Wednesday 28.07.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Моти Мильрод
    Фото: Моти Мильрод

    Действительно ли Израиль – колониальный проект?

    Когда ученые называют Израиль «государством поселенческого колониализма», это не просто определение. Это скорее намеренное обвинение, часть продолжающейся кампании по подрыву Израиля путем оспаривания правомерности самого его основания – подобно отмененной ныне резолюции Генассамблеи ООН о том, что «сионизм – это форма расизма». Его цель – исключить еврейское государство из семьи народов.

    Можно было бы ожидать, что ведущие средства массовой информации не будут представлять такую спорную и политически заряженную теорию под видом исторического факта. К сожалению, в течение долгого времени, когда писали о Ближнем Востоке, было слишком соблазнительно размывать принципиальное различие между фактами и мнениями, и сейчас это искушение только усиливается.

    Обратимся к недавнему примеру.

    The Conversation – некоммерческая новостная служба, которая, по ее собственному утверждению, распространяет эссе «академических экспертов» среди «тысяч редакций» по всей территории США. Согласно редакционному уставу, The Conversation предоставляет только «основанную на фактах и знаниях журналистику – ответственную, этичную и подкрепленную доказательствами». Однако недавняя статья об Израиле, похоже, нарушила это обязательство.

    Статья, написанная профессором Кристен Альфф с исторического факультета университета штата Северная Каролина, озаглавленная «Имущественные споры в Израиле имеют сложную историю – и, как правило, заканчиваются лишением палестинцев собственности», прослеживает историю приобретения еврейской собственности в Палестине со времен Османской империи до настоящего времени.

    В ней приводится следующее утверждение: «Земельная собственность долгое время была важнейшей частью сионизма – поселенческого колониального движения, которое настаивало на создании, а затем и поддержке еврейского государства» (курсив наш).

    Небрежное включение «поселенческого колониализма» – как будто это обычная реальность – в якобы основанную на фактах новостную статью вызвало недоумение, поэтому один из нас (Любет) поднял этот вопрос перед редакторами, отметив, что этот отрывок противоречит политике The Conversation:

    Характеристика сионизма, а значит, и Израиля, как «колониального поселенческого предприятия», является политизированной, унизительной и весьма спорной. Это не объективное описание возникновения Израиля или его нынешнего населения».

    Ответ редакторов не был обнадеживающим. Они объяснили, что обсудили фразу перед публикацией: «Мы решили, что то, что представила Альфф – в этой и всех других частях своего эссе – было не мнением, а фактическим утверждением, основанным на ее исторических исследованиях и исторических исследованиях других авторов».

    Редакторы также представили ответ Альфф, которая заявила: «Когда я писала  статью, то решила  быть предельно верной произведенному мной научному анализу и терминологии, которую я считаю нужной», и отметила, что «"Еврейское колонизационное общество" было первым крупным покупателем земли» в Палестине.

    Другими словами, агентство The Conversation очевидно подтвердило «колониальную поселенческую» историю Израиля как факт, а не мнение. Настойчивое стремление представить сионизм, как колониальный проект, всегда было в лучшем случае натяжкой.

    С тех пор, как Афины основали форпост в Эфесе, колонии были связаны с метрополией. Пуритане в Северной Америке считали себя англичанами, африканеры – голландцами, завоеватели-мусульмане – арабами, алжирские «черноногие» (алжирцы европейского  происхождения) – французами. Они говорили на языке страны-метрополии и пытались перенести ее культуру на новую землю.

    Первые сионисты, активность которых пришлась на период до образования Государства Израиль, стремились вырваться из Европы, а не копировать ее. Они отвергли идиш и приняли древний ближневосточный язык – иврит, который они обновили, приспособив его для современных целей, заодно изменив свои немецкие и русские имена. Они не создавали «Нью-Одессу» на Святой земле.

    Центральным элементом сионистского предприятия было убеждение, что они возвращаются домой. Ни одно другое общество, перенесенное на другую почву, не делало подобных заявлений. Евреи жили в Палестине непрерывно на протяжении тысяч лет. Язык иврит – семитский, а не индоевропейский. Древние еврейские артефакты можно найти повсюду. Когда в 1903 году Джозеф Чемберлен предложил переселить евреев из Великобритании в Уганду, это предложение было отвергнуто сионистским движением подавляющим большинством голосов.

    Поэтому правильнее рассматривать сионизм как форму национализма, а сионистов – как беженцев, а не поселенцев, реализующих стремление народа к самоопределению на земле, которую он считает своей. Это не может служить оправданием какой бы то ни было политики Израиля, и не делает требования палестинцев менее насущными, но исторически это звучит наиболее резонно.

    Все это не имеет значения для сторонников парадигмы поселенческого колониализма, которые быстро отметают все различия между сионизмом и колониализмом как несущественные.

    Например, Патрик Вулф, едва ли не важнейший среди сторонников теории поселенческого колониализма, утверждает, что последний характеризуется «логикой устранения». Этому объяснению противоречит принятие сионистами планов раздела Палестины, включая британскую комиссию Пиля в 1937 году и резолюцию 181 Генассамблеи ООН в 1947 году, но это несоответствие просто игнорируется.

    Просматривая оглавление «Исследований поселенческого колониализма», известного журнала в этой области, где было опубликовано фундаментальное эссе Вулфа, вы напрасно будете искать обсуждения мусульманских завоеваний в VII и VIII веках, или вторжения Моголов на Индийский субконтинент, планы Марокко по заселению Западной Сахары или даже попытки Китая начиная с 1950-х годов произвести демографический передел Тибета. В журнале много говорится об Австралии и Новой Зеландии, и очень много – об Израиле.

    Не думайте, что «поселенческий колониализм» – современная формация. «Справочник по истории поселенческого колониализма» издательства Routledge включает два древних примера: Ассирия и – конечно же – древний Израиль.

    Когда речь идет о современном Израиле, сторонники «поселенческого колониализма» занимаются не научным анализом, а политическими утверждениями, по которым сионизм морально незаконен. Это их право, но нельзя обманывать (или запугивать) центральные СМИ, выдавая это за чисто научный вывод.

    Рассмотрим обоснование профессора Альфф, которая утверждает, что «"Еврейское колонизационное общество" было первым крупным покупателем земли». Это не только стирает принципиальную разницу между «колонизацией» и «колониализмом», но игнорирует исторический контекст терминов и то, как они использовались на протяжении многих лет.

    Колония «Амана», например, состоит из семи деревень амишей в Айове, основанных в 1856 году пиетистами, бежавшими в Америку от преследований, которым они подвергались в Германии. Колония «Оберлин», давшая название и колледжу, и городу, основанному в 1833 году, была заложена пресвитерианами, стремившимися создать утопическое сообщество «избранных, освященных душ»; на территории Америки было создано более 60 «колоний художников», а беглые рабы основали колонию в Канаде.

    «Еврейское колонизационное общество», основанное в 1890-х годах в ответ на погромы в России, имеет не больше связи с имперским колониализмом, чем все перечисленные выше колонии. Для того чтобы привести политический аргумент, профессор Альфф выделила одно слово, которое на самом деле в этом контексте означает «убежище», а не форпост.

    Слово профессору Альфф. В мае этого года группа под названием «Ученые за свободу Палестины» опубликовала «Открытое письмо и призыв к действию», в котором неоднократно называла Израиль «государством поселенческого колониализма», выступала за «деколонизацию» и одобряла бойкот израильских академических учреждений.

    Подписавшие документ, включая профессора Альфф, заявили, что «проведение исследований о Палестине или о палестинцах без четкой политической позиции более неприемлемо».

    В одной статье невозможно окончательно решить вопрос об обоснованности модели поселенческого колониализма. Мы считаем, что мы правы, как и многочисленные ученые, которые согласны с нами. Важным моментом, однако, является то, что существуют политизированные аргументы, которые не должны быть представлены в качестве простой констатации факта.

    Политическая ангажированность профессора Альфф несомненно распространяется на ее ничем не обоснованное описание сионизма в The Conversation, вполне совпадающее с заявлениями в «Открытом письме и призыве к действию». Газеты не просто так выделяют мнения в специальный раздел, но редакторы The Conversation, к сожалению, так и не поняли, что в их платформу, основанную на фактах, контрабандой протащили идеологию.

    Вот так, посредством искажения терминов, шаг за шагом внедряются ложные определения и характеристики, и это дурной прецедент для освещения Ближнего Востока американской журналистикой в будущем.

    Стивен Любет, Джонатан Заслофф, «ХаАрец», М.Р. Фото: Моти Мильрод.

    Стивен Любет – профессор Северо-Западного университета, Джонатан Заслофф – раввин и профессор права Калифорнийского университета˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend