Sunday 24.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Иллюстрация: Йонатан Поппер
    Иллюстрация: Йонатан Поппер

    Десять главных угроз «правительству перемен»

    Мы попытались изучить факторы, способные укрепить или, наоборот, ослабить «правительство перемен». От них зависит, продержится оно несколько месяцев или четыре года.


    1. Национальная безопасность

    «Не думаю, что война или операция может поставить под угрозу жизнеспособность нынешнего правительства. Нетаниягу не получит большинства в кнессете и после военных действий», – говорит один из высокопоставленных в прошлом представителей системы безопасности Израиля. Этот человек долгие годы был вхож во все правительственные кабинеты, заседал в ряде комиссий и, по его признанию, сейчас дышит спокойно, потому что считает, что система обороны Израиля теперь управляется лучше, чем прежде.

    «В отличие от Нетаниягу, который прилепил сам себе прозвище «господин безопасность», новое правительство действует против шаров с зажигательной смесью, которые запускают из сектора Газа. Для нынешних руководителей запуск такого шара равнозначен запуску ракеты. Изменилось и управление переводами денег из Катара. Израиль переводит средства в Газу напрямик нуждающимся, а не ХАМАСу. «Господин безопасность» всех этих изменений не сделал, а Беннет и Лапид – да. Ни одна военная операция не поставит под угрозу их нынешний статус», – сказал собеседник.

    1. Биньямин Нетаниягу

    Биньямин Нетаниягу, несомненно, самый мощный «клей», скрепляющий нынешнюю коалицию. Уберите его из уравнения – и вероятность, что правительство рухнет, возрастет многократно. Некоторые из членов коалиции даже отказываются поддержать закон, который запретил бы Нетаниягу возглавлять список «Ликуда» на будущих выборах в кнессет, из опасения, что в таком случае итоги выборов и последующие политические расклады станут непрогнозируемыми, а некоторым придется и вовсе уйти из политической жизни.


    В «Ликуде» абсурдность этой ситуации понимают: если бы Нетаниягу удалось отправить в отставку, партия могла бы вернуться к власти, сформировав коалицию в 70 голосов, а то и больше. К ним могли бы примкнуть Саар, Элькин, многие депутаты от «Кахоль-лаван», ортодоксы, то есть власть им подали бы буквально на блюдечке с голубой каемочкой. Но… Нетаниягу сам уходить не собирается и заявляет ликудникам, что им следует «бороться, пока не падет это опасное правительство», а сам он скоро вернется в резиденцию на улице Бальфур. И все его политическую активность профессор Йоси Шайн, свежеиспеченный депутат кнессета от НДИ, довольно точно назвал «прививкой для нынешнего правительства».

    1. Бюджет

    Проведение бюджета – это кошмар для любого состава кнессета, как сказала на днях министр экологии Тамар Зандберг (МЕРЕЦ). Но добавила: «Верю, что мы преодолеем эту трудность». Потому что она, как и все прочие члены коалиции, знает, какое наказание их ждет, если не преодолеют: пятые выборы. Если бюджет не примет правительство Беннета, у Лапида будет еще три месяца, чтобы его провести, а когда и он не сможет, правительство падет (но Лапид останется премьером на переходный период).

    Да, споров будет много. «Новая надежда» потребует выделить бюджеты на строительство дорог на территориях Иудеи и Самарии – но Мерав Михаэли («Авода») выступит против. Спорить будут о налогах, сокращениях бюджетов министерств и прочем. Но, вопреки этому, и депутаты, и обозреватели сходятся во мнении, что бюджет будет принят.

    1. Ультраортодоксы

    Как только Лицман, Дери и другие лидеры «харедим» не обзывали Беннета и Лапида! Но те, напротив, то и дело намекают, что им есть о чем поговорить. «Немногие знают, что я прямой потомок Ишайи Горовица», – сказал Лапид, имея в виду знаменитого чешского раввина-каббалиста, жившего в XIV-XVII веках. Выступая за создание комиссии по расследованию причин трагедии на горе Мерон, Лапид выразил готовность сидеть в коалиции «с ультраортодоксами, религиозными сионистами, арабами. Я покончил с бойкотами». А Беннет в первой же речи, произнесенной им в качестве премьер-министра, сказал: «Мы проявим уважение к изучающим Тору».

    Коалиционные соглашения содержат разной строгости пункты по вопросу религии и государства, но не исключено, что в определенный момент разным партиям захочется улучшить свои позиции. Коалиционное соглашение между Лапидом и Беннетом предусматривает возможность присоединения с их согласия других членов к коалиции – согласия других коалиционных партий не нужно. Бывший корреспондент радиостанции «Коль Хай» Исраэль Фрай считает, что в будущем присоединение ортодоксальных партий к коалиции все же возможно – это зависит от того, насколько крепким окажется правительство перемен. «В «Агудат Исраэль» (партия, входящая в блок «Еврейство Торы» – прим. «Детали») существует оппозиция Лицману со стороны Меира Поруша и Исраэля Эйхлера. Они уже дали понять Нетаниягу, что не принадлежат ему беспрекословно. И уже сейчас сотрудничество с «харедим» правительство наладило».

    1. Международная арена

    Спустя два часа после инаугурации правительства Беннету уже позвонил президент США. Ранее с Нетаниягу Джо Байден впервые пообщался более чем через месяц после принесения им присяги. Байден пригласил Беннета в Вашингтон, госсекретарь Блинкен поспешил пообщаться с министром иностранных дел Лапидом. Тепло отозвались о новом правительстве премьер-министры Австралии, Великобритании, Канады, Индии, канцлер Германии, главы правительств Греции, Голландии, Австрии, высокопоставленные руководители ЕС, и это неполный список.


    Беннет встретился с иорданским монархом после долгого периода, в течение которого тот игнорировал Нетаниягу. Израиль присоединился к европейской Конвенции о цифровой экономике, обменялся вакцинами с Южной Кореей, открыл посольство в Абу-Даби и консульство в Дубае – после того, как Нетаниягу не получил такого приглашения от Эмиратов. Дани Аялон, в прошлом заместитель министра иностранных дел, сказал «Либералу»: «Мир готов заключить в объятия любого, лишь бы не Нетаниягу».

    «В Западной Европе и в Демократической партии США его терпеть не могут. А такие симпатии и антипатии влияют на выживаемость коалиции. Например, президент США Буш-старший смог свернуть правительство Ицхака Шамира, отказываясь стать гарантом обязательств Израиля по приему массовой репатриации. И Запад предпочтет поддерживать нынешнее правительство, чтобы не дать Нетаниягу вернуться. На Беннета и Лапида будут меньше давить из-за палестинского вопроса. Если от Нетаниягу американцы требовали полного замораживания строительства в поселениях, на Беннета могут закрыть глаза, дабы не расшатывать стабильность его кабинета. Вероятно, что Байден увеличит торговлю между нашими странами и заблокирует антиизраильские процессы в гаагском трибунале. Если Беннет вернется из Вашингтона с подарками, это укрепит его позиции здесь», – сказал он.

    1. Ротация

    Лапид сделает все возможное и невозможное, чтобы это правительство существовало, чтобы самому перебраться в кабинет главы правительства через два года (и через десять лет после того, как он впервые стал депутатом кнессета). Пока что он пришел в офис сменного премьера, взяв с собой гендиректором канцелярии Нааму Шульц, которая участвовала в создании партии «Еш атид». Когда депутат Йоав Киш из «Ликуда» попытался приуменьшить значение этого момента, Лапид не удостоил его даже ответным взглядом.


    Но не только Лапид будет этого добиваться. Гидеон Саар при ротации перейдет в МИД – важный карьерный шаг для того, кто в будущем хочет стать премьером. Айелет Шакед вернется в министерство юстиции, дорогое ее сердцу. Правда, Беннет в этот момент потеряет, став всего лишь главой МВД, но люди в его окружении утверждают, что это не заставит его сорвать ротацию. Он хотел побыть премьер-министром. Цель достигнута. Все остальное вторично.

    1. Бени Ганц

    Может ли политик, который изменил своим обещаниям в последнюю минуту и оставил миллион избирателей в недоумении, сделать это еще раз? Перейти в лагерь Нетаниягу и разрушить коалицию? Его приближенные рассказывали, что Ганцу предлагали пост премьера, первым в ротации с Нетаниягу, и плюс к нему – портфель министра обороны.

    Во время заседаний правительства перемен Ганц не выглядит особенно счастливым. Он заявил, что «его дверь теперь плотно закрыта перед Нетаниягу», но некоторым кажется, что еще немного давления – и она приоткроется. Неслучайно Мики Зоар из «Ликуда» обращается к нему «друг мой Ганц» и зовет присоединиться к «Ликуду», чтобы создать «правительство без левых и исламистов». А верные сторонники Ганца в армии говорят, что он никогда не дезертировал и ранее решил присоединиться к правительстве Нетаниягу, чтобы в его составе иметь возможность бороться с эпидемией коронавируса; так что, убеждают они, это не случится с ним снова.

    1. Моти Раз

    В одном из интервью этот депутат от МЕРЕЦа ясно дал понять, что останется в этой коалиции, но «будет создавать в ней балаган. Есть вещи, за которые мы не обязаны голосовать». Он выражал надежду, что Беннет, как некогда Шарон, согласится эвакуировать евреев с территорий; выступал против Парада флагов в Иерусалиме; встречался в Рамалле с главой палестинской комиссии по контактам с израильской общественностью. Однако он обещает, что «продолжит поддерживать это правительство, будто нет оккупации, и бороться за мир между израильтянами и палестинцами, будто нет этого правительства».

    1. Мансур Аббас

    Партия РААМ считается слабым звеном коалиции. Аббас, как все помнят, вел интенсивные переговоры и с Нетаниягу, предлагая свою поддержку в отсрочке судебного процесса, но в итоге присоединился к правительству перемен и в своей речи в кнессете пообещал «добиться возвращения земель, отторгнутых у сынов нашего народа». Были случаи, когда по отдельным законам он предпочитал объединяться с Гафни и Дери, проваливая законы. К тому же неясно, как сильно он может контролировать свою фракцию и как будут меняться настроения в арабском секторе.

    Мухаммед Маджадла, политический комментатор на радио А-Нас и 12-м телеканале, согласен с тем, что Аббас – слабое звено. «Он не хочет, чтобы именно арабы стали той силой, которое свергнет коалицию, куда интегрирована арабская партия. Могут возникнуть критические несогласия по вопросам безопасности, и по ряду вопросов РААМ не будет голосовать за. Но вскоре после создания правительства Аббас сказал мне, что оно теперь важнее ему, чем партия. Он не будет поддерживать вотум недоверия ему».

    1. Управление коалицией

    Будучи главой коалиции у Нетаниягу, Зеэв Элькин говорил, что для этой работы нужно иметь талант Гарри Каспарова или Вишванатана Ананда. А здесь – всего 61 депутат с разнополярными идеологическими взглядами, из них только шестеро во фракции премьера. А из 27 депутатов и четырех заместителей не у многих велик опыт политической работы. И глава коалиции Идит Сильман сама пока не имеет весомого опыта в этом.

    Вместе со своим заместителем Боазом Топоровски, с Элькиным, который является министром по связям между правительством и кнессетом, а также Лапидом и Сааром, действующими со стороны, они отбивают атаки оппозиции. Нужно было видеть, как в буфете кнессета Идит убеждала Либермана отказаться от своего решения забрать пособия на детские ясли для женатых йешиботников. Министр финансов и глазом не повел: ему доводилось «съедать» и более опытных руководителей коалиции. Лапид преуспел больше, когда убедил Эли Авидара воздержаться от голосования по закону о расколе фракций. Саар и Элькин убедили в том же арабских депутатов. Шакед со своей стороны не смогла добиться продления закона о гражданстве: Амихай Шикли не поддался на уговоры и проголосовал против…

    Оппозиция будет заваливать кнессет частными законопроектами, следя, какой вызывает больше кризиса в коалиции. Часть этих законов будет близка членам коалиции, им будет затруднительно голосовать против них. «Мой совет коалиции: хороните такие законы в комиссиях, вместо того чтобы выходить на войну по каждому из них, – сказал в беседе с «Либералом» Йоэль Хасон, в прошлом депутат кнессета. – Кроме того, невозможно быть уверенным, что все депутаты всегда на комиссиях и на пленарном заседании. Но в то же время нужно следить, что во всех комиссиях у тебя всегда большинство, как и на пленарных заседаниях во время голосований, причем что они не только пришли в кнессет, но и явились на заседания. А еще следить за порядком голосований. Это требует постоянной беготни, это очень нелегко, тогда как «Ликуд» очень опытен в такой работе».

    Сара Лейбович-Дар, «Либерал». Иллюстрация: Йонатан Поппер˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend