Friday 28.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Моти Мильрод
    Фото: Моти Мильрод

    Дилемма Нетаниягу: будет ли сделка означать конец его политической карьеры?

    Трудно представить лучшую сделку, предложенную Биньямину Нетаниягу, чем сделка о признании вины, которая, как сообщается, лежит на столе генерального прокурора Авихая Мандельблита.


    Все, что нужно сделать бывшему премьер-министру, — это признать себя виновным по двум пунктам обвинения в мошенничестве и злоупотреблении общественным доверием, а взамен будет снято третье обвинение в мошенничестве и единственный пункт обвинения во взяточничестве. Ему не придется сидеть в тюрьме, он просто получит несколько месяцев общественных работ.

    Также будет изрядный штраф, но он будет намного меньше, чем счета от адвокатов, ожидающие Нетаниягу, если он продолжит судебное разбирательство в окружном суде Иерусалима еще два или три года. После этого он, вероятно, получит гораздо худший приговор, который может привести к тому, что он проведет свое 80-летие в крыле 10 тюрьмы «Маасиягу». Так что все, что ему нужно сделать, это расписаться в нижней строке документа о соглашении с прокуратурой и выдержать короткий период унижения, а затем с нетерпением ждать спокойной и комфортной пенсии.

    Почему он не подписывает? Сделка не останется на столе навсегда. Мандельблит уходит в отставку через пару недель, и следующий генеральный прокурор будет далеко не таким щедрым.


    Это может показаться идеальной сделкой, и его адвокаты рекомендуют ему пойти на нее, но те, кто окружают Нетаниягу — его жена, двое сыновей и самые стойкие сторонники — в последние пять лет были убеждены, что расследование и обвинение — это просто охота на ведьм, которую левые ведут против отца нации. Они хотят, чтобы он боролся до конца.

    Один из главных сторонников Нетаниягу в средствах массовой информации, ведущий 14-го канала Эрель Сегал, прекрасно сформулировал чувства в лагере Биби, когда написал в «Твиттере»: «Возьмите свое предложение и засуньте его туда, где не светит солнце. Вы совершили переворот. Вы сфабриковали дела. Вы свели с ума всю страну своей безумной ненавистью. Еврейская история не простит вас».

    Мало того, что Нетаниягу должен преодолеть такое противодействие сделке о признании вины, он глубоко обеспокоен тем, останется ли его электоральная база лояльной, если он признает себя виновным — даже если он скажет им, что сделал это только для защиты своей семьи.

    И есть финансовый вопрос. Нетаниягу сэкономит деньги в краткосрочной перспективе, если сократит свои убытки сейчас, но он возлагает большие надежды на возможные должности, директора или консультанта, когда, наконец, уйдет на пенсию. Их может не быть, если он будет осужден за мошенничество.

    И, конечно же, у него есть взгляд на историю. Он хочет, чтобы его помнили как великого спасителя Израиля, а не как человека, которого коррупция вытеснила со сцены. Как его предшественника на посту премьер-министра Эхуда Ольмерта. Так может ему стоит бороться в суде? Но Ольмерт попал в тюрьму, а Нетаниягу не хочет, чтобы его запомнили как второго премьер-министра Израиля за решеткой.

    Прежде всего, нерешительность Нетаниягу подписать документ связана с требованием Мандельблита включить в приговор пункт о «позорном» характере преступлений, означающий, что он не сможет занимать государственные должности в течение семи лет. И часы запустятся только после того, как закончится его условный срок.


    Другими словами, заключение сделки означает, что Нетаниягу не сможет участвовать в следующих выборах в этом десятилетии. По сути, это означает конец политической карьеры самого долгоживущего премьер-министра Израиля, который считал, что сможет управлять страной до 80 лет. Никакого триумфального возвращения  не будет.

    Мандельблит ясно дал понять, что главная цель — заставить Нетаниягу уйти, чтобы израильская политика могла, наконец, начать излечиваться от его коррумпированного влияния. Он не собирается отказываться от пункта о «позоре». Нетаниягу должен отказаться от всякой надежды вернуться к власти, если он хочет обойтись без тюрьмы.

    Но может быть и третий путь: Нетаниягу соглашается на сделку, уходит из кнессета и пытается убедить своих избирателей в том, что он сделал это на благо нации, а не потому, что он виновен. Он не сможет баллотироваться снова в течение семи лет, но это не означает, что он должен отказаться от руководства «Ликудом».


    Он не будет вести партию на следующих двух-трех выборах, но он будет усердно работать, чтобы подорвать возможность выдвижения любого нового потенциального лидера и попытаться поставить временных руководителей партии и кандидатов в премьер-министры, которые присягнут ему на верность.

    Энергичный 72-летний политик, он может рассчитывать на то, что когда ему исполнится 80 лет, он полностью будет в форме и, будучи свободным человеком, выйдет из своего тайм-аута и снова поборется – так же, как его друг Сильвио Берлускони, который в 85 лет претендует на пост президента Италии.

    Сможет ли он это сделать? Вполне возможно. Потенциальные соперники в «Ликуде» уже сейчас перегрызли друг другу глотки и вряд ли сформируют общий фронт против Нетаниягу, который по-прежнему пользуется абсолютной лояльностью трех четвертей членов партии. Пока он здоров, Нетаниягу считает, что может вести за собой партию и страну. Ведь его отец-историк Бенцион дожил до 102 лет и в свои 90 продолжал заниматься исследованиями и писать.

    Если Нетаниягу примет предложенную сделку о признании вины, это не будет признанием того, что его долгая политическая карьера окончательно завершена. Несмотря ни на что, он вернется.

    Аншель Пфеффер, «ХаАрец», И.Н. Фото: Моти Мильрод

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend