Диверсия может сдержать Путина – или подтолкнуть к эскалации

После начала российского вторжения в Украину на территории самой России один за одним вспыхивают таинственные пожары на предприятиях и складах оборонной промышленности. Российские власти неохотно комментируют их, пытаясь преуменьшить их значение и выставить «совпадением». Но если это не совпадение, а серия диверсионных атак, какое влияние они могут оказать на ход войны? 


По словам Дугласа Лондона, бывшего агента ЦРУ и эксперта по разведке, диверсионная кампания внутри России может оказаться эффективным сдерживающим фактором. Вместе с тем, проведенная плохо или слишком агрессивно, такая кампания может дать Путину повод для эскалации, пишет от в Foreign Policy

Поджоги складов нефти, топлива и боеприпасов – ценных военных объектов – вряд ли случайны. То, что эти объекты были уничтожены с минимальными жертвами среди гражданского населения, также является косвенным доказательством того, что речь идет о спланированной операции. На ключевом российском железнодорожном мосту в Белгороде были подорваны рельсы в манере, характерной для диверсий старой школы. Этот явно преднамеренный акт не привел к человеческим жертвам, но оказал огромное влияние на военные усилия России.

Исключением среди этих событий, если они связаны между собой, был пожар в Центральном научно-исследовательском институте войск воздушно-космической обороны России в Твери, в результате которого погибли по меньшей мере 17 человек.

Помимо физического и материального ущерба военной индустрии страны эти атаки, вероятно, несут еще одну функцию: послать российскому руководству сигнал о том, на что способны украинские и западные агенты даже у Кремля под боком.

«Саботаж в тылу врага является основополагающим элементом войны специальных операций, – пишет Лондон. – Это неотъемлемый инструмент для повстанцев или армии, столкнувшейся с противником, превосходящим ее числом или техникой, как в случае с Украиной». 

Украинское сопротивление включает в себя большое количество организованных профессионалов, которые получили обширную подготовку, опыт и постоянную материальную и разведывательную поддержку со стороны Запада. Более того, многие говорят на том же языке, что и их противники, а этнические украинцы поколениями живут в России и других бывших советских республиках и интегрированы в общество. Все это позволяет им относительно легко организовать подобные «инциденты». 

Неспособность Путина предотвратить эти действия заставляет его выглядеть слабым, униженным и уязвимым.

Путин – человек, весьма заботящийся о своем публичном образе, и он понимает, как разрушение фасада всесильной России может привести к появлению местных подражателей или распространиться на исторически дружественные Кремлю бывшие советские республики. Учитывая, что Путин, похоже, любит внушить страх даже своим ближайшим соратникам – вспомнить хотя бы предшествующее началу войны заседание Совета национальной безопасности, где никто не смел ему перечить, – такая видимая слабость может также побудить кого-то из его собственного окружения действовать против него.

На сегодняшний день Украина не признала свою причастность к этим инцидентам, да и не должна признавать. Американские официальные лица также должны воздерживаться от комментариев, считает Лондон, не подтверждая и не отрицая свою осведомленность или причастность. Но тот факт, что американские официальные лица признали, если не похвастались, что их разведданные помогли Украине потопить флагманский корабль Черноморского флота России «Москва» и убить российских генералов, выводит эти тайные операции на новый, более видимый, уровень, что может быть опасно для исхода противостояния. 

Этот «фиговый листок отрицания», как пишет эксперт, служит не только Украине и ее союзникам, но и России. Угроза того, что Украина при поддержке Запада может пойти на эскалацию таких операций, может стать одним из лучших средств сдерживания Путина от перехода черты применения ядерного или химического оружия, откуда может не быть возврата. Но бить его по лицу публичным унижением контрпродуктивно и, скорее всего, будет иметь прямо противоположный эффект.

Путину, который вынужден отступать в Украине, необходимо оставить возможность «сохранить лицо» хотя бы у себя дома. Ведь, как отметил директор ЦРУ Уильям Бернс, Путин не может позволить себе проиграть, а значит, будет готов увеличить свои усилия, и его ядерные угрозы не следует воспринимать легкомысленно. 

Александра Аппельберг, «Детали». На фото: горящая нефтебаза на территории, подконтрольной пророссийским сепаратистам в Макеевке, Восточная Украина, AP √