Как экстрадировать одного человека в две страны

Экстрадиции россиянина Александра Винника, задержанного в Греции, требуют одновременно Россия и США. Американцы обвиняют его в том, что он способствовал отмыванию четырех миллиардов долларов, используя для этой цели созданную им криптовалютную биржу BTC-E, торговавшую биткоинами. Власти России инкриминируют Виннику мошенничество на сумму в 667 тысяч рублей (примерно 11 тысяч долларов).

Винник был задержан летом в Греции по запросу американцев, и определен до окончательного решения вопроса в тюрьму, расположенную в Салониках. В интервью «Деталям» адвокат Илиас Спирлиадис, представляющий интересы арестованного, рассказал некоторые подробности этого запутанного дела.

— Давайте вначале внесем ясность: сколько вообще адвокатов, представляют интересы Винника? Помимо Вашей фамилии, называют еще адвоката Тимофея Мусатова, а в сети фигурируют еще какие-то фамилии…

— Нет, чтобы сразу было понятно: Тимофей Мусатов — это российский адвокат моего подзащитного. Он наше контактное лицо в России, ему мы сообщаем все подробности судебного процесса. В Греции интересы Винника представляют адвокат Александрос Ликурезос и я. У нас была еще одна помощница, но после того, как Александра Винника переведут из тюрьмы в Салониках в афинскую тюрьму, потребность в ее услугах отпадает.

— Как случилось, что суд принял два, вроде бы, взаимоисключающих решения: с одной стороны, выдать Винника США, с другой — России? Это что, парадоксы греческой Фемиды?

— Я хочу уточнить: суд один и тот же, в Салониках, но разный состав суда рассматривал разные запросы. Первая просьба от имени властей США была рассмотрена 4 октября, а запрос от российских властей суд рассматривал в минувшую среду, 11-го октября. Первый суд принял решение выдать Винника американской стороне, и с этим решением мы не согласились, поскольку, как нам кажется, аргументы, представленные американцами, недостаточны для экстрадиции. А второй суд, рассмотрев российский запрос, решил, что Винника следует отправить для отбытия наказания в Россию, и с этим вердиктом Александр согласен. Но теперь нашу апелляцию должен рассмотреть Верховный суд. Если он примет нашу версию, то Винника сразу экстрадируют в Россию, а если нет, то окончательное решение останется за министром юстиции Ставросом Контонисом.

— Когда произойдет заседание Верховного суда, и есть ли у какой-то страны «перевес» в этом споре?

— Скорее всего, суд будет заседать в конце этого месяца. «Перевеса» никакого нет, это своего рода конкуренция двух взаимоисключающих решений.

— Все-таки непонятно, каким образом второй суд принял решение, прямо противоречащее прежнему, о котором было уже известно…

— С такой ситуацией в Греции юристы сталкиваются довольно часто, это не является чем-то из ряда вон выходящим. Тем более, что первое решение мы обжаловали в Верховном суде, потому оно не вступило в законную силу.

— Но и решение об отправке Винника в Россию невыполнимо?

— Пока что да, поскольку есть удовлетворенный запрос США. И решение отправить подозреваемого в Россию чисто формальное, так как окончательную точку в этой «судебной дискуссии» поставит или Верховный суд в Афинах, или министр юстиции Греции.

— Получается, что Винник признает себя виновным в мошенничестве, которое ему инкриминирует российский суд, но не признает обвинений, выдвинутых против него американцами?

— Мы занимаемся вопросом экстрадиции его в Россию, сам Винник по этому поводу ничего не говорит. Он предпочитает, чтобы его отправили на родину. Что же касается обвинений американцев, то их он отвергает и категорически отказывается считать себя виновным.

— А решение первого суда в пользу экстрадиции Винника в США было для Вас ожидаемым?

— Честно говоря, мы предвидели такую ситуацию, ничего неожиданного для нас в этом решении не было. Никто не принял в расчет документы, нами предоставленные, никто не внял весомым аргументам. Потому мы буквально в тот же день подали апелляцию в Верховный суд.

— В случае, если последнее слово останется за министром юстиции, каких приоритетов он должен придерживаться?

— Его никто не обязывает придерживаться каких-то приоритетов — лишь тщательно взвесить все «за» и «против», чтобы определить, какое из двух решений серьезнее. То есть какое, действительно, обязывает греческую сторону экстрадировать Винника туда, где будет вершиться правосудие. Мы считаем, что наши аргументы весомее и что Америка не представила серьезных доказательств вины нашего подзащитного, У американской стороны вообще нет никаких доказательств, и она базируется лишь на решении суда Сан-Франциско. Наша задача состояла в том, чтобы представить такую базу доказательств, которая в корне бы исключала возможность даже подозревать Винника в инкриминируемом ему американцами правонарушении. И, стало быть, приводила к выводу о недопустимости его экстрадиции в США.

— И последнее: в каких условиях содержится Винник? Нет ли у него претензий к греческим тюрьмам?

— Претензий нет, во всяком случае мы от него жалоб на это не слышали. Тюремная администрация, по его словам, относится к нему нормально, да и условия содержания в греческих тюрьмах все же лучше, чем в России.

Марк Котлярский, «Детали». Александр Винник. Фото: Alexandros Avramidis, Reuters


тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend