Saturday 04.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Цвика Исраэли, GPO
    Фото: Цвика Исраэли, GPO

    «Я не героизирую Рабина, но оплакиваю его каждый день»

    Через двадцать четыре года после убийства Ицхака Рабина я до сих пор испытываю глубокую тоску и оплакиваю его. Для меня он был, с одной стороны, выдающейся личностью и исторической фигурой, а с другой стороны, человеком, с которым я был лично знаком и общался. Таким образом, две эти ипостаси плавно слились для меня воедино.


    У Рабина были недостатки. Но спустя почти четверть века после своей смерти он остается для меня воплощением израильского лидера – не фальшивого, а настоящего, благоразумного и мудрого, связанного с прошлым Израиля и постоянно заботящегося о будущем.

    Я познакомился с Рабиным благодаря моим родителям, которые были активистами еврейского произраильского лобби. Наше знакомство произошло задолго до того, как я поступил на работу в госдепартамент США. Моя мать подружилась с Леей Рабин, а мой отец, чья внешность была столь же неотесанной, как и у Рабина, разумеется, подружился с Ицхаком.

    После того, как начался процесс Осло, мой отец сказал Рабину, что общение с палестинским лидером Ясиром Арафатом будет похоже на танец с медведем: хорошо, пока не попытаешься освободиться. Рабин много раз напоминал мне об этой шутке, когда блеск церемонии подписания соглашений Осло на лужайке Белого дома сменился более суровыми реалиями.


    Я встретил Рабина впервые весной 1974 года, незадолго до того, как он впервые стал премьер-министром. Мы с женой жили тогда в Иерусалиме, куда переехали летом 1973 года, накануне Войны Судного дня. Лея пригласила нас на пасхальный седер в их квартиру в Тель-Авиве.

    Я готовился к устному экзамену по истории Ближнего Востока на докторский минимум в Мичиганском университете, и Рабин спросил меня, что я думаю о президенте Египта Анваре Садате.

    Я начал рассуждать о его взглядах на Израиль и говорил, пока Рабин грубо не оборвал меня пренебрежительным взмахом руки, который я потом видел еще не раз. Он прямо сказал: «Вы мало знаете о Ближнем Востоке».

    Откровенная грубость Рабина, его отказ участвовать в бессодержательной светской беседе несомненно наносили ему  ущерб, равно как и его глубокое убеждение, что американцы наивны в отношении Ближнего Востока.

    Спустя годы Рабин назвал документ, который составили тогдашний посол США в Израиле Дэн Керцер и ваш покорный слуга в контексте мадридских переговоров, «худшим американским текстом» со времен Кэмп-Дэвидских соглашений 1978 года, установивших мир между Израилем и Египтом.

    Мне это не понравилось. Но я стал уважать эту прямолинейную честность Рабина, и даже восхищаться ею. Честность, которой часто не хватает в американской государственной политике, да и жизни в целом. Рабин никогда не говорил то, что от него хотели услышать. Как это нехарактерно для сегодняшних израильских политиков.


    Но Рабин не всегда был грубым и дерзким. Я видел его нежность и привязанность к Лее. Я знаю, как он заботился о дочери и сыне, и я ценил его доброту по отношению ко мне и моим родителям в последующие годы.

    Я никогда не забуду первую поездку госсекретаря Уоррена Кристофера в Израиль в начале 1993 года. Рабин, который стал премьер-министром во второй раз, пригласил госсекретаря и его сотрудников в свою квартиру в Тель-Авиве на традиционный субботний ужин. Леи не было дома, поэтому всем управлял – довольно неуклюже - сам Рабин, которому было так же неудобно, как Уоррену Кристоферу.

    Перед тем, как сесть за стол, Рабин обратился ко мне (почему - не знаю) и попросил (нет, велел мне) сделать «кидуш», традиционное благословение над вином. Мне сразу стало интересно, что должен подумать Кристофер: израильский премьер-министр попросил младшего помощника госсекретаря США, с которым он был едва знаком, произнести еврейскую молитву за ужином. Я застыл, едва успев спеть одну строчку, после чего Дани Ятом, тогда - военный помощник Рабина, сказал, что это был самый короткий «кидуш» в истории.


    Рабин понял, в чем дело, и сочувственно посмотрел на меня, словно говоря, что все будет в порядке. Прежде чем мы ушли, он сказал, что надеется, что не поставил меня в неловкое положение.

    Одним из качеств, которыми я восхищался в Рабине, была его способность менять свои взгляды, если этого требовала реальность. Рабин был осторожен. Но, как и Уинстон Черчилль, он полагал, что человек, который не меняет свои убеждения, в конечном итоге ничего не способен изменить.

    Весной 1993 года он уже был на пути к выводу, что ни Иордания, ни жители Западного берега и жители Газы не смогут заменить ООП в качестве потенциального партнера по переговорам с Израилем.

    В марте того года Рабин и его команда посетили Вашингтон для участия в аналитическом круглом столе, который ему понравился. Все сидели за столом, беспрерывно курили и задавали резкие вопросы. Всем было очевидно, что Рабин движется к возможности переговоров с ООП. В течение двух месяцев Рабин превратил неформальный канал Осло в секретный официальный канал для связи с ООП.

    Сегодня есть тенденция прославлять Рабина из-за ностальгии. Есть готовность закрывать глаза на все его недостатки и минимизировать проблемы, с которыми он столкнулся бы, если бы не убийство.

    Рабин не был левым. После его смерти израильский лагерь мира, руководствуясь наилучшими побуждениями, привязал его к политике и идеям, которые он никогда бы не принял. Тем не менее, именно рядом с Рабиным, и Шимоном Пересом смогла появиться реальная возможность. И надежда.

    Рабину было всего 73 года, когда его убили. Он покинул сцену слишком рано и в тот момент, когда его таланты, авторитет и характер были крайне необходимы. Как, впрочем, и сегодня, когда израильский народ ищет мудрое, смелое и разумное руководство.

    Аарон Дэвид Миллер, «ХаАрец» Ц.З. К.В. Фото: Цвика Исраэли, GPO

    Автор - старший научный сотрудник «Фонда Карнеги за мир во всем мире».
    Служил советником госсекретарей по вопросам политики США на Ближнем Востоке

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend