Saturday 04.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Дети-сироты помогли вакцинировать полмира

    Кампания вакцинации идет по миру, хотя и не без ошибок и проволочек. В Израиле, мировом лидере иммунизации населения, где процесс налажен и отточен, и за считанные недели удалось привить миллионы человек, тоже все идет не так гладко. Сначала стало известно, что вакцина Pfizer весьма привередлива в перевозке. Затем оказалось, что запасы вакцины вот-вот иссякнут. Когда их восполнили, посыпались жалобы на очередность получения вакцины разными группами населения: как можно скорее привиться хотели учителя, продавцы, а то и вовсе люди молодого возраста, не желающие ждать своей очереди. 


    Эти оплошности вызывают беспокойство, но не вызывают удивления. В некотором смысле разработка вакцин всегда была легкой задачей; доставить их людям – задача куда более сложная.

    Вакцины существуют с конца 1700-х годов, и их внедрение часто было ненадежным: полным ошибок, смертей в результате несчастных случаев, разбитых надежд и сомнительных этических решений. Фактически, когда началась самая первая кампания вакцинации, она столкнулась с такими серьезными препятствиями – технологическими, географическими и медицинскими, – что сегодняшние проблемы распределения вакцины кажутся пустяками, пишут в The Atlantic.

    В конце XVIII века самой страшной болезнью на Земле была, вероятно, оспа. Она распространялась тревожно быстро, покрывая кожу людей, включая лицо, болезненными заполненными гноем язвами. Огромное количество людей умерло от этой болезни, а многие выжившие ослепли или остались покрыты шрамами. Однако британский врач Эдвард Дженнер заметил нечто странное: люди, которые заразились родственным заболеванием, называемым "коровьей оспой", никогда не заболевали его более смертоносным родственником. Поэтому в 1796 году он начал намеренно заражать людей "коровьей оспой", делая их невосприимчивыми к оспе – фактически, создавая первую вакцину.


    Но этот прорыв поставил другую проблему: как врачи могли доставить вакцины людям, которые в них нуждались? В Европе распространение вакцины было управляемым. У людей, больных коровьей оспой, образовывались волдыри, наполненные жидкостью, называемой лимфой. Врачи вскрывали язвы, обмакивали в лимфу шелковые нити или пух и давали ей высохнуть. После этого они направлялись в следующий город и смешивали твердую лимфу с водой. Затем они наносили жидкость на руки или ноги людей, чтобы заразить их коровьей оспой. Процесс был трудоемким, но довольно понятным. 

    Настоящая проблема началась, когда врачи попытались вакцинировать людей, которые находились на другом континенте. Даже при перевозке из Лондона в Париж лимфа могла потерять свои свойства. Что и говорить об Америках, где в ней отчаянно нуждались: вспышки оспы там убивали до 50 процентов людей, заразившихся вирусом. Обычно лимфа быстро становилась бесполезной и не могла пережить несколько месяцев в море. Испания во что бы то ни стало хотела добраться до своих колоний в Центральной и Южной Америке, поэтому в 1803 году чиновники здравоохранения изобрели радикально новый метод распространения вакцины за границу: мальчики-сироты.

    По плану две дюжины испанских сирот были отправлены на корабль. Прямо перед отъездом врач заразил двоих из них коровьей оспой. После девяти или десяти дней в море язвы на их руках созревали, наполняясь лимфой. Бригада врачей на борту вскрывала язвы и наносила жидкость на руки еще двум мальчикам. Через девять или десять дней, когда у этих мальчиков появлялись язвы, то же самое проделывали с третьей парой. Расчет был на то, что, когда крабль прибудет в Америку, у последней пары сирот все еще будут раны, которые можно будет вскрыть. После этого врачи могли незамедлительно начать вакцинацию людей на континенте.

    Испанский король Карлос IV пообещал мальчикам-сиротам вдоволь еды на корабле, бесплатное образование в колониях и шанс на новую жизнь там в приемной семье. Это было лучше, чем жизнь в сиротском приюте в Испании. 

    Королевская филантропическая экспедиция вакцины наконец отправилась в плавание в ноябре 1803 года. Двадцать два мальчика в возрасте от 3 до 9 лет отправились в путешествие в сопровождении ведущего врача Франсиско Ксавьера де Балмиса, его команды помощников и Изабель Зендаль Гомес, директриссы детского дома. 

    Несмотря на все тщательное планирование, экспедиция едва не провалилась. Когда корабль прибыл в современный Каракас (Венесуэла) в марте 1804 года, на руке последнего мальчика оставалась одна-единственная язва. Но этого было достаточно. Балмис немедленно начал вакцинацию на суше, уделяя особое внимание детям, которые были наиболее восприимчивы к оспе. По некоторым данным, Балмис и его команда вакцинировали 12 тысяч человек за два месяца.


    В Каракасе команда Балмиса разделилась на две части. Его главный заместитель, Хосе Сальвани Леопарт, возглавил одну экспедицию на территории нынешней Колумбии, Эквадора, Перу и Боливии. Путешествие было трудным - через густые джунгли и неприступные Анды. Тем не менее, за следующие несколько лет им удалось вакцинировать более 200 тысяч человек. Многие деревни встречали их, как спасителей. Звонили соборные колокола, священники произносили благодарственные мессы, а горожане запускали фейерверки и устраивали корриды в их честь.

    Тем временем Балмис прошел через Мексику, где он вакцинировал еще около 100 тысяч человек. Затем он направился в Акапулько, чтобы подготовиться к новой экспедиции вакцины, на этот раз в испанские колонии на Филиппинах. Он подобрал еще несколько десятков мальчиков в городе, но вместо того, чтобы найти сирот, он нанял мальчиков из разных семей, по сути, арендуя их в качестве прививочных мулов для путешествия в Азию.

    Корабль прибыл на Филиппины 15 апреля 1805 года, и за несколько месяцев команда Балмиса вакцинировала 20 тысяч человек. Фактически, экспедиция была настолько успешной, что осенью 1805 года Балмис отправился с той же миссией в Китай. Достижение было ошеломляющим: без современного оборудования и транспорта его команде удалось распространить вакцину по всему миру менее чем за десять лет, вакцинировав сотни тысяч людей и сохранив, возможно, миллионы жизней.


    Путь к вакцинации против оспы не был легким. Испания разработала план с сиротами, потому что предыдущие попытки доставить вакцину старомодным способом на далекие континенты потерпели неудачу, вызвав вспышки болезни, которые можно было остановить. Если бы язва последнего мальчика зажила до Каракаса, сиротская экспедиция тоже провалилась бы. И хотя многие города приветствовали прививки, некоторые доктора, разбогатевшие на лечении оспы шарлатанскими методами, были первыми противниками вакцинации, активно препятствуя кампании и отказываясь вводить вакцины. 

    Независимо от эпохи или заболевания, кампании по вакцинации всегда представляют собой серьезную логистическую проблему с десятками точек, в которых цепочка распределения может (и часто так и происходит) выйти из строя из-за сбоев в коммуникации или слабых звеньев цепи поставок. Несмотря на то, что учреждения здравоохранения во всем мире тратят миллиарды и миллиарды долларов на кампании по борьбе с полиомиелитом, болезнь все еще не искоренена в глобальном масштабе, в значительной степени потому, что распространение вакцины в определенных регионах оказалось практически невозможным. Кампания по вакцинации детей от малярии вызвала споры в прошлом году, когда ООН не сообщила родителям в Африке о побочных эффектах, включая менингит и повышенный риск смерти среди девочек. Даже в случае кори, вакцинация которой давно изучена, в результате неудачной кампании в 2017 году в Южном Судане погибло 15 детей.

    Со временем вакцины, как правило, достигают людей, которые в них нуждаются. Это не оправдание для грубых ошибок: каждая минута, потраченная впустую во время этой пандемии, означает больше ненужных смертей. Но даже после двух веков вакцинации внедрение прививок – сложный процесс, требующий времени, чтобы добиться правильного результата. 

    Александра Аппельберг, по материалам зарубежных СМИ. 

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend