Фото: Sputnik Photo Agency, Reuters

Израиль испытывает терпение России

Серия недавних инцидентов между Сирией и Израилем, с участием иранского дрона, приведшая к падению израильского самолета, вызывает глубокую тревогу и порождает различные гипотезы о причинах и следствиях развертывания дальнейших событий. Начнется ли эскалация конфликта? Вмешаются ли в него США и Россия? Какова подлинная причина провокации со стороны Ирана?

Аналитики полагают, что политика Тегерана связана с рядом ключевых факторов. Власти с тревогой ждут решения Дональда Трампа по ядерной сделке и  опасаются новых санкций. При этом возможно, что военная конфронтация между Израилем и иранскими силами в Сирии сыграет на руку президенту. Иран также  является важнейшим партнером в тройке с Россией и Турцией, которые безуспешно стремятся к политическому урегулированию войны. Поэтому, казалось бы, Тегеран  не заинтересован в открытии нового фронта против Израиля, что привело бы к обострению конфликта с «Хизбаллой».

Эта стратегия означает, что Иран  должен держать «низкий профиль» не только против Израиля, но и против Турции, которая вторглась в северную Сирию, чтобы не допустить контроля курдских ополченцев над  пограничными районами. В то же время Тегеран обязан координировать свои военные операции с Россией, чтобы предотвратить конфликт с Израилем и не подорвать статус Москвы, как политического посредника, а также не превратить президентский дворец Башара Асада в мишень для израильских ВВС.

Однако данная стратегия требует объяснения того, почему иранский дрон был запущен в направлении Израиля. Подобное действие не имеет прямой военной выгоды для Ирана и спровоцировало неожиданный ответ Израиля, выставив иранцев агрессорами. Возможное объяснение — ошибка в навигационной системе дрона, а не тактическая или, что еще хуже, стратегическая ошибка, повлекшая мощную реакцию.

Другая гипотеза заключается в том, что Иран хотел продемонстрировать возможности нового  беспилотника в плане увеличения дальности полетов для доказательства мощности своей разведывательной и оборонной системы.

Иран фактически связан с политическими соображениями в своих военных действиях в Сирии гораздо больше, чем Израиль. Иерусалим пользуется почти неограниченной поддержкой со стороны Соединенных Штатов и даже получил ограниченное российское «разрешение» для действий на территории Сирии. Ибо его целью является не сам режим, а скорее деятельность и объекты, которые могут быть связаны с «Хизбаллой». Но и  этот баланс сил не освобождает Израиль от определенной зависимости. Вопрос в том, как  долго Россия будет разрешать Израилю проводить целенаправленные операции на сирийской территории. Особенно когда выяснится, что если Москва и дальше будет закрывать глаза на масштабы израильской военной активности, это может привести к полномасштабной войне.

Таким образом, предположение, что Россия контролирует все военные и политические шаги в Сирии и способна предотвращать действия Ирана и Турции по реализации своих интересов, теряет силу. Россия не смогла помешать Турции вторгнуться в Сирию. Она не смогла превратить Сочинскую конференцию в важный шаг, ведущий к всеобъемлющему прекращению огня и переговорам о создании переходного правительства. Она не смогла помешать развертыванию проиранских сил на юге Сирии, чтобы успокоить Израиль.

Россия, которая энергично возобновила действия в районе г. Идлиб, чтобы победить повстанцев и помочь сирийскому режиму взять этот район под контроль, нуждалась в наземной помощи проиранской милиции на местах.

Эта зависимость ставит Москву перед дилеммой. С одной стороны:  стремление ограничить влияние Ирана, с другой — добиться военной победы режима Асада, в достижении которой Иран играет важную роль.

Вовлеченность Израиля в конфликт не только отвлекает силы на дополнительный фронт, но и заставляет Россию принять четкое проиранское стратегическое направление. До сих пор Москва пыталась идти по зыбкой границе, где ей удавалось поддерживать систему координации со всеми вовлеченными в конфликт сторонами. Широкое участие Израиля в боевых действиях может быть интерпретировано, как превращение войны в Сирии из гражданской — в войну против Израиля. Это усилит аргументацию Ирана, Хизбаллы и Сирии в доказательстве того, что именно Израиль и Соединенные Штаты заинтересованы в продолжении войны.

Заявленная стратегия Израиля, направленная на предотвращение создания проиранских сил в Сирии, не может перевесить широкую сеть политических соображений, диктующих политику России, Турции и Ирана и Сирии. По крайней мере, в обозримом будущем эти три страны будут продолжать свою деятельность в качестве союзников и приложат усилия, чтобы не допустить влияния других игроков, таких как Израиль и Соединенные Штаты.

Это особенно актуально в настоящий момент после того, как им удалось ослабить военную и дипломатичесую активность Вашингтона в сирийском конфликте. В краткосрочной перспективе продолжение конфликта зависит от решений израильского правительства и давления, которое могут оказать Москва и Вашингтон на Израиль, сдерживая его стремление ослабить контроль Ирана над Сирией.

Цви Барель, «ХаАрец», В.П. Фото: Sputnik Photo Agency, Reuters

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend