Thursday 28.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Валите отсюда, маленькие гои!

    Тюрьмы призваны наказывать преступников, но у нас тюрьма служит средством давления на родителей. Смотрите, что мы способны сделать с вашими детьми, говорят родителям, и давят на иностранных рабочих, чтобы они не рожали детей, на палестинцев, чтобы они сотрудничали со Службой общей безопасности, а также на каждого, кто говорит: не страшно, главное – что это не я.


    В прошлом Совет в защиту детей защищал детей. Сегодня ребенок уже не заслуживает юридической защиты, будучи ребенком. Каждый 30-летний – ребенок. Эльор Азария – ребенок. И странный старший сын Нетаниягу – тоже ребенок. Ребенок Нетаниягу угрожал убить детей журналиста. Никого это не задело. Это нормально. В то же время преступление филиппинского ребенка ненормально: он – нееврей.

    Сегодня плохо быть неевреем в еврейском государстве. В цивилизованном государстве благо ребенка превалирует над благом государства. Но мы – не цивилизованное государство, мы – еврейское государство. И наше еврейство не защищает ребенка, и Совет по защите детей не вмешивается, потому что нееврейский ребенок – вообще не ребенок, он – вневозрастное существо, подвластное иммиграционным законам, а не законам государства: он слишком мал, чтобы его будущее решалась отдельно, и достаточно большой, чтобы депортировать за грехи его родителей.

    Ребенок подчинен Управлению иммиграции. Какое смехотворное название «Управление иммиграции»! Кто вообще сюда иммигрирует? Гоев не принимают, у евреев есть Закон о возвращении. С тем же успехом это ведомство можно было назвать «Управлением по снегам и ледникам». Если бы мы сами ухаживали за нашими престарелыми родителями, в нем не было бы нужды. Оно нужно лишь потому, что составляет часть аппарата по разделу средств, которые вымогаются у иностранных рабочих, которых депортируют и снова привозят через «вращающуюся дверь» к радости посредников и приближенных к тарелке.


    Но даже тот, кто оправдывает депортацию, не обязательно захочет добровольно в ней участвовать. Не всякий, кто поддерживает смертную казнь, пожелает стать палачом. Министр внутренних дел Арье Дери и гендиректор Управления иммиграции и народонаселения Шломо Мор-Йосеф – восторженные добровольцы. У депортации физиономия Дери и руки Мор-Йосефа.

    На них вся ответственность. Не Управление иммиграции лишает ребенка его прав – они лишают. Не Управление вытащит детей из класса и арестует их. Дери разрешит, а Мор-Йосеф подпишет. Это будет трудная депортация. Я полагаю, что одноклассники будут против. Правда, это – сопротивление детей, но его воспитательная польза будет больше, чем от тысячи уроков о правах детей.

    Речь не идет о заработке. Дери и Мор-Йосеф сажают детей за решетку, исходя из веры, что так они спасают еврейство от опасности, поджидающей его уже в пятом классе. С их точки зрения, нееврейский ребенок – это ходячая бомба. Дай ему еще лет десять и он прихватит еврейскую девственницу, ассимилируется вместе с ней и наполнит страну маленькими гоями.

    Депортацию детей обоснуют соблюдением закона. Цитаты из ТАНАХа не произведут на них ни малейшего впечатления. Придите к Дери со словами «возлюбите гера», и он двинет вас по голове «Законом об иностранных рабочих». Как известно, Дери рачительно стоит на страже закона. Должен быть порядок.

    А Мор-Йосеф? Чем депортация так притягивает человека, который ввел «Хадассу» в дефицит и не помог избавиться от него Институту национального страхования? В интервью «Макор ришон» он сказал, что цель депортации – «сохранить еврейский характер государства». А самого себя он назвал «госслужащим, выполняющим приказы». Это ему не поможет. «Еврейским характером» уже занимаются другие люди, а время, когда можно было скрыться за ширмой «я только выполнял приказы», давно прошло. Приказ, которому он обязан подчиняться, это – международная Конвенция по правам ребенка, подписанная Израилем. «Благо ребенка – сказано там – это первоочередной резон, который обязывает государство». Секунду, говорят Дери и Мор-Йосеф, хотите знать наше мнение об этой Конвенции? Так вот, чихать мы на нее хотели – теперь вам ясно?

    Арест и депортация детей не забудутся и не простятся. Ведь придет день, когда внук Мор-Йосефа спросит, о чем он думал, когда посадил в тюрьму его сверстника. Мор-Йосеф постарается уклониться, будет бормотать что-то вроде «благо народа и государства». Но внук на это не купится. Когда много лет спустя он увидит своего деда, беспомощно опирающегося на филиппинку, он припомнит лето 2019 года и не простит его.


    Йоси Кляйн, «ХаАрец», Р.Р. К.В.

    На фото: Шерил Л., депортированная после рождения ребенка. Фото: Мегед Гозани.


    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend