Четверг 22.10.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Alexander Ermochenko, Reuters
    Фото: Alexander Ermochenko, Reuters

    День могильщиков СССР

    30 лет назад, 19 июня 1990 года впервые в советской истории была создана самостоятельная Коммунистическая партия РСФСР во главе с реакционером Иваном Полозковым. Именно лидеры этой компартии казались тогда чуть ли не главными оппонентами происходящих в СССР перемен, но напрасно – еще через год КП РСФСР будет запрещена Борисом Ельциным, а вместе со всей КПСС, и об Иване Полозкове, которого совсем недавно воспринимали чуть ли не как альтернативу Ельцину, все забудут. А еще через полгода после этого в политического пенсионера превратится и сам Горбачев.

    В июне 90-го перестройка была еще в разгаре, но для ее инициатора Михаила Горбачева важно было опереться в борьбе за власть на партийный аппарат. Это была борьба между лидером СССР – и потенциальным лидером РФ. Потому буквально через несколько недель после того, как Бориса Ельцина избирают председателем Верховного Совета России, созывается Российская партконференция и создается российская компартия.

    Почему мы вспомнили об этом сейчас? Потому что на самом деле именно 19 июня по праву мог бы считаться Днем России. И хотя 12 июня российский парламент принимает Декларацию о суверенитете РСФСР, мало кто думал, что вскоре этот день станет главным государственный праздник новой старой страны, а на Российской партконференции о  декларации вообще не говорили, ее участников интересовал, прежде всего, партийный «суверенитет». Быть может, Горбачев и сам не ведал, что творил тогда – но по факту он, спустя всего неделю после принятия российской Декларации и пытаясь защититься от Бориса Ельцина, де-юре подтвердил российский суверенитет, согласившись с существованием в России самостоятельной компартии и превратив ее в опору ЦК КПСС в противостоянии с Ельциным. Россия, которая по умолчанию как бы и была все эти годы Советским Союзом, окончательно оказалась на равных со своими соседями, другими союзными республиками.

    Тем не менее, День России празднуют не 19-го, а 12 июня. Российские посольства по всему миру приурочивают к этой дате официальные приемы, а российские медиа переполняет патриотическая риторика. Но чему посвящен праздник, какой в нем смысл, едва ли может объяснить большая часть граждан страны, которая его празднует! И в этом смысле отношения современных россиян к Декларации ничуть не отличается от отношения российских коммунистов, встречавшихся с  Горбачевым: и 30 лет назад, и сейчас смысл документа и последствия его принятия мало кому понятны.

    С позиций путинской официальной идеологии Днем России могли бы сделать и День Победы. В соседней Беларуси многолетний ее правитель Лукашенко так и поступил: просто перенес День независимости Республики Беларусь с 27 июля – Дня принятия Декларации о суверенитете Белорусской ССР, на 3 июля – день освобождения Минска от «гитлеровцев». Решение об изменении даты празднования было одним из вопросов референдума 1996 года, когда белорусы поддержали предложения Лукашенко о «советизации» страны, отказались от собственных исторических герба, флага (а заодно и даты Дня независимости) в пользу постсоветских эрзацев, которыми Беларусь пользуется по сей день. Ну, а раз Дня независимости в Советской Белоруссии не было, то новую дату Лукашенко просто подыскал в календаре. В 1996 году он еще наивно рассчитывал стать преемником стареющего российского президента Бориса Ельцина, и хотел, чтобы о Декларации о суверенитете Беларуси его подданные благополучно забыли.

    А День России хотя и приурочен к принятию первым съездом народных депутатов РСФСР Декларации о государственном суверенитете России, но в официальном российском «праздниковедении» мало кто уделяет этому событию большое внимание. Потому что в стране, которая претендует на преемственность от СССР и президент которой называет крах Советского Союза «главной геополитической катастрофой» ХХ столетия, очень трудно объяснить, почему главный праздник страны посвящен принятию документа, который декларировал приоритет российских законов над законами этого самого СССР.

    Можно подумать, что такое пренебрежение к Декларации случилось только в путинские времена, что ее принятие было важнейшим историческим событием для России, которое путинская власть просто замалчивает… Нет — Горбачев с соратниками тоже не считали Декларацию важным событием! Если вы обратитесь к публикациям июня 1991 года, то увидите, что на самом деле голосование за Декларацию о суверенитете было рядовым событием тех непростых дней. Избрание Ельцина председателем Верховного Совета РСФСР стало тяжелейшим поражением Михаила Горбачева и его команды — поэтому Горбачев и взывал к партактиву: ему стало ясно, что в стране теперь — два конкурирующих центра власти, а остаться может только один. И весь Советский Союз, а отнюдь не только Россия, с замиранием сердца следили тогда за этой схваткой. Декларация была лишь одной из мер, посредством которых один участник борьбы хотел противостоять законодательным актам другого, и такие действия считались в порядке вещей. Никто тогда и не предполагал «независимости» России от Советского Союза, как не думал и о скором исчезновении Советского Союза.

    Другое дело, что решение российского депутатского съезда запустило «парад суверенитетов». Участники горбачевского совещания уже думали о собственных декларациях о суверенитете, о собственных президентских должностях. И вскоре аналогичные российской декларации приняли все союзные республики и даже многие автономии самой РФ. А менее чем через полтора года союзные республики объявили о своей независимости, основываясь именно на этих декларациях или дополняя их Актами о независимости.

    Так Россия стала «независимой» не от Советского Союза, а от своих бывших колоний, до 1991 года управлявшихся из Москвы. И на протяжении последующих трех десятилетий она прилагает титанические усилия для того, чтобы эти колонии вернуть – дестабилизируя ситуацию в Грузии, Азербайджане, Молдове, Украине, оказывая давление на Беларусь… Но празднует она, в качестве своего главного дня, все равно именно то событие, которое позволило этим самым колониям избавиться от опеки метрополии. Не странно ли?

     Виталий Портников, «Детали». На фото: репетиция парада Победы в Донецке. Фото: Alexander Ermochenko, Reuters˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend