Фото: Reuters

Дилеммы Ирака: между Вашингтоном, Тегераном и Эр-Риядом

«Катюша», разорвавшаяся возле посольства США в так называемой «зеленой зоне» Багдада – охраняемой территории, где расположены иракские правительственные учреждения и иностранные посольства, в одно мгновение изменила статус Ирака, превратив его в еще одну точку пересечения встречных курсов, которыми движутся Америка и Иран.

Ответственность за запуск ракеты была возложена на проиранские силы или шиитских боевиков, базирующимся в районе Багдада, которые тем самым стремились напомнить о себе правительству США и дать понять правительству Ирака, что оно не должно капитулировать перед давлением американцев. Как и в случае недавних ударов, нанесенных по танкерам в Персидском заливе, достоверной информации о том, кто стоял за этой атакой, на настоящий момент нет, но ясно, против кого она была направлена.

Американцы действуют в двух направлениях. Они пытаются отделить иракскую экономику от экономики Ирана, чтобы прикрыть возможный пролом в стене антииранских санкций. Второе направление — дать возможность американским силам использовать иракскую территорию в качестве плацдарма для ударов по Ирану в случае, если дойдет до вооруженного конфликта.

Все это вызвало в Ираке политические и дипломатические споры, которые угрожают стабильности правительства премьер-министра Адиля Абд аль-Махди. Правительство опирается на хрупкую коалицию, в которую входят шиитская, суннитская и курдская партии, в своем большинстве отвергающие требования Вашингтона.

Иран — важнейший торговый партнер Ирака. Объем их двусторонней торговли оценивается в 12 миллиардов долларов в год. Ирак также зависит от природного газа и электроэнергии, которыми его снабжает Иран, и прекращение их поставок могжет вывести народ на улицу — несколько месяцев назад подобное уже произошло в Басре.

Эта экономическая зависимость, которая включает в себя и 2 миллиарда долларов, которые Ирак должен Ирану, стала развиваться через несколько лет после войны в Ираке. Ее можно было бы предотвратить, хвати иракскому и американскому правительствам ума, чтобы контролировать огромные инвестиции Пентагона в Ирак и развивать инфраструктуру водо- и электроснабжения страны и ее обширные месторождения природного газа. Вместо этого, большая часть денег бесконтрольно утекла в глубокие карманы подрядчиков, политиков, дружков и политических партий, в результате чего Ирак, прежде богатая страна, стал страной-банкротом, нуждающейся в огромных международных займах.

Саудовская Аравия также приложила руку к приведению Ирака в бедственное положение. Эр-Рияд прервал свои дипломатические отношения с Багдадом, закрыл пограничные пункты вдоль общей сухопутной границы и, поскольку правительство в Иране было шиитским и его связи с Ираном постоянно укреплялись, считала Ирак враждебной страной. Только в 2016 году Эр-Рияд изменил свою политику и открыл в Багдаде посольство.

После того, как в 2017 году Мохаммед Бин Сальман стал наследным принцем Саудовской Аравии, отношения между двумя правительствами стали более тесными. Тем не менее, они не могут конкурировать с влиянием со стороны Ирана.

Иран, в отличие от Саудовской Аравии, открыл свое посольство в Багдаде и консульство в столице курдского региона Эрбиле сразу после войны. Он установил тесные связи с лидерами как шиитских, так и курдских партий, посоветовал бывшему премьер-министру Ирака Нури аль-Малики сблизиться с суннитами, с успехом участвовал в войне против ИГ и отправил миллионы паломников в святые места для шиитов места в Ираке.

Тем временем Саудовская Аравия предложила Ираку покупать у него электроэнергию по значительно более низким ценам, чем запрашивает Иран. В апреле она объявила о планах инвестировать 1 миллиард долларов в проекты в Ираке. Саудиты поддерживают контакты с шиитскими лидерами, религиозным проповедникам было велено смягчить свою антишиитскую риторику. Также саудиты рассматривают возможность открыть свое консульство в священном для шиитов городе Наджаф, популярном месте паломничества жителей Саудовской Аравии, примерно 10 процентов которых являются шиитами.

Мягкая дипломатия саудовцев сочетается с жесткой и наполненной угрозами дипломатией США. Сегодня американский контингент в Ираке составляет около 5 тысяч солдат. Но когда президент США Дональд Трамп заявил, что планирует оставить эти силы в Ираке, чтобы «наблюдать за Ираном», иракцы истолковали это как план американцев превращения их страны в постоянную американскую базу и возможного использования ее в качестве плацдарма для военных операций против армии Исламской республики. Слова Трампа «США не хотят войны, но если Иран хочет воевать, это будет его концом», лишь усилили опасения ведущих иракских политиков, включая влиятельного шиитского лидера Муктада аль-Садра, чья партия получила большинство голосов на прошлогодних выборах.

Садр, нанесший в 2017 году исторический визит в Саудовскую Аравию, является воплощением иракской политической и дипломатической дилеммы. Он категорически против присутствия Америки в Ираке, но поддерживает налаживание связей между Багдадом и Эр-Риядом. И, несмотря на то, что он шиит, он не является ярым поклонником Ирана. Он хочет, чтобы в конфликте США и Саудовской Аравии с Ираном Ирак хранил нейтралитет.

Против превращения Ирака в антииранский фронт выступает и важнейший духовный лидер Ирака аятолла Али аль-Систани. Он считает, что Ирак мог бы стать посредником между Тегераном и Вашингтоном, а также между Тегераном и Эр-Риядом. Но нейтральная позиция Ирака — это совсем не то, чего хочет Вашингтон, который был бы рад принудить Ирак активно проводить антииранскую политику. Но в Вашингтоне также понимают, что если давление, которое США оказывают на Ирак, станет слишком сильным, результатом могут стать рост антиамериканских настроений и усиление внутренней борьбы за власть, которая лишь подорвет хрупкое политическое равновесие в Ирака. Таким образом, в смысле борьбы с Ираном США ничего не выиграют.

На данном этапе, когда единственными насильственными актами этого противостояния были нападения на саудовские и другие суда в Персидском заливе, нанесенные из Йемена удары по саудовским нефтяным объектам и попытка нападения на американскую базу, сдерживание региональных амбиций Ирана дипломатическим путем могут иметь существенное значение.

Связи Ирака с Саудовской Аравией, экономические альтернативы, которые позволят ему постепенно освободиться от зависимости от Ирана, его готовность играть роль посредника, могут уменьшить угрозу возникновения вооруженного конфликта и укрепить дипломатический путь разрешения сложившейся ситуации. Но для этого Америка и Саудовская Аравия должны прекратить изображать Ирак в качестве марионетки, которая подчиняется приказам из Тегерана.

Цви Барэль, «ХаАрец», М.Р. К.В. На снимке: президент Ирака Бархам Салех. Фото: Reuters

 


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend