Израильская оппозиция вышла на улицу: долой султана!

25 мая, в субботу вечером, в Тель-Авиве на митинге протеста ораторы были намного эмоциональнее обычного, посылы – намного острее, а слушатели – злее.

Осознание того, что очень скоро Биньямин Нетаниягу сможет нейтрализовать Верховный суд и покончить с властью закона, сконцентрировало мысли израильской оппозиции, побудив ее проявить ту энергию, решимость и единство, которые, будь они в наличии два месяца назад, могли изменить результаты выборов.

Огромная толпа, приближающаяся к 100 000 человек, которая посрамила самые оптимистические ожидания, пришла, чтобы увидеть лидеров оппозиционных партий, стоящих плечом к плечу и говорящих одним голосом – после того, как во время предвыборной кампании они избегали друг друга как чумы.

От лидеров «Кахоль-лаван» Бени Ганца и его парнера Яира Лапида, который получил самый теплый прием, через председателя «Аводы» Ави Габая и председателя МЕРЕЦ Тамар Зандберг и до удивительного гостя Айманы Уды, председателя арабского блока ХАДАШ-ТААЛ, ораторы были намного эмоциональнее обычного, их посылы – острее и намного агрессивнее, чем в прошлом, в то время как их слушатели казались более разгневанными и возбужденными, чем раньше, по крайней мере, по стандартам большинства обеспеченных тель-авивцев, принявших участие в митинге. Все это подтвердило истинность традиционного лозунга правого лагеря «Только Биби может» – в этом случае добавив жизни умирающей оппозиции.

Митинг завершил пост-выборный период, в котором казалось, что оппозиция находится в коме. Несмотря на возникающую определенность, что Нетаниягу может получить иммунитет от судебного преследования, лишив Верховный суд полномочий аннулировать этот шаг, – вообще лишив его права вето – критики главы правительства проявляли необъяснимую апатию, которую теперь рассеял один-единственный митинг.

Но его важность была не в том, что он состоялся, а, скорее, в напряженных 24 часах, которые ему предшествовали, когда решительная левая оппозиция в соцсетях заставила организаторов из партии «Кахоль-лаван» в последнюю минуту послать приглашение Айману Уде. Видение совместного еврейско-арабского фронта, давняя мечта израильского левого лагеря, неожиданно стала реальностью, по крайней мере, на один вечер.

Именно появление Уде наэлектризовало толпу, убедив сотни, если не тысячи активистов левого лагеря не бойкотировать митинг из-за его отсутствия. Хронический раскол левого лагеря, продукт хорошо известного пуризма и фракционности этого политического крыла, так же как присущее ему напряжение в отношениях между евреями и арабами, растворилось в воздухе.

Ганц объявил о создании новой партии, целью которой станет сохранение израильской демократии и охрана ее институций, и Уде ответил желанием «быть законной частью этих перемен». Несмотря на ясное осознание того, что правый лагерь ухватится за участие Уде, чтобы подвергнуть сомнению лояльность оппозиции, Ганц и остальные пообещали держаться намеченного курса. Подождем и увидим.

Пока слишком рано определять, послужит ли редчайшее еврейско-арабское сотрудничество объединяющим прецедентом для будущего или останется в памяти всего лишь одноразовым случаем. Несмотря на участие Уде и представителя друзов, бригадного генерала запаса Амаля Ассада, их избиратели не пришли на митинг – хотя в будущем это может измениться по следам участия Уде.

Это было наиболее красочным выступлением среди всех недавних лево-центристских демонстраций, прежде всего благодаря тому, что организаторы раздали участникам тысячи красных фесок, чтобы напомнить им, как сказал один из активистов, «что мы не хотим жить в Турции». А перед сценой красовался огромный портрет турецкого диктатора Эрдогана.

Организаторы решили провести митинг протеста во дворе перед тель-авивским музеем искусств, возможно, опасаясь, что соседняя и намного большая площадь Рабина будет выглядеть пустой. Их неуверенность оказалась ошибочной: тысячи людей заполонили улицы около музея, надеясь хоть одним глазком увидеть ораторов или услышать несколько фраз со сцены. Пожилые люди пришли раньше, чтобы занять место внутри, тогда как молодым тель-авивцам, пришедшим с обычным опозданием, пришлось импровизировать.

Привычная тенденция, родившаяся из истории и опыта, состоит в том, чтобы отмахиваться от влияния демонстраций. Лишь несколько из них, включая массовую демонстрацию после Сабры и Шатилы, как и демонстрацию социального протеста 2011 года, смогли заставить израильские правительства сменить курс. Достаточно сказать, что Авигдор Либерман, который отказывается присоединиться к коалиции Нетаниягу до тех пор, пока его требования не будут удовлетворены, имеет гораздо лучшие шансы в одиночку остановить безумное желание Нетаниягу разрушить израильскую демократию.

Тем не менее, можно воспринимать субботний митинг, как кислородную подушку для реанимирования израильской оппозиции. Он может возродить надежду в лево-центристском лагере, подавленном победой Нетаниягу на выборах 9 апреля. Он может, несмотря на все помехи, возвестить новую эру в еврейско-арабских отношениях, что будет иметь далеко идущие последствия для политики и общества.

В самом лучшем сценарии этот митинг запомнят, как ночь, когда, наконец, исполнилось обещание, данное Эхудом Бараком ровно двадцать лет назад: тогда в своей победной речи 1999 года он пообещал израильтянам «рассвет нового дня».

Хеми Шалев, «ХаАрец«, Р.Р. К.В. 

На фото: митинг в Тель-Авиве, 25.5.19. Фото: Максим Рейдер


тэги

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend