Главный » История » Действительно ли «испанка» способствовала подъему нацизма?

Действительно ли «испанка» способствовала подъему нацизма?

В наделавшем шуму исследовании, в котором экономическая разруха, вызванная пандемией "испанки", увязывается с подъемом нацистской партии, предполагается, что вспышка коронавируса может привести к очередной вспышке политического экстремизма, особенно в США. Но специалист по истории Германии ставит под сомнение выводы автора статьи и, отмечая в ней множество несообразностей, называет ее «откровенной халтурой».

В исследовании, опубликованном 4 мая в Wall Street Journal экономистом Федерального резервного банка (ФРБ) Кристианом Бликлом, анализируются последствия эпидемии "испанки", унесшей с 1918 по 1920 годы жизни около 50 миллионов человек во всем мире.

Основываясь на данных немецких городов, Бликл  в своей статье утверждает, что «смертность от гриппа в 1918 году коррелирует с увеличением доли голосов, завоеванных правыми экстремистами, такими как Национал-социалистическая рабочая партия», на выборах в Германии в 1932 и 1933 годах, которые привели к избранию Адольфа Гитлера на пост канцлера.

Бликл пишет, что массовая смерть от испанки «вызвала ненависть по отношению к иностранцам», что со временем привело к усилению поддержки расистских и ксенофобских партий. На эти настроения, пишет он, «повлияла безработица, сокращение расходов муницпалитетов, демографические изменения, вызванные Первой мировой войной, и смертность от гриппа».

Его доводы бьют по больному месту, поскольку и в США, и ​​Европе растут опасения долгосрочных политических последствий пандемии коронавируса и вызванной им во всем мире экономической разрухи, со стремительным ростом безработицы, достигающей до рекордного уровня. В США уже есть признаки того, что экстремистские политические группы используют пандемию для укрепления своих позиций, а в протестах против режима блокирования начнают звучать антисемитские и нацистские мотивы.

Но Томас Вебер, профессор истории и международных отношений в Университете Абердина, автор многочисленных книг по истории Германии и в частности о подъеме нацизма, настроен по отношению к теории Бликла скептически: «Если обратиться к доказательствам, выясняется, что никакой причинно-следственной связи между пандемией и политическим экстремизмом не существует».

Вебер, перу которого принадлежат книги «Первая война Гитлера» (2010) и «Становление Гитлера: формирование нацизма» (2017), говорит, что «очень удивлен» выводами, которые сделаны под эгидой столь солидного учреждения, как ФРБ.

По мнению Вебера, причиной политических преобразований, которые привели к росту нацистской идеологии, явились смерть и разрушения, принесенные Первой мировой войной, равно как и ее экономические последствия и крах Веймарской республики; ничто не указывает на то, что коллективная травма, причиеннная пандемией, имела к этому какое-либо отношение.

Вебер говорит, что Гитлер никогда не связывал присущий ему антисемизм с "испанкой". Ученый выяснил, что «никто в послевоенной Германии не обвинял евреев во вспышке испанки». В то время как в Средневековье «черная смерть» и подобные эпидемии приводили в Европе к росту антисемитизма, после 1800 года, говорит Вебер, подобное происходило значительно реже.

Внимательное изучение работ нацистов, в том числе сочинений самого Гитлера и таких деятелей, как Иозеф Геббельс, показало, что болезнь «не стала элементом политических дискуссий», и не вошла «в коллективную память».

Подлинная причина?

В своем исследовании Бликл анализирует связь между уровнем муниципальных расходов и экстремистскими настроениями избирателей в годы между вспышкой "испанки" и подготовкой к парламентским выборам в 1933 году. Он обнаружил, что «в районах, где вследствие гриппа произошло относительное сокращение численности населения, расходы на душу населения были меньше и в следующем десятилетии». В этих местах, по его словам, произошел более значительный сдвиг в сторону экстремизма, чем в остальной части страны.

«Похоже, что Бликл утверждает, будто пандемия имела скрытое влияние на политические события», говорит Вебер, который называет статью «попыткой продемонстрировать связь между уровнем смертности от "испанки" в немецких городах и тенденцией голосовать за нацистов. Но колебания очень малы - особенно если сравнивать число умерших от "испанки" с огромными человеческими потерями в Первой мировой войне».

«Именно смерть более 1,7 миллиона немцев в Первой мировой войне радикально изменила демографию немецких городов», - говорит Вебер, а не 287 тысяч, унесенные эпидемией гриппа.

По его мнению, корреляция между экономическими тяготами в период после пандемии "испанки" и их влиянием на политическую жизнь Германии, на которую указывает в своей статье Бликл, является результатом того же основного фактора; причинно-следственной связи между ними нет.

«Речь идет о бедных городах, которые боролись со вспышкой гриппа, где уровень смертности был очень высоким», - говорит Вебер. Бедность лишь усугубила их трудности, «после войны и пандемии они были вынуждены сократить государственные расходы, потому что не могли позволить себе прежние траты, и это привело к тому, что больше людей проголосовало за экстремистов. Да, корреляция наблюдается, но, похоже, все исходит из одного – из бедности, а не ведет одно к другому».

Вебер говорит, что в своих прошлых исследованиях он пытался выяснить, повлияла ли эпидемия "испанки" на радикализацию Германии, для чего он обратился к анализу происходившего в тот же период в странах, которые не были втянуты в Первую мировую войну. «Мне не удалось обнаружить цифры, которые указывали бы на корреляцию между высоким уровнем смертности от гриппа и радикализацией в последующее десятилетие», - отмечает он.

Вебер не одинок в своей критике статьи Бликла. Хелен Буйниски, обозреватель российского проправительственного  новостного сайта RT, пишет, что, публикуя «исторические ревизионистские» исследования, ФРБ «возможно, пытается освободить себя от ответственности за последствия своей катастрофической политики.

Если банк обеспокоен тем, что его политика может привести к появлению нового Гитлера, то вместо того, чтобы пытаться переписать историю и тем самым освободить финансовый сектор от ответственности за возможное возникновение гиперинфляции, ему следует избегать повторения ошибок послевоенной Германии», пишет Буйниски.

Эллисон Каплан-Соммер, «ХаАрец», М.Р. На фото: больные "испанкой" в США. Фото: Otis Historical Archives, National Museum of Health and Medicine, Wikimedia commons, CC BY 2.0

 

Реклама

Шопинг

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend