Даже не Барак: в чем ошибаются советники Ганца

Пытаясь слепить из своего клиента нового солдата № 1, политтехнологи затеяли грязную игру

Когда у человека за душой нет ничего, кроме фиги в кармане, а ему хочется убедить всех в обратном, у него есть две возможности. Продемонстрировать публично эту фигу, доказывая, что она и есть именно то, что всем необходимо. Либо заявить, что его фига – самая лучшая, самая эффективная и ни у кого такой больше нет. В результате, понятно, он с фигой и останется. Потому что иных вариантов быть не может.

Это примерно то, что и пытается перед выборами проделать Бени Ганц. В связи с тем, что ничего внятного он предложить не может, собственных идей не имеет, а все прошлые попытки очернить главного политического конкурента лишь вызывают смех (вроде того, что Биби подозрительно хорошо говорит по-английски), экс-начальник генштаба пытается затянуть его на площадку, где чувствует себя, как ему представляется, наиболее комфортно.

Такая площадка у отставного генерала Ганца, который ни в ораторском искусстве не преуспел (косноязычен, что делать), ни в политике не смыслит, ни в экономике, есть только одна – армейское прошлое. Вероятно его советники, которые ранее почти полным составом работали с Аводой, решили вспомнить про «солдата № 1» и слепить нечто похожее из Ганца. Но проблема в том, что Эхуд Барак — при всех его идеологических заблуждениях и политических провалах (что подтверждает, кстати, опасность вхождения во власть экс-генералов), был на самом деле был заслуженным воякой, за плечами которого десятки дерзких операций и пройденных войн.

А что Ганц? Где он и где солдат № 1. Какими особыми заслугами он может похвастать и что предъявить. Есть ли у него в послужном списке что-то хотя близкое к операции освобождения заложников в самолете «Сабена» (хотя об этом лучше не упоминать, ведь там, кроме Барака, был и Нетаниягу)?

Будь Ганц помудрее или хотя бы поопытнее, он был не стал затевать столь рискованного мероприятия. Но, похоже, других вариантов у него просто нет. Атаковать Нетаниягу за провалы в экономике, когда уровень безработицы в стране находится на историческом минимуме, национальная валюта сильна, как никогда, а внешний долг – самый низкий за весь период существования Израиля, — бесперспективно. Что-то предъявлять за неудачи во внешней политике, когда отношения с США находятся на наивысшем подъеме, когда устанавливаются исторические контакты с арабским миром, а число голосующих в поддержку Израиля в ООН и других международных организациях достигло максимума, — вряд ли уместно.

Противопоставить что-то политике сдерживания Ирана, когда тот же Ганц совсем недавно на Мюнхенской конференции по безопасности однозначно дал понять, что Нетаниягу справляется с эти лучше всех? Или попытаться что-то сказать по поводу «мирного процесса», который окончательно утопили сами палестинцы? Ганцу тут сказать просто нечего. Поэтому отставной генерал-лейтенат и решил помериться с майором запаса Нетаниягу боевым прошлым.

Сделать Ганц это мог, как было сказано в самом начале, двумя путями. Либо рассказать о своих небывалых заслугах. Либо попытаться доказать, что у Нетаниягу таковых нет. Экс-генерал избрал второй путь, потому что особых собственных заслуг у него не обнаружилось (если не считать, конечно, таковыми очень сомнительные итоги операции «Нерушимая скала»).

Так в чем же конкретно упрекает Ганц Нетаниягу? И насколько обоснованно?

«Когда я лежал в окопах в грязи со своими солдатами, ты уехал из Израиля, чтобы учить английский и практиковаться на вечеринках с коктейлем», — сказал Ганц в своей первой публичной речи, после чего еще несколько раз вернулся к этому тезису в различных выступлениях и пропагандистских роликах.

Звучит, возможно, эта фраза бойко, но вот только никак не соотносится с действительностью. Во-первых, Биньямин Нетаниягу не уезжал из Израиля, чтобы практиковать английский: в США был командирован его отец, а, соответственно, семья какое-то время жила в Штатах. Во-вторых, когда Биньямин Нетаниягу в 1967 году вернулся в Израиль, чтобы начать службу в ЦАХАЛе, Бени Ганцу было всего 8 лет отроду. И если он мог где-то «лежать в грязи с солдатами», то только в песочнице, играя в казаки-разбойники с такими же карапузами.

«Пока я готовил поколения солдат и офицеров, ты брал уроки в Нью-Йорке», — продолжил Ганц, вероятно намекая на учебу Биньямина Нетаниягу в престижном Массачусетском технологическом институте (MIT), куда он поступил по завершении срочной службы в ЦАХАЛе, в рамках которой участвовал в Войне на истощение и других боевых операциях, был ранен и отмечен за мужество.

Было это в 1972 году, когда Ганцу едва исполнилось 13. И пока он в столь нежной возрасте «готовил поколения солдат и офицеров», Нетаниягу прервал обучение, чтобы принять участие в войне Судного дня, попал в переделку в бою у Суэцкого канала, которая едва не стоила ему жизни.

Ганц ставит в упрек Нетаниягу и то, что тот, пока он сам участвовал в боевых операциях, шлялся по телестудиям. Если это намек на тот период, когда Нетаниягу, закончив все-таки образование после «перерыва» на войну, начал работать в Штатах, то следует пояснить, что в 1978 году он прервал успешную карьеру и вернулся в Израиль, где прошел офицерскую подготовку и начал службу в элитном спецназе.

А что Ганц? В это время он только получил повестку в ЦАХАЛ…

Трудно сказать, держит ли Ганц народ Израиля за идиотов, или же сам не способен оперировать фактами. В данном случае выглядит так, что он в своем безудержном стремлении власти не уважает не только своего политического соперника, но и всех нас, выставляя демонстративно кукиш на всеобщее обозрение.


*На правах рекламы. Текст и иллюстрация предоставлены PR-агентством


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend