отец должен помочь им в сделках на сумму 6 миллионов шекелей. Его формальное обогащение на 1 млн не поможет детям при покупке квартиры. Жилищный кризис прошел мимо него, но его дети переживают его очень остро, а его способность помогать им уменьшилась из-за резкого скачка цен. Но из-за кризиса он не выйдет на улицу, как и две трети израильтян, владеющих квартирой.

    Не хотят вызывать больших ожиданий

    Что удивительно в словах Белинкова, Элькина и Шакед, так это то, что они не понимают, что заявления о том, что цены будут расти или не будут снижаться, на самом деле служат сигналами для рынка жилья и порождают тот самый рост.

    Своими заявлениями они до такой степени способствуют росту цен на квартиры, что есть подозрения, что это и есть их цель. Это очень важные люди для рынка жилья. Гендиректор минфина реализует политику правительства, министры несут ответственность за все, что связано с планированием и маркетингом земельных участков, утверждением планов строительства, налогообложением и различными льготами. Их заявления имеют значительный вес. Рынок жилья во многом зависит от политики правительства.

    Все трое, возможно, усвоили уроки своих предшественников и не хотят делать напыщенных заявлений или порождать ожидания, что они смогут снизить цены на квартиры. Поэтому они предпочитают не обещать, чтобы не столкнуться с обвинением, что они не выполнили обещаний. Вторая возможность заключается в том, что столь велика зависимость от налогообложения доходов в сфере недвижимости, и в настоящее время есть потребность в каждом шекеле, чтобы не стараться охладить рынок и рисковать снижением налоговых поступлений.

    Так или иначе, заявления Белинкова, Элькина и Шакед только усугубляют ситуацию и сигнализируют рынку о том, что нынешнее правительство не смущают высокие цены на квартиры. Оно начнет этим заниматься, когда дело дойдет до социального взрыва. Если дойдет.

    Сами Перец, «ХаАрец», И.Н. Фото: Эяль Туэг

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend