«Дело 6 000 000», по которому Нетаниягу прав

Биньямин Нетаниягу в последние дни имеет право жаловаться на несправедливость. Его часто обвиняют в манипулировании фактами. Когда же он, наконец, говорит правду, которая не нуждается в доказательствах, на него снова нападают. Нетаниягу не только невиновен в «деле 6 000 000», которое было вновь открыто в Варшаве, но и находится в нем на стороне обвинения. Нацистам помогали польские коллаборационисты. Это не открытие. У гитлеровцев были французские и норвежские, голландские и бельгийские, русские и украинские помощники.

Что говорить, были даже евреи, в том числе те, кто позже получил гражданство в Израиле. Десятки израильтян были обвинены в коллаборационизме на основе закона о преследовании нацистов и их сообщников. Ни один народ от этого не был застрахован. Страх и искушение, поощрение и давление наряду с идеологическими или иными мотивами приводили к предательству и переходу на сторону врага. Польша была не лучше других.

Когда Авраам («Яир») Штерн в Тель-Авиве и Анвар Садат в Каире были готовы сотрудничать с немцами против англичан, они были не сторонниками нацистов, а, безусловно, борцами за национальное освобождение. Вопрос приоритетов и союзов.

Проблема в том, что палки прошлого застряли в колесах настоящего. Это тоже не ново, Израиль уже был в таких ситуациях. Признание геноцида армян или стратегическая необходимость отношений с до-эрдогановской Турцией? Какие протесты вызвали контакты с Западной Германией Конрада Аденауэра и Франца Йозефа Штрауса? А репарации, полученные от Германии, помогли ЦАХАЛу и проекту в Димоне.

Израиль, как государство, созданное на пепле европейского еврейства и основанное на ТАНАХе, держится за свою историю и тогда, когда она сталкивается с историями других народов. Путинская Россия очень старается подчеркнуть роль СССР в победе над нацистами. Это не просто тоска по прошлому, по воинской славе. Частое упоминание о «Великой Отечественной войне» в российской дипломатии имеет ясную цель — увековечить разделение Европы на зоны контроля, проведенное на Ялтинской конференции Сталиным, Рузвельтом и Черчиллем.

Россия не смирилась с членством Польши в НАТО, что означает перемещение к ней под бок восточной границы Североатлантического альянса, и Нетаниягу, который маневрирует между Вашингтоном и Москвой, должен также учитывать отношения Москвы с Варшавой. С другой стороны, вместе с консервативными правыми режимами в Центральной и Восточной Европе он рассчитывает расколоть единый фронт ЕС по проблемам иранской ядерной программы и израильско-палестинского конфликта.

Если бы в Израиле был проведен референдум по вопросу о роли Польши в Катастрофе европейского еврейства, результатом стало бы зеркальное отражение польского отношения к евреям. Здесь настоящее не смягчает прошлого. Польша обременена вопросом возврата еврейского имущества и создает трудности для тех, кто хотел бы получить ее гражданство в силу польского происхождения отца или деда. Достаточно того, чтобы уроженец Польши служил в чужой армии даже ради освобождения родины от нацистской оккупации, чтобы его потомки потеряли это право.

Только одна страна в Европе борется с Польшей за звание самого ярого и старательного коллаборациониста – это Австрия. Накануне войны Судного дня палестинцы захватили поезд с евреями из Советского Союза, направлявшимися через Чехословакию и Австрию в Израиль, и потребовали, чтобы канцлер Крайский закрыл транзитный лагерь в замке Шенау. Что же, Крайский немедленно сдался на шантаж и закрыл лагерь.

Короткий разговор:

Яаков Хазан из МАПАМ: «Я терпеть не могу австрийцев. Австрийский народ вел себя, на мой взгляд, хуже немцев».

Моше Кармель из «Ахдут хаАвода»: «Что может быть хуже немцев? Есть предел любому преувеличению. Достаточно сказать: «Как немцы».

Гидеон Хаузнер («Независимые либералы»), прокурор по делу Эйхмана: «Я скажу вам, что может быть хуже немцев: власть».

Голда Меир: «Я часто задавалась вопросом, и даже сейчас я не знаю ответа, как получилось, что провели такое отличие между Австрией и Германией? На самом деле, если кто-то может быть хуже, чем немцы, то это австрийцы. К чести западных немцев, по крайней мере, можно сказать, что они признали ответственность за случившееся, не претендовали на роль праведников. А австрийцы, якобы, были оккупированы. Кто они вообще? Вилли Брандт сказал мне, что не помнит, чтобы австрийцы возражали против вступления нацистов. Насколько он помнит, они аплодировали».

Итак, австрийцы и поляки вышли в финал, а на примере Нетаниягу можно понять, насколько тяжела жизнь политика. Ему не прощают лжи, и горе приходит к нему от правды. Он не может угодить ни жертвам, ни коллаборационистам.

Амир Орен, Walla, И.Н.

Фото: Моти Кимхи


Реклама

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend