Дилемма для демократии: можно ли демонстрантам сжигать Коран?

В середине апреля в Швеции на улицах нескольких крупных городов горели автомобили, в витрины магазинов и в случайных прохожих летели камни, молодчики собирались в толпы, а кое где полицейские вынуждены были открыть огонь по разбушевавшимся смутьянам.


Многим шведам вспыхнувшие на минувшую Пасху беспорядки показались чем-то из ряда вон выходящим — но не всем. Это отражение иной, соседней реальности: от проблемных кварталов, населенных иммигрантами и вторым их поколением, до экстремизма в политическом дискурсе. Он особо характерен для скандинавских ультраправых, пользующихся здесь практически неограниченной свободой выражения. Заодно стремительно крепнут местные ОПГ, и местная полиция не справляется с ними.

И вот 14 апреля Расмус Палудан, основатель и лидер датской ультраправой партии Stram Kurs  («Жесткий курс») отправился в Швецию, где в ходе манифестации на центральной площади города Йёнчёпинг, на юге страны, на глазах у публики сжег Коран.

Для Палудана подобного рода «перформанс» давно стал традицией: в 2019 году подобная акция спровоцировала беспорядки в Копенгагене, столице Дании. В 2020-м Палудан учинил сожжение в шведском Мальмё.


40-летний Палудан, юрист, имеющий двойное гражданство — датское и шведское, создал в 2017 году крайне правую партию, выступающую против иммиграции из незападных стран. Он активно сражается с исламом в Дании и поддерживает депортацию иммигрантов-мусульман. Его партия сейчас развернула предвыборную кампанию и в Швеции.

После Йёнчёпинга Палудан должен был провести аналогичную демонстрацию и в городе Линчёпинг, примерно в двух часах езды к северу от Стокгольма. Мероприятие там внезапно было отменено, но люди, собиравшиеся протестовать против намеченного сожжения Корана и ждавшие Палудана на заранее объявленном им месте, обрушили свой гнев на полицейских: в патрульных полетели камни, трое из них были ранены, а одну из машин попытались поджечь.

Далее заполыхало по всей стране. В тот же вечер протестующие вышли на улицы соседнего Норчёпинга, подожгли 15 полицейских автомобилей, нападали на стражей порядка, крушили все вокруг, вплоть до автобусов. На следующий день беспорядки перекинулись на шведскую столицу, Стокгольм.

Активисты датской партии устроили сожжение Корана в Ринкебю – это район на окраине города, заселенный мигрантами. Тогда же волнения достигли своего пика в центральной части Швеции, — в городе Эребру, — где в шествии приняли участие несколько сот человек. Помимо прочего, там мужчина в маске угнал полицейскую машину, а несколько полицейских были ранены.

Активисты партии Палудана собирались провести прилюдные сожжения Корана еще в нескольких местах, но акции отменили – так, в субботу 16 апреля было отозвано разрешение на запланированную Палуданом манифестацию в портовом городе Ландскруна. Ее перенесли на окраину Мальмё, третьего по величине города Швеции. В итоге беспорядки вспыхнули в обоих городах. В Мальмё хулиганы подожгли автобус, однако пассажирам удалось спастись. Затем была подожжена местная школа. Полиция, открыв стрельбу, ранила троих демонстрантов.

Всего в ходе беспорядков более сотни полицейских были ранены, двадцать полицейских машин пытались сжечь или забросали камнями, несколько десятков человек арестованы. Полиция раздобыла доказательства того, что ряд участников этих бесчинств оказались связаны с ОПГ: акции ультраправого политика стали для них поводом поквитаться с полицией. Также обнаружены доказательства, что подстрекательство против полицейских во многом инспирировалось из-за пределов Швеции — по всей видимости, из стран Ближнего Востока.

Рост преступности

Надо отметить, что в последние годы Швеция как никакая другая страна страдает от усиления влияния различных организованных преступных группировок, зарабатывающих, в основном, торговлей наркотиками. Как правило, эти ОПГ базируются в районах расселения иммигрантов. Бандиты хорошо вооружены, вербуют в свои ряды детей и подростков.

Власти ужесточили наказания, но полиция по-прежнему не в силах справиться с проблемой. Рост преступности и многочисленные акты насилия способствовали усилению позиций правой популистской партии «Шведские демократы», а также консервативной правой партии «Умеренные», которая ранее была более либеральной, но резко взяла курс вправо.

«В последние дни мы наблюдали, как наши самопальные террористы забрасывали камнями полицейских, — заявила в интервью Expressen Daily депутат парламента от «Умеренных» Элизабет Свантенссон. — Необходимо пресечь это на корню, бросив все силы, но правительство до сих пор этого не сделало. Оно всего лишь обратилось с призывом к протестующим разойтись по домам, а я думаю, что этих террористов местного разлива надо отправить в тюрьму».

Журналистка Паулина Наудинг написала в популярной шведской ежедневной газете Svenska Dagbladet, что «Расмус Палудан — не что иное, как искра, уже запалившая бочку с порохом. И когда он вернется к себе в Данию, мы останемся жить на этой бочке, которую шведские правительства, как правые, так и левые, десятилетиями начиняли взрывчаткой». По ее словам, Швеция превратилась в «периферийную страну, страдающей от сегрегации и отсутствия управления, с параллельными системами норм и правил, безудержным насилием и бандитскими разборками».

Сложную ситуацию в Швеции невозможно объяснить исключительно социально-экономическими факторами, потому что даже самые неблагополучные, по местным меркам, районы далеки от той запущенности и нищеты, которая царит в других странах. В этих районах — бесплатное государственное образование, бесплатное государственное жилье, общественные библиотеки и клубы, прекрасно работающий общественный транспорт. Социальная защита в этом социал-демократическом государстве всеобщего благосостояния равномерно распределена между всеми его гражданами. Она включает в себя комплексное медицинское страхование, отпуск по беременности и родам, отпуск по болезни, разумную систему пенсионного обеспечения. В Швеции зарплата и условия труда — лучше, чем в большинстве стран мира.

Но все это не избавило ее от организованной преступности и не способствовало тому, чтобы все члены общества приняли его либеральные ценности. В последние годы на задворках стали проявляться и угнетение женщин, и присяги на верность радикальному исламу, и даже вербовка граждан в террористическую организацию «Исламское государство».

Возможно, все это — относительно редкие и маргинальные явления, но они заставили большинство шведских левых ужесточить свой подход к целому ряду вопросов. Швеция ужесточила миграционную политику, а публичный дискурс отменил табу на вопросы, связанные с этническим и религиозным происхождением, существовавшие раньше. Наказания за преступления и правонарушения ужесточены, полиция и правоохранительные органы получили дополнительные бюджеты.

«Две злые силы провоцируют друг друга, — сказал Морган Йоханссон, министр юстиции Швеции от социал-демократов, подразумевая крайне правых и радикальный ислам. — А мы, сторонники открытого и свободного общества, стоим между ними, пытаясь отстаивать демократические принципы». Йоханссон добавил, что доверяет полиции, и что свобода слова в любом случае должна превалировать.

«Это именно то, чего хочет Палудан, — парировала Линда Санкер, депутат парламента от левой (бывшей коммунистической) партии. — Он хочет, чтобы Швеция была разделена, чтобы насилие усугубилось, а беспорядки лишь укрепили угрозу, нависшую над иммигрантами и проблемными районами, в которых они проживают. Насилие никогда не может быть устранено насилием».

Еще одна сторона во всех этих событиях — группы молодежи, в том числе и молодые мусульмане, которые специально приезжали туда, где бушевали беспорядки, и помогали убирать территорию. К примеру, в Эребру, помимо благоустройства, активисты из местной молодежной организации раздавали цветы домовладельцам, чьи приусадебные участки пострадали во время беспорядков.

«Мы хотели одарить теплотой и вниманием жителей района, испытывавшим негативные эмоции от происходящего, а также полицию», — сказал лидер организации Хани Мади Билал шведской газете Uptonbladt. Аналогичную инициативу проявили молодые люди и в Норчёпинге, убирая с мостовых осколки стекла и камни.

Но в бочку с порохом вновь может угодить искра, это всего лишь вопрос времени. Расмус Палудан обратился за разрешением сжечь еще один Коран на этой неделе. Просьбу отклонили. Но таких просьб будет все больше, так что теперь шведам придется сделать выбор: поддержать абсолютную свободу выражения мнений и право на демонстрации — или поставить во главу угла общественный порядок и предотвратить надвигающуюся бурю.

Дэвид Ставроу, «ХаАрец». М.К. Фото: AP Photo/Vahid Salemi

Популярное

С 1 августа в общественном транспорте нельзя будет заплатить наличными

25 июля министерство транспорта сообщило о том, что с 1 августа оплата наличными в общественном транспорте...

Жителям обстреливаемого юга предлагают бесплатно отдохнуть за границей — и в Израиле

Израильская авиакомпания «Аркиа» 6 августа предложила жителям приграничных с Газой населенных пунктов...

Технологии

Мартин Купер – еврей, сын беженцев из Украины, который своим изобретением изменил жизнь всего человечества

3 апреля 1973 года на углу улицы в центре Манхэттена стоял Мартин Купер. Он собирался сделать первый звонок с...

МНЕНИЯ