Понедельник 26.10.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    tora relig 383826 emil salman

    Даже если Биби уйдет, они останутся

    Есть достаточно причин, чтобы гневаться на премьер-министра Биньямина Нетаниягу по поводу управления корона-кризисом и его ответственности за поведение части ультраортодоксального общества в этом кризисе. История рассудит, и у нас будет достаточно времени, чтобы изучить его решения и их влияние на израильское общество и экономику.

    Однако, несмотря на критику, трудно утверждать, что другой политик вел бы себя иначе, чем он, в отношениях с ультраортодоксальным сектором. Это - особый сектор, который отличается от общества в целом в вопросах образования, работы и военной службы. Корона-кризис также показал, насколько глубоко он укоренен в своих общинных привычках – йешивы, свадьбы, синагоги, различные торжества и массовые церемонии и, конечно же, переполненные жилища.

    Этот сектор отличается от общества в целом еще и источниками авторитета. Раввин Каневский или гурский ребе более важны для него, чем премьер-министр и правительственные учреждения. Поэтому, даже если Нетаниягу внезапно исчезнет из нашей жизни, ни одна из проблем, связанных с поведением ультраортодоксального сообщества, не исчезнет. Они не побегут изучать общеобразовательные предметы, не будут стоять в длинных очередях на призыв в армию, не откажутся от стипендий йешиботникам или традиционного разделения на женщин-кормильцев семьи и мужчин, которые учат Тору.

    Речь идет о культуре поведения и глубоко укоренившихся явлениях, которые создавались десятилетиями. Нетаниягу, максимум, способствовал их усилению, и, вероятно, любой другой политик вел бы себя более-менее так же, а если нет – вероятно, он не был бы премьер-министром.

    Действительно, в израильской политике есть два подхода к ультраортодоксальному сообществу. Первый – подход Яира Лапида, который призывает их служить в армии, изучать базовые предметы в школах, интегрироваться на рынке труда. Второй подход – Нетаниягу, который думает, что Лапид прав, но не заинтересован в противостоянии ультраортодоксальному обществу, поэтому плывет по течению со всем вытекающим отсюда безумием.

    Лапид не сможет сформировать правительство, потому что ультраортодоксы ему не позволят, и Нетаниягу не может управлять корона-кризисом по той же причине. Везде, где мировоззрение Нетаниягу противоречит мировоззрению ультраортодоксов, они победят. Поэтому он прекратил борьбу за закон о призыве, увеличил льготы и бюджеты для ультраортодоксов и проявил слабость в управлении корона-кризисом во всем, что связано с ультраортодоксальным сектором.

    Это печально, потому что Нетаниягу на самом деле имеет положительный опыт в отношениях с ультраортодоксами: когда он занимал пост министра финансов в 2003 году, он изменил систему пособий, ударив по чувствительному месту ультраортодоксального сектора – пособиям на детей – и столкнулся с мощными демонстрациями против себя. Он также заплатил электоральную цену, когда возглавляемый им «Ликуд» получил всего 12 мест на выборах 2006 года.

    Это были дни, когда Нетаниягу поступал правильно. Тогда он не был циничным политиком, который капитулирует перед ультраортодоксами и опирается на них, чтобы сохранить свою власть.

    Управляющий Банка Израиля, профессор Амир Ярон заявил на этой неделе в ходе одной из дискуссий, что с экономической точки зрения преодоление корона-кризиса будет осуществляться в три этапа: 1. Обуздание эпидемии и удовлетворение социальных потребностей – пособия по безработице, субсидии и ссуды; 2. Построение двигателей роста экономики с момента, когда эпидемия взята под контроль; 3. Построение системы мер по возвращению экономических параметров к до-кризисному уровню – снижение дефицита и отношения долга к ВВП.

    Как это сделать? Повышение налогов, отмена существующих налоговых льгот и сокращение государственных расходов и услуг населению. До третьего этапа еще далеко. Однако то, что происходит в данный момент, то, как правительство справляется с кризисом, уклонение от дифференцированных решений, таких как закрытие только «красных» городов, поляризация в обществе и отсутствие социальной солидарности, могут довести израильское общество до критического положения еще до того, как мы доберемся до третьего этапа.

    Это будет тот этап, на котором израильское общество должно будет начать платить по счетам – финансировать затраты на борьбу с «короной», которые на данном этапе составляют около 150 млрд шекелей, плюс потерю ВВП примерно в таком же объеме. Это будет болезненный этап, на котором усугубятся все дилеммы, возникшие в результате корона-кризиса в отношении вызовов ультраортодоксального общества. Верхние децили в Израиле будут платить гораздо больше налогов, нижние – получать гораздо меньше услуг, и сомнительно, что здесь останется кто-то довольный ситуацией.

    И так не очень щедрая политика соцобеспечения в Израиле находится под угрозой не только из-за бюджетных ограничений, но из-за огромного разрыва в израильском обществе. Об ультраортодоксальном обществе можно сказать многое, но ясно одно – оно ревностно относится к своим лидерам, привычкам и культуре. Оно настаивает на сохранении своего образа жизни, даже если он связан с бедностью, перенаселенностью и опасностями для здоровья.

    Если бы это была небольшая, не растущая община, израильское общество могло бы с этим справиться. Но ситуация обратная: это наиболее растущая  общины, а также такая, которое максимизирует свою политическую силу. Ее демография непобедима. Таким образом, политический, экономический и социальный вопрос, который встанет перед Израилем, заключается в том, может ли он, и в какой степени он заинтересован финансировать образ жизни быстрорастущего сектора, который не может сам себя прокормить.

    Поможет ли диалог с крошечными достижениями, который создавал ощущение прогресса? Это тот подход, который преобладает в последнее десятилетие. Время от времени на нас производили впечатление рост доли ультраортодоксальных мужчин на рынке труда, небольшое увеличение данных о призыве в армию. Мы цеплялись за эти нано-достижения, потому что хотели думать, что ультраортодоксы хоть и медленно, но интегрируются в израильское общество. Но затем наступил корона-кризис, который показал, что ультраортодоксальное общество не сотрудничает с государством.

    Означает ли это, что следует использовать жесткий подход – принудительная мобилизация в армию, обязательное преподавание базовых предметов и т. д.? Это не сработает. Ни одно правительство не пойдет на прямую жесткую  конфронтацию в попытке менять образ жизни ультраортодоксального сектора.

    Третий вариант – экономический. Создание набора стимулов, кнут и пряник, которые соединят ультраортодоксальный сектор с государством. Это означает - меньше пособий, социальных бюджетов и финансирования для учащихся йешив и больше стимулов для работы и военной службы. Кто не дает – не получает. Кто не участвует – не будет в игре.

    Это возможно только в том случае, если ультраортодоксальные партии останутся вне коалиции. К их счастью, пока Нетаниягу является премьер-министром, раскол в остальном израильском  обществе гарантирует им выгодное место за столом правительства со всеми преимуществами. Пока ситуация не взорвется.

     Сами Перец, TheMarker, И.Н. Фотоиллюстрация: Эмиль Сальман˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend